Диагемика

Приветствую собравшихся! Наука диагемика мало относится к науке арканалистике, потому лекцию о ней веду я, Гирам Новералл. Предмет сложный и более интуитивный, а не расчётный, потому на первый раз грузить вас формулами кажется нехорошо. Обойдёмся в первый раз показом технологий и той части мира, что спрятана совсем рядом. А, прошу извинить акцент, переводчик долго понимает мой родной язык.

Коллега Месмеран показывал вам вещи, которые можно найти за пределами объёма. Но даже прямо здесь, и на моём месте, и на вашем, есть целые вселенные! Просто мы с ними не ощущаем взаимного присутствия. В одном месте координатной сети могут лежать миллионы миров. Они как газы воздуха, проникают сквозь чужие молекулы, только в диагемике не бывает ветра. Но есть что-то похожее на химию!

Всё наполнение самостоятельного мира имеет общее свойство, которое мы называем спектральный заряд. Это мельчайшее явление самых простых частичек, из которых состоит материя, энергия и всё остальное. На носитель заряда определённого цвета может действовать только такой же точно цвет, другие оттенки могут пройти мимо и абсолютно не заметить! Так бывает даже с пространством, и наука дисторционика может без страха менять его, не трогая соседние. А мы, диагемики, научились менять цвет места не только у себя, но также в невидимых паравселенных. Ещё знайте, что такой оттенок - не то, что видят глаза, это наше условное обозначение для прощего понимания. И никогда не путайте его с цветным зарядом кварков и глюонов, это совсем другое! Спектральный заряд чем-то похож на электромагнитность, если считать плюс и минус чёрным и белым, а кварки с дробным зарядом - серыми. Конечно, яркость и цветность вызваны разными явлениями, но и здесь то же самое! Палитра независимых вселенных почти бесконечная, науке диагемике пришлось брать даже очень похожие оттенки.

Эта машина называется энсоматрон, ощутитель. Он маленький потому, что для показа. Сейчас его режим настроен на цвет заряда нашего мира. В этой колбе компьютер точно знает каждую частицу, а с помощью прозрачных лучей видит в нужном тоне. На большой экран я вывел взгляд поисковой системы. Я задаю другой цвет, и на экране появляется вид чужого мира! Но здесь только кусочек, который имеет такие же координаты, что и колба энсоматрона. Кажется, здесь нет Земли, только космос. У меня в блоке памяти записан хороший безопасный спектр с наполнением. Сейчас я скажу его машине… Вот! Эти камни уже находятся внутри колбы, но мы не можем их увидеть или взять. Зато это умеет энсоматрон! Я убираю из колбы воздух, ставлю перекрашивание, и сложные лучи меняют выбранный цвет на наш. Минута, и теперь в колбе явились те самые камни. Только знайте, что пока они есть у нас, в их паравселенной получилась ямка, куда упали песчинки и проник воздух, потому что вместе с камнями мы захватили часть атмосферы. В тот момент, когда взятое вернётся обратно, часть молекул окажется сильно сжатой, и в земле останется граница в форме колбы. Смотрите, три камня разрезаны, такими они будут навсегда, если их не склеить другим способом. Теперь я хочу вернуть взятое на место. Машине всё равно, для неё каждый мир равнозначен, потому я просто меняю оба цвета местами и отправляю камни в их родную вселенную. Так это делается. Я мог убрать один предмет из колбы или добавить туда свой, тогда в параллельном мире объектов стало бы меньше или больше. Перекрашивание иногда бывает неустойчиво, если цвета очень похожи.

Без хорошего и точного энсоматрона нельзя попасть в выбранный мир. Иногда даже в природе бывают случайные перекрашивания, когда чужой предмет попадает в другой мир, но это слишком непредсказуемо. Когда мы хотели отправить зонд, нам пришлось ставить на него полноценную машину. У неё была очень маленькая колба в форме шара, чтобы передавать сигналы достаточно часто. Как правило, колбы делаются в форме цилиндра, иногда бывают прямоугольные разных пропорций. Есть даже такие, которые в виде листа, они ловят свет из других миров, чтобы мы могли видеть их далеко. Но это бывает очень, очень опасно. Сейчас я покажу на экране, что может произойти.

Как вам должно быть известно, универсальная координатная сеть относительна. Пространство легко меняется, потому совсем одинаковые обозначения мест могут быть очень разными в каждой вселенной. Например, если мы нашли мир, который сильно сжат, в колбе проявится огромный кусок чужого мира или даже вся реальность целиком. Но энсоматрон не сможет переместить её сразу, слишком большие задачи даже для лучшей техники. Внутри энергетических ячеек работает такая система - вселенная без пространства одинаково доступна в любых координатах иного мира, надо только взять из неё кусочек и переделать на то, что мы хотим. Бывает наоборот, параллельный мир слишком растянут, и в колбу попадают мельчайшие крошки. Но это не всё! Другие вселенные имеют своё время, свои законы физики и вообще что угодно. Там можно найти вещи, которым не рад даже Альянс. Мы знаем разные способы проследить поисковые лучи энсоматрона, потому внутри каждой машины есть несколько переходных деталей. Ещё есть методы, чтобы совсем запретить изменение цвета в нужном месте.

Процесс перекрашивания нужен в основном для получения бесконечных ресурсов, без него Альянс не мог бы и малой доли того, что делает каждый день. Наука алфизика пока не может заменить природные источники, где бы они ни лежали. Ещё это замечательный способ узнавать новое - в других вселенных неизвестного очень много, почти всё. А ещё спектральные миры интересно связаны с наукой темпоралогией и её представлением дельта-потока. На этом я заканчиваю лекцию и приглашаю всех в лабораторию. Там есть большой энсоматрон и библиотека с большими описаниями многих необычных миров! Сегодня там нет важной работы, только слежение, и мои коллеги учёные всё вам покажут.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License