Дазайнические инструменты

В научной терминологии Альянса дазайн - это аспект настоящести объекта или явления, один из главнейших онтоматических параметров, от которого зависит, насколько они иллюзорны как сами по себе, так и относительно окружения. Вещи с заметно большей степенью реальности обладают иммунитетом к менее действительным, и им значительно проще проецироваться на вышележащие синреалогические уровни, хотя пользоваться такими возможностями вовсе не обязательно, но при этом они также теряют гибкость, например свойство суперпозиции. Здесь нет идеальных значений, всё зависит от конкретной ситуации, а чтобы изучать и контролировать их, был придуман ряд особых инструментов.

Всё началось со случайности. Первые алфизические излучатели взламывали исходный код реальности, пропуская свет через особые линзы и собирая из фотонов специальные программы, а чтобы ответный сигнал дошёл до физического яруса, придавали им больше настоящести с помощью дополнительных стабилизирующих алгоритмов, подобранных методом тыка. О дазайне тогда знал только Первый Стратег, однако при длительном применении одной и той же аппаратуры она сама становилась более действительной, заметно меняя образ взаимодействия с окружающим миром. Научный прогресс принёс некоторые теории, пересекающиеся с данным феноменом, и позже на их основе возникла дазайнология, позволяющая целенаправленно создавать такие механизмы. Длились эти работы, впрочем, далеко не один год, и в процессе учёные, наблюдая за поведением различных технологий, создали несколько вполне надёжных методик для работы с подобными явлениями.

Прежде всего, величину реальности следовало измерить и вообще научиться надёжно фиксировать. Сделать это, не зная природы явления хотя бы в общих чертах, можно было только методом проб и ошибок, но полученные результаты давали опору новым идеям. Таким образом был разработан дазайнометр, аксиматический компьютер особой конструкции, одна из сложнейших вычислительных машин за всю историю организации. Это чрезвычайно популярное устройство, также известное как счётчик Хайдеггера, существует в десятках вариаций и вначале было довольно громоздким, однако сейчас представляет собой небольшую коробочку с простым управлением. Онтоматическая программа дазайнометра включает специальные квазиразумные алгоритмы, которые определяют, на что направлен его передний конец и какой объект имеет в виду пользователь, причём обходится вообще без сенсоров. Реальность цели отображается в верхней половине экрана, а под ней указывается степень действительности точки, где находится центральный узел этого прибора. При нажатии на его единственную кнопку эти числа начинают заменяться актуальными и снова замирают, если она отпущена. Кроме того, при повороте по часовой стрелке такая кнопка остаётся зажатой, а против, соответственно, отпускается, что легко сделать, например, движением большого пальца или сразу всей ладони.

На его основе был разработан дазайноскоп, способный определять действительность объекта гораздо точнее, чем это умеет дазайнометр, и не только вблизи себя. Это фантастически сложный аппарат, и настолько громоздкий, что его приходится монтировать на транспорте хотя бы лёгкого, а лучше среднего класса. У него есть ещё более мощные профессиональные модификации со встроенными мегалоскопами и даже оборудованием для межмировой навигации, однако габариты этих инструментов возрастают многократно, бывают даже недвижимые версии.

Если же видеть какой-то один объект недостаточно, на помощь приходит дазайнограф, механизм для картографирования местности, который показывает степень настоящести каждого элемента своего окружения разными цветами, где зелёный означает норму, красный - пониженные значения, а фиолетовый, соответственно, повышенные. Самый маленький вариант такого прибора имеет размеры тяжёлого рюкзака и радиус действия около ста метров, различая параметры в промежутке от -15 до 15 бар. Наиболее совершенные же варианты, с мегалоскопическими и другими модулями, теоретически должны кратографировать всю Галактику в промежутке от -500 до 1000 бар, хотя такие значения пока что нигде не наблюдались, а настолько обширные области обзора были невостребованы. Есть и комбинированные модели, наблюдающие сразу несколько ярусов синреальности, каждый из которых показывается отдельно, однако ими очень тяжело пользоваться без долгой подготовки.

Иногда нужно знать, сколько бар необходимо теаматическим уравнениям, которые уже начали разворачиваться, для реализации эффекта, а дазайнограф этого не умеет. Тогда вместо него, а порой и вместе с ним, применяют теаматограф, он же метасканер Муо-Тайта, сложнейший компьютер, который интерпретирует активные уравнения, висящие в числовой структуре указанной области, как цветные формы, растянутые по затрагиваемому ими пространству. Эта система тоже нередко дополняется усилителями, а некоторые её варианты могут визуализировать даже простые аксиматические конструкции вроде аксиформ и мировых формул, хотя подходят к вероятному пределу возможностей техники.

Научившись измерять дазайн, Альянс начал разработку систем для управления им. Первыми были генераторы сверхреальности, способные значительно повышать реальность объекта, чтобы защитить его, усилить аномальное свойство, воплотить сон и делать многое другое. Затем появились генераторы иллюзорности, соответственно снижающие этот параметр, например для дезингенионного эффекта, облегчения работы по преобразованию цели или даже её полного уничтожения естественными флуктуациями. Принцип их действия довольно прост, нужно лишь придать какой-то идее или определённому квантовому состоянию больше достоверности, а это чистая эмматика, иногда вообще математика.

Позже был изобретён универсальный регулятор дазайна, который может как уменьшать, так и увеличивать уровень бар. Чтобы такой прибор не был настолько громоздким и сложным, его через обруч или иной интерфейс подключают к пользователю, который способен обрабатывать алгоритмы, по определению недоступные простым неразумным компьютерам. Среди прочего, в экзоскелеты часто встраивают специальные модули УРАНТ именно с таким управлением, что заодно позволяет намного точнее устанавливать требуемые значения настоящести, менять их по воле оператора и одновременно отслеживать, не глядя на экран. Причём подобные аппараты умеют не только менять реальность цели на постоянной основе, но также автоматически стабилизировать эту величину вокруг себя или в указанном месте произвольной формы, хотя для последнего необходимы дополнения, вписывающие особые аксиматические формулы непосредственно внутрь затронутых частей бытия.

И, конечно же, всё это также можно проделывать сверхсилами каждого известного типа. В сущности, практически все аномальные эффекты используют те же самые методики как обязательный побочный механизм, без которого их влияние окажется слишком слабым. Многие виды магии базируются на составлении наиболее правдоподобных идей-программ, в которые может поверить объективная реальность, сделав их частью своего облика, или снижении требований самого мира к подобной достоверности мысленных образов, дабы он охотнее подвергался малореальным изменениям. Есть, однако, и такие силы, которые регулируют уровень бар именно для того, чтобы цель стала сверхреальной или иллюзорной, а вовсе не стремясь расчистить дорогу каким-то иным системам. Но найти в аурах или кауформах то, что предназначается исключительно для этого, не удалось, поскольку детали таких механизмов играют собственные важные роли, объединяясь скорее случайно.

Научный прогресс принёс Альянсу множество открытий, которые теоретически должны помочь лучше управлять дазайном, сделать машины компактнее, эффективнее, и дать им пока недостижимые возможности. Эти технологии хороши и сейчас, но слишком своеобразны, чтобы их можно было очень широко применять. Однако польза от них велика, особенно когда дело касается того, что прямо связано с настоящестью.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License