Формула поля преимуществ

Итак, друзья мои, продолжаем разговор! На сей раз речь пойдёт о Формуле поля преимуществ. Эта система онтоматических уравнений тоже относится к фундаменту всего нашего с вами мира, но проявляется не очень ярко. Для одних цивилизаций она - невероятное гадство, другие видят в ней сплошную радость, ну а мы тут пока что просто тихонько её изучаем, хотя планируем однажды использовать на полную катушку.

В общем, она объединяет масштабы объекта и его сюжетную значимость. Здесь мне придётся сделать небольшое отступление, потому что не все из вас знают, о каком таком сюжете идёт речь. Справедливости ради, на данный момент этого почти никто не знает, и даже ведущие специалисты Альянса пока лишь строят догадки. Общепринятая теория гласит, что мы, если можно так выразиться, живём в вымышленном мире. То есть реальность буквально подчиняется тем же паттернам, что и, например, литературное произведение, поэтому иногда выглядит очень нереалистичной. Хотите примеров? Их есть у меня, целая куча! Сотни миллионов лет Землёй правили динозавры с птеродактилями, а потом они внезапно вымерли, однако устаревшие крокодилы и прогрессивные птицы очень даже уцелели. Или, скажем, «Титаник» утонул в первом же рейсе из-за рокового стечения обстоятельств, хотя строился как принципиально непотопляемый корабль. Да кто вообще поверил бы в такое? А уж биография, например, Адольфа Гитлера или Фиделя Кастро вообще практически целиком состоит из вероятностных чудес.

Вы правы, да, это можно списать и на обычные необычные совпадения, извиняюсь за каламбур. Хотя, поверьте, в глобальной картине таких происшествий слишком уж много для простых случайностей. Они могут проходить абсолютно произвольным образом и давать какие угодно результаты, но многим также известны методы управления этим псевдохаосом. Например, мы используем вот такие графики. Каждая линия соответствует какому-то событию, и когда они удачно пересекаются, происходит нечто невероятное, но неизбежное, вроде того, что нужный человек оказывается в подходящем месте, запуская сверхсложную цепную реакцию. Конечно, всего учесть пока нельзя, но в большинстве случаев предсказания сбываются. Остаётся только определить, какую деталь этой системы куда и насколько сильно требуется подтолкнуть.

А вот к чему я веду мысль. Итак, есть некий мировой сценарий, и обе помянутые мною Формулы, наряду с теми, о которых мы поговорим на следующих занятиях, являются частями его регулирующего механизма. И если пределы развития не дают никому разрастаться выше чётко установленного локального лимита, без разницы, научное ли знание или мощь генома, то поле преимуществ, наоборот, награждает разными ништячками за размер занимаемой области. Причём область эта может быть не только банальным пространством. Государство с достаточно длинной историей, от которой применяет не только настоящее, тоже будет получать приличный бонус. Ещё, допустим, фирма-монополист на обычном рынке или в Интернете также обретёт весомую прибавку к сюжетной удаче, хотя, скорее всего, не заметит её за более очевидными успехами. А маленькая римская площадь, являющаяся центром всего католицизма, за счёт обширных религиозных связей обладает такими возможностями, какими может похвастать далеко не всякая империя размером с континент. Но с пространством всё-таки гораздо заметней и надёжней, там понятие масштаба лучше вписывается в уравнения. В вашем мире китайцев значительно больше, чем европейцев, но на, так сказать, ноосферу, вплоть до вида аномалий, возникающих естественным путём, влияют преимущественно последние, поскольку занимают почти всю планету. Америка тоже к ним относится, у них не особо серьёзный разрыв, и даже язык, фактически, тот же самый, что у англичан.

Впрочем, маневрировать таким образом можно только между двумя Формулами, и с какого-то момента дальнейший территориальный рост окажется практически невозможным - само мироздание начнёт всячески ему мешать. Однако, как и всяким ресурсом, степенями свободы этого механизма тоже можно распорядиться с умом. На таких делах специализируются цивилизации-экспаниты, которые стараются занять как можно больше места, чтобы им сопутствовали разные успехи, но при этом жёстко ограничивают научно-технический прогресс по всем остальным направлениям, дабы экономить пределы развития. Те, которые не справляются с балансом, обычно очень быстро проигрывают более умелым конкурентам, мечтающим заполучить их территории, а некоторые просто перерождаются в генеристов, кибернетов или иные направления общего прогресса. У него есть свои плюсы, минусы и тонны жизненно необходимых знаний, но конкретно нам он не подошёл.

Альянс, по крайней мере наш, Андивионский, выбрал другой путь, хотя Формулу поля преимуществ тоже не оставляет без внимания, очень уж она полезна при решении множества задач. Мы пока стараемся занимать лишь те диадромы, которые принесут наибольшую выгоду, а в остальные отправляем только вольных Разведчиков и дипломатов, не пытаясь официально там укореняться. Но уж колонизированные миры стараемся подключить к себе целиком, до самого края вселенной - или хотя бы расширить плацдарм, насколько это вообще возможно. Для наших научных и политических программ, то есть построения именно такой утопии, которая была задумана изначально, это лучший вариант.

К этому, пожалуй, нечего добавить - вы вряд ли поймёте сами уравнения такого уровня, а остальное будет просто бессмысленным повтором того, что я уже сообщил. Вот разве что по истории можно немного пройтись. Автором теории о поле преимуществ, точнее самого раннего её прототипа, был Гастон Имменбах, аксиматик и социолог, которого наша организация увела у других аномальщиков примерно шесть лет тому назад. Он первым описал эффект, при котором территориально незначительная вещь вступает в эдакий семантический резонанс с огромной структурой, перетягивая себе её сюжетную значимость. Таким образом, например, одинокий Избранный, бросивший вызов могущественной империи с армией в миллионы душ, действительно может одержать над ней чистую победу. Хотя там чрезвычайно много факторов, которые необходимо учитывать, и на составление их приблизительного списка потребовались почти четыре года изысканий. На основе данных работ другой наш аксиматик, Коскоршаддом, через полтора года составил более общее описание этой Формулы, а спустя ещё два месяца третий учёный, Иван Самуилович Браяковский, смог-таки экспериментально её подтвердить. После них этой проблемой занимались десятки самых разных исследователей, от синреалогов до философов, но они только дополняли картину отдельными мелкими подробностями или помогали разрабатывать стратегии дальнейшего развития организации с учётом открывающихся перспектив. Но это будет уже совсем другая история.

Всё, друзья! Лекция окончена, а кто хочет узнать больше - задавайте вопросы или просто слушайте ответы. Остальные могут идти отдыхать.

Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License