Инструкция для чуда

Ранним утром Казимир Мельбаум проснулся, лениво оглядел свою каморку, умылся, сделал нехитрую зарядку, съел пару бутербродов, переоделся в рабочий комбинезон и подошёл к двери. Из недр висящего прямо на ней жестяного ящичка он извлёк пачку записок со странными чертежами, бегло просмотрел их, затем сунул в нагрудный карман, отпер замок и вышел в общий, по-утреннему тихий коридор.

Конечно, назвать этот период «утром» можно было лишь условно, по цифрам на часах. Здесь, в секретном бункере на глубине многих сотен метров под выжженной поверхностью Земли, время текло иначе - огромный Ускоритель с момента запуска проработал уже больше недели, тогда как снаружи прошли лишь несколько кратких секунд. Аналитики говорили, что в запасе есть ещё лет восемь или десять, после чего спасать планету будет уже поздно - срок весьма приличный, да и несколько групп видных учёных трудились над улучшением громадного аппарата… Но всё равно многие выжившие торопились, как могли - поставленная перед ними задача была сложнее всего, с чем раньше сталкивалось человечество. И тем страннее чувствовал себя Мельбаум, ещё недавно младший инженер Ордена Миротворцев, следивший за камерами хранения аномальных артефактов, а ныне один из тех, кто разбирал их на запчасти для каких-то совершенно новых систем.

Бункер был не очень большим. До своего цеха Казимир добрался всего за пять минут, попутно разглядывая хаотично тянущиеся вдоль стен провода, гудящие трубы и причудливые машины. К этому моменту коридор уже наполнился голосами и движением - рабочие вроде него просыпались раньше всех. Старшие учёные и инженеры трудились допоздна, пытаясь понять, какие именно компоненты им необходимы для дальнейшей работы, а также откуда их можно достать. Перед сном курьеры разносили письма с их заказами по квартиркам простых работяг, дабы те заранее подготовили все ресурсы. Сами же исследователи могли спать хоть до обеда - им требовалась ясная отдохнувшая голова, а задания демонтажникам требовали времени. Такой график был прост и удобен для всех, поэтому Мельбаум легко к нему приспособился.

Цех тоже начинал понемногу оживать, хотя многие места пока пустовали, а где-то даже не горел свет. Из двоих напарников Мельбаума тут был только Дунгас Сервидом, опытный мастер с седыми висками и морщинистым лицом, который сразу стал лидером их группы. Видимо, он уже давно бродил вокруг огромного металлического цилиндра, прикидывая, как лучше продолжать работу. А вот Ганго Юрэккит, как обычно, запаздывал. Почти всякий раз у него была новая, неизменно уважительная причина, и напарники с недавних пор даже делали ставки, какая окажется следующей. Казимир подошёл к Дунгасу, пожал ему руку, приветствуя, и протянул пачку своих заказов.

- Полагаю, у вас всё то же самое, но лучше проверьте, - он тоже перевёл взгляд на цилиндр. - Я видел пару курьеров, пока сюда добирался.

- Угу, у меня так же, - кивнул Сервидом, тщательно сверив все бумажки. - Вроде, ничего сложного, но подождём Ганго, на всякий пожарный.

- Ну, нам так или иначе придётся снимать корпус, поэтому я бы начал прямо сейчас, дело-то нехитрое, - махнул рукой младший инженер.

- Тогда бери третью, а я начну с пятой. Ты идёшь по часовой стрелке, я - против, а Ганго, когда подойдёт, займётся извлечением батарей.

- По рукам!

Подхватив сумку с инструментами, Мельбаум подошёл к своей части объекта, разглядел замаскированные винты и принялся их откручивать, складывая в пластиковую коробочку из-под конфет. Помня неудачный первый опыт, он начал снизу - длинная металлическая пластина слишком легко гнулась под действием силы тяжести, а строителям этот материал был нужен по возможности неповреждённым. Освободив нижний край пластины, Казимир укрепил её в пластмассовом бруске с прорезью, чтобы никуда не убежала, и полез по лесенке наверх.

Когда четвёртая снятая им пластина легла поверх общей кучи, а Сервидом уже принялся за седьмую, в цех влетел Юрэккит, запыхавшийся, но с довольной ухмылкой на смуглом лице. На плече он тащил объёмистый мешок, в котором при каждом шаге что-то тонко и тихо звякало.

- Утра доброго, ребят! - он взмахнул рукой, поставил свою ношу на пол и, сев рядом, принялся извлекать на свет металлические коробки.

- Взаимно доброго, Ганго, и где тебя носило на сей раз? - подойдя к нему, Дунгас с любопытством оглядел эти предметы.

- Забежал к умникам, справиться, есть ли у них для нас какие-нибудь новые инструменты, - долговязый инженер поднял одну из коробочек.

- И что же они делают? - к ним подошёл Казимир, вытирая о фартук комбинезона руки, запачканные каким-то серым порошком.

- Вот это специально для тебя! - ухмыльнулся Ганго, протягивая ему массивные очки. - Будешь видеть пылевые трубки прямо сквозь корпус!

Следующие минут пятнадцать ушли на то, чтобы разобраться в этих новинках и решить, как ими выгоднее распорядиться. Пока что в бункере не успели наладить единую систему снабжения, и свежесобранные чудо-машинки доставались тому, кто первым успел выторговать их у научного отдела или коллег по цеху. Впрочем, многие инженеры заранее заказывали предметы с определёнными свойствами, а другие предпочитали обходиться тем, что нашлось под рукой. На самом деле вся эта аппаратура предназначалась для каких-то других, будущих дел, а пока Стратег просто позволял рабочим её использовать - ускорять их труд и вообще сразу приноравливаться к подобной технике.


Работа спорилась. На полу и полках шкафов стремительно росли горки разномастных, тщательно рассортированных деталей. Часть приобретённых Ганго инструментов действительно облегчали труд, другие же Сервидом и сам Юрэккит довольно выгодно обменяли у соседей на всякую бытовую мелочёвку. Мельбаум быстро разделался с корпусом металлического цилиндра и зарылся в переплетение тонких конструкций, скрывавшихся под ним. Здесь уже приходилось действовать крайне осторожно - стеклянные колбы с кислотами были далеко не самым хрупким и опасным элементом механизма. В очередной раз Мельбаум задумался о человеке, который всё это изобретал.

- Нет, всё-таки до чего же хитро наворотил, чертяка! - хмыкнул Юрэккит, словно прочитав его мысли. - Даже не верится, что он работал один!

- А что ты вообще о нём знаешь? - с интересом глянул на него Дунгас одним глазом, не отрываясь от работы. - Тоже всё по слухам собирал?

- Ну, был такой тип в восточном Лантоне, призраками увлекался. Особенно одним, который, по легенде, жил где-то среди лесного болота.

- Лантонской гидрой? - припомнил старую сказку Казимир, как раз бывший родом из этих мест.

- Ага, ей самой! Ну так вот, изучал он эту гидру, сам по болотам ходил, выслеживал её, а по ходу дела набрал целую библиотеку самых разных книг. Штудировал всякий оккультизм, алхимию, потом физику, биологию и другие научные книги, вроде бы даже какой-то учебник по трансциентизму добыл. Потом вышел на контакт с Торговцами и начал скупать у них то добро, которое мы с вами сейчас разбираем. Часть, конечно, собрал по обычным магазинам и, похоже, каким-то свалкам, но это так, вспомогательные элементы. Вот, ещё купил внедорожный грузовичок и поставил эту ловушку у него в кузове. Дальше знаю только то, что его грузовик нашли на границе города у леса, внутри заперт призрачный дракон, и кругом всё в крови. Наши агенты его быстренько оприходовали, а потом пару раз переносили на другие базы, потому что большой ценности не представляет и хранить легко. А где-то с неделю назад этого дракона в главном зале выпустили, для маскировки.

- Ну, в общем, так и было, - задумчиво проговорил Сервидом изнутри цилиндра. - Только насчёт крови врут, там нашли левый ботинок и очки.

- Мне про кровь говорили, - пожал плечами Юрэккит, словно в подтверждение своих слов вынимая из машины тубус с красной жидкостью.

- Да уж, толковый был мужик, его бы сейчас к нам сюда… - протянул Казимир и помог Ганго с запутавшимися разноцветными проводами.

На некоторое время воцарилось молчание. Трое демонтажников трудились, думая о чём-то своём, и только Юрэккит насвистывал мелодию собственного сочинения, покачивая патлатой головой. Из списка заказов, выведенного на экран маленького компьютера, вычёркивались всё новые пункты, но многие детали скрывались в недрах цилиндра, и до конца работ было ещё далеко. У соседних групп дела обстояли так же.


Через пару часов к ним прибежал курьер с пачкой новых чертежей. Это был срочный заказ от инженеров, занятых улучшением Ускорителя, а сопровождала его таблица многоэтажных уравнений, необходимых для понимания принципов работы требуемого модуля. Без этого, как сказал почтальон, они не смогли бы найти нужный узел среди десятков других, визуально неотличимых. Казимир и Ганго при одном взгляде на эти схемы поняли, что им здесь ловить нечего, и продолжили заниматься обычными заказами. Дунгасу пришлось вооружаться сканером очередного «непонятно чего» и собственноручно выискивать нужную деталь. Курьер всё это время стоял рядом, нетерпеливо притоптывая ногой, и ушёл, лишь когда Сервидом вручил ему светящийся куб, обёрнутый в тряпочку. Проводив его долгим взглядом и затем столь же задумчиво осмотрев ловушку для дракона, мастер снова погрузился в молчаливое перетаскивание массивных фрагментов установки.

- Что там за закорючки на сей раз, шеф? - любопытный Юрэккит высунул голову из аккуратной, но недоступной его пониманию кучи деталей.

- Если кратко… - старший инженер замолчал, подбирая слова. - И если я всё правильно понял, мир похож на компьютерную программу.

- Кажется, припоминаю! - оживился младший. - Как они там это называли… Алфизика, во! Не далее, как вчера заглядывал к ним на огонёк.

- А вот с этого момента поподробнее, - встрял заинтересованный Казимир, не особенно, впрочем, надеясь понять ответ.

- Короче говоря, зашёл я в первый отдел перекинуться парой словечек по поводу вот этих самых инструментов, и вижу, что они там все радостные сидят. Говорят, мол, торжество нового открытия уже справили, и я, освободись на два часа раньше, непременно бы успел на банкет. Обидно, понимаешь! А открытие как раз и связано с программированием реальности. Вроде того, что физика - это частный случай более общей системы, и если подобрать к ней ключики, то можно творить вообще невообразимые дела. Нет, они пока только готовятся, но вчера наконец получили первое доказательство того, что это реально есть. Ну, вы знаете, Стратег всё подробно излагает, с формулами и тому подобным, а мы до понимания таких вещей пока не доросли.

- Ты давай ближе к делу излагай, - глянул на него Сервидом, даже оторвавшись от работы, чтобы лязг деталей не заглушал слова.

- Пардон муа. Ну так вот, они там собрали машину размером побольше нашего цилидрика, и тоже пустую. Внутри у неё куча лампочек или лазеров, какая-то совершенно новая разработка, никогда таких не встречал, а снаружи по всем стенам, кроме одной, тянутся компьютерные экраны с клавиатурами. В середине стоит столик, и на нём камень. Просто камень из стены, безо всяких аномалий. Смотри внимательно, говорят, сейчас продемонстрируем дорогому гостю Новую Науку во всей красе! Лампочки так засветились, и камень на большом экране тоже начал светиться, но как-то иначе. Даже не знаю, с чем это сравнить… Вроде северного сияния, но сложнее, как будто сразу во много слоёв, и всё разными цветами. Это, говорят, алфизическая аура - исходный код камня. То есть все излучения, которые от них исходят, тоже считаются частью этого кода, и если его проявить, вокруг предметов будут видны такие вот ауры. Причём там не просто свет, а как бы буковки, ну, программа так переводит сигнал. И в нём вообще всё о камне сказано - состав, масса, температура, физики максимум треть смогли разобрать. Теория там мозголомная даже для них, поэтому термины они взяли самые привычные, даром что очень похоже всё это выглядит. Опять же, алфизика по аналогии с алхимией. А самой алхимией, говорят, назовём конкретно способ переписывать или дополнять исходники предметов, когда поймём, чем же на них влиять. Причём превратить грязь в золото - даже не цветочки, а только семечки, вот так!

- Я бы не спешил ликовать, - с сомнением проговорил Казимир, почесав ухо. - Даже если всё правда, это только лабораторные образцы.

- Не промышленные, - подтвердил Дунгас, что-то прикидывая в уме. - А программы Стратег будет писать? Ему, вроде, и так дел хватает…

- Ещё лучше! - ухмыльнулся Юрэккит и обернулся в сторону двери соседнего отдела. - У нас тут куча аномалий, с них и будем копировать!

В ответ Сервидом лишь пожал плечами и вернулся к развинчиванию корпуса - мол, это даже если будет, то ещё нескоро, а у нас уже есть вполне ясное занятие. Мельбаум, однако, крепко задумался о том, что же происходит вокруг. Вся эта новая безумная наука решительно отказывалась умещаться в его далеко не глупой голове. Сначала строительство Ускорителя, в ходе которого он узнал, что время и пространство вообще не похожи на то, как их воспринимает человек. Потом все эти имплантаты и другие механизмы, основанные на законах физики, о которых никто раньше не подозревал. Теперь программирование реальности. А ведь всё началось недели полторы, максимум две назад! Так сколько же ещё открытий будет сделано за оставшийся срок? И останется ли что-нибудь от его прежних представлений о мире?

- И всё-таки странно это… - рассеянно проговорил Ганго, разглядывая какую-то деталь.

- Что странно? - откликнулся старший инженер.

- Да вообще это всё, - младший обвёл цех широким жестом. - Даже трансциентисты так далеко не забирались, а мы во как, с места в карьер.

- С языка снял, - отозвался Казимир, кивнув напарнику. - Я уже полчаса об этом думаю, и перспектива меня даже немного пугает.

- Многие так думают, - весомо проговорил Дунгас, посматривая краем глаза на пачку чертежей. - Но на самом деле не изменилось ничего.

- Возражаю, ещё как изменилось! - воскликнул Ганго, оторвавшись от работы. - Мы привыкли считать мир таким, каким его видим, с нашей человеческой точки зрения. В нём всегда есть непонятные моменты, и это нормально. То есть они не поддавались пониманию, но этим и были для нас понятны, такой вот парадокс. Это как бы их экологическая ниша, быть непонятной частью мира. А сейчас их наконец изучили, но сам мир от этого перестал быть понятным, потому что оказался устроен совсем не так, как все привыкли считать. Вот в чём разница!

- Ох, философ, - во взгляде Сервидома читалась снисходительность к словам инженера, у которого за плечами не было сорока лет работы.

- Нет, а действительно, Ганго прав, - отозвался Мельбаум, продолжая ковыряться в аппарате.

- Вы за деревьями не видите леса, - хмыкнул Дунгас, проведя рукой по пышным усам. - Вот скажите, чем все эти открытия так меняют мир?

- Ну, во-первых, никакого больше закона сохранения, - начал Юрэккит, загибая пальцы. - Совершенно новый подход к производству. И к науке - больше не придётся гадать, как всё работает, если можно просто посмотреть исходный код. А сам факт того, что он вообще есть…

- Ничем не новее теории относительности и квантовой физики. Все учёные давно знают, что Вселенная работает не по человеческой логике.

- Вот именно, - встрял Казимир, обведя обоих напарников внимательным взглядом. - Я вот что хочу сказать… Война с темве, если подумать, ничем не отличается от других аномальных катастроф, разве что размахом. И мы, как обычно, победим, а потом починим планету. Но именно починим, а не вернём всё назад, как было. То, что делает Стратег, и есть настоящий конец старого мира, потому что изменимся мы сами.

- Ишь, как завернул! - усмехнулся Дунгас, возвращаясь к работе. - Ну и что же он такого, по-твоему, придумал, чего нигде раньше не было?

- Я не видел его планов, но… - замялся Мельбаум, подбирая подходящие слова. - Вы же знаете, как он таким стал? Он спросил, как спасти человечество, но не уточнил, от чего именно, поэтому должен был узнать обо всех угрозах сразу. И до этого ещё изменил свой разум, чтобы выдержать ответ. Поэтому я считаю, что после победы он не остановится и будет нас спасать от наших собственных тараканов. Хотя бы для того, чтобы мы сами не уничтожили мир всей этой алфизикой и прочим.

- Кстати, да! - кивнул Юрэккит, хлопнув напарника по плечу. - Стратег говорил, что после войны все станут такими, как он, только лучше.

- И наверняка имел в виду разум, - продолжил тот. - Может, и тело тоже, но не только. Он ведь сказал, что учёл даже человеческий фактор…

- А вы вообще его видели? - заинтересованно обратился Ганго к Дунгасу и Казимиру одновременно.

- Честно, не видел, - отозвался первый. - Он заперся с помощниками в северном крыле, круглые сутки переносит свои знания в компьютер и никого к себе не пускает по какой-то очень серьёзной причине. Это всё, что я точно знаю, а сплетням, уж извините, слепо верить не привык.

- Говорят, что он напичкал себя разной техникой и вообще на человека уже не похож, - продолжил второй. - По слухам, жуткое зрелище!

- Мне говорили, что он соединён со всеми системами бункера и управляет ими, - проговорил Юрэккит, пожав плечами. - Но этим слухам я сам не верю. У него в голове столько знаний, что он их будет записывать ещё пару лет как минимум, это факт. Какой уж тут ещё за бункером следить! Да и потом, будущее он тоже подсмотрел. Если интересно, спросите у Меллетона Меллели из восемнадцатого цеха - он нашёл кучу доказательств, которые на простую дальновидность не списать. Так что Стратегу, по идее, незачем за нами сделить, он уже всё о нас знает.

- А вот это уже и правда жутко, - поёжился Казимир и помотал головой. - Давай ограничимся тем, что он знает, как спасти всё человечество.

- Дельное предложение, - кивнул старший инженер. - А то сейчас до чего-нибудь договоримся… Кстати, он обещал показаться после войны.

Рабочие ещё немного обсудили то, что случилось за последнюю неделю или ещё раньше, до войны. В процессе ловушка для дракона была разобрана ими настолько, что её пришлось подцеплять краном и укладывать набок. Демонтажники успели выполнить почти все заказы коллег из других отделов, даже несмотря на то, что им трижды приносили новые пачки чертежей. Наконец раздался сигнал к обеденному перерыву.

Выходя из цеха за Дунгасом и Ганго, громко спорящими о том, какой спорт лучше подойдёт для обладателей сверхсил, Казимир ненадолго задержался у дверей. Он оглянулся и окинул внимательным взглядом огромный ангар, наполненный всевозможными странными вещами, от оказавшихся бесполезными боевых машин Антианомальной Армии до останков чудовищного, едва побеждённого темвийского дрона. Возле многих объектов ещё суетились демонтажники, разбирая их на запчасти. На детали для абсолютно новых орудий, защитных систем и других механизмов, об устройстве которых пока было известно лишь богу… А также загадочному всезнающему Стратегу, если это не одно и то же.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License