Экзокортекс

Стремительно растущие нагрузки на мозг и явное приближение технологической сингулярности были одними из главных проблем ранней истории Альянса. Хотя компьютеры поспевали за ходом прогресса, человек уже переставал с ним справляться. Решением стали особые вычислительные устройства, которые объединялись с живым разумом и играли роль различных отделов мозга, в том числе совершенно новых, принимая на себя основную часть обработки информации. Полное замещение мозга было сочтено нецелесообразным, поскольку тогда его строение ещё не было изучено до конца, а затем успешное развитие экзокортекса сделало такую модификацию ненужной - за исключением тех ситуаций, когда из-за болезни или травмы головы иного выбора не оставалось. Нередко расширенное сознание могло справиться с аномалиями, сводившими с ума обычный разум, что также было учтено при дальнейшем совершенствовании этих машин.

Технологии экзокортекса постоянно развиваются. Самые первые его образцы были не более, чем вживлёнными в тело переходниками между человеком и компьютером. Нейроинтерфейс поначалу выглядел перспективным направлением, однако со временем всё больше проявлялась природная хаотичность мыслей и особенно подсознания, мешавшая работе и иногда даже создававшая опасные ситуации. Для компенсации случайных ошибок были разработаны нейрочипы, ставшие прототипами практически всей современной аппаратуры. Их задачей был перехват определённых сигналов внутри самого мозга и более точная их обработка. Вскоре наука шагнула дальше, и появились полноценные аналоги тех или иных частей мозга - поначалу размером с чемодан, но быстро ставшие компактными и гораздо более эффективными. Одновременно с этим при помощи хирургии и меметики модифицировался и сам орган мышления, дабы лучше приспособиться к симбиозу с компьютерами и не испытывать негативных побочных эффектов. Импланты всё сильнее проигрывали внешним устройствам, став лишь посредником между мозгом и независимым экзокортексом, а затем и вовсе потеряв смысл - изобретение когнисхемы дало возможность обмениваться сигналами без сращивания компьютера и нейронов, ограничившись контактом специального устройства с телом и подключением остальных через него.

Современный вариант когнисхемы - обруч. Он имеет вид тонкой металлической полосы шириной около двух сантиметров, замкнутой кольцом и имеющей крепления для модулей экзокортекса. Обруч надевается на голову, одновременно защищая от ударов. Последние версии даже оснащены слабыми конденсаторами вынужденного движения, спасающими от сотрясений. Для существ, чья анатомия слишком отличается от человеческой или чей мозг расположен не в голове, созданы аналогичные системы. Ранние варианты обручей приходилось подгонять по форме индивидуально или делать их из нескольких подвижных частей, но сейчас они создаются по одному образцу, принимая максимально удобный вид автоматически - при помощи алфизической настройки, обнаруженной у 005 и ряда других аномальных объектов. Внутри обруча есть несколько неизменяемых областей, в которых размещены все его механизмы. Он является частью стандартной экипировки сотрудника.

Headband.jpg

Основными компонентами экзокортекса являются так называемые модули - специализированные компьютеры, расширяющие умственные возможности пользователя определённым образом. Как правило, они выглядят, как небольшие пластинки, способные надёжно крепиться к обручу, не мешая повседневным делам, но некоторые варианты не предназначены для этого и потому имеют другой вид. Внутри корпуса располагается мощный, узкоспециализированный айтиматериальный компьютер и устройство, похожее на теленекс, с помощью которого налаживается связь модуля с обручем. В некоторых случаях там же размещается небольшой источник питания в виде кусочка металла с аурой излучения энергии. Все модули проектируются так, что их работа возможна только при наличии разумного оператора, и полноценный искусственный мозг из них не создать. Протезы каких-либо участков мозга не считаются экзокортексом, хотя устроены практически так же.

Несмотря на то, что все варианты модулей так или иначе прибавляют к мозгу новые отделы, они чётко делятся по даруемым возможностям.

Дублёры - наиболее примитивные модули, которые функционально не отличаются от обычных отделов мозга, но, как правило, гораздо более эффективны. Они помогают снизить нагрузку на нейроны, а также используются для протезирования и для изучения отдельных особенностей восприятия. Дублёры дают устойчивость ко многим мемагентам, блокируя опасные реакции, однако имеют явную уязвимость перед другими.

Расширители - самые распространённые и многочисленные устройства. Они дают мозгу принципиально новые способности - от восприятия нестандартных сигналов вроде цветов вне видимого спектра до эмуляции требуемых свойств мышления. Многие из этих модулей снабжены определёнными внешними сенсорами или системами диагностики. Некоторые расширители помогают работе остальных частей экзокортекса.

Нейрофреймы - один из вариантов расширителей. С их помощью оператор может управлять предназначенными для этого устройствами так же легко, как и собственным телом. Они являются дальнейшим развитием нейрокомпьютерного интерфейса и отличаются от прочих модулей тем, что почти не усиливают мозг - нейрофреймы работают лишь как драйвера и порты для подключения. К ним, в общем, относится и обруч.

Мнемографы - в основном блоки памяти - управляют воспоминаниями. Они могут хранить их параллельно с самим мозгом, быстро искать и в точности воспроизводить любую информацию, стирать ненужное и упорядочивать важное. Одновременно с этим мнемографы стимулируют память пользователя, в том числе умение забывать. Блоки памяти совмещают все эти функции и являются необходимой частью экипировки.

Адаптаторы - например, универсальный переводчик, недавно ставший обязательным модулем - преобразуют поступающую информацию в более привычный вид, автоматически корректируют работу экзокортекса и позволяют быстро переводить один вид данных в другой, включая создание мысленного образа по описанию или помощь в формулировке слишком сложной идеи устно, с помощью рисунка или как-то иначе.

При комбинировании модулей следует учитывать возможные несовместимости. Для каждой специальности разработаны стабильные сборки.

Одним из самых многообещающих направлений в дальнейшем развитии экзокортекса выглядит эханг - дистанционное управление одним или несколькими искусственными телами, от роботов до кораблей и даже целых баз. Такие технологии уже существуют и весьма успешно применяются, но в основном лишь для особенно трудных заданий. Чем сложнее такое тело, тем более мощный экзокортекс ему требуется, иначе мозг просто не сможет поддерживать связь с машинами на должном уровне. К примеру, только для подключения к наблюдательным системам базы требуется аппаратура, занимающая целую комнату, а для полноценного использования её механизмов - и того больше. Тем не менее, через эханг, дополненный ручным контролем, управляется весь современный транспорт, а векторное программирование вообще полностью виртуально. Проблемой является не уровень технологий, который вполне достаточен, а просчитывание всех возможных рисков.

Другое перспективное использование этих устройств - когменты, особые мыслеподобные сигналы, автоматически посылаемые компьютером в мозг. К примеру, возле источников опасности устанавливаются системы, передающие окружающим когмент осторожности. В случае, если приходится действовать очень быстро, таким же образом можно вызвать нужное рефлекторное движение, помогающее решить проблему до того, как сознание её заметит. Когменты также применяются и как автоматические напоминания. Интересным вариантом является технология ментального ключа - компьютер отправляет пользователю сигнал, а экзокортекс отслеживает реакцию и отправляет ответ. Если он совпадает с заданным, то ключ принимается. Так Альянс блокирует несанкционированный доступ к тому, что считает нужным держать под замком. Для безопасности когменты применяются только там, где действительно нужны, и делаются такими, чтобы разум легко отличал их от своих идей.

Без экзокортекса Альянс в его нынешнем виде едва ли мог бы существовать. Науки, помогающие объяснять аномалии, зачастую серьёзно превосходят природные возможности даже хорошо тренированного мозга, а разнообразие биологических видов и цивилизаций, с которыми человечество наладило контакт, требует преодоления не только языковых, но и психологических барьеров, что практически невозможно без мысленного "влезания в чужую шкуру". Блоки памяти не раз выручали в ситуациях, когда получить очень ценную информацию иным путём оказывалось невозможно. Именно поэтому различные усилители сознания столь необходимы каждому сотруднику, чем бы он ни занимался.

Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License