Страховка для чуда

Причудливые тени метались по залу, обвивались вокруг кабелей и труб, протискивались между массивными коробами, шарахались от мягко искрящих генераторов, застывали в дальних углах. Тут и там вспыхивали цветные огни, понемногу двигаясь к центру помещения - туда, где на высоком постаменте громоздились два зазубренных кольца. Десяток инженеров носился от одной машины к другой, завершая настройку уникальной аппаратуры, и столько же толпилось возле тусклых мониторов у дальних стен, за бронированным стеклом. Ровенир недовольно сощурился, когда луч фонаря проехал прямо по его лицу - но делать было нечего, такая технология требовала практически полной темноты.

- Ещё раз, чтобы точно никто ничего не забыл. Хотя мы будем намеренно искать там опасности, мне бы хотелось вернуть команду в том же составе. А значит - никаких одиночных походов, даже в туалет, держимся одной дружной группой, проверяем снаряжение каждые полчаса…

- Лучше расскажите что-то новое, - перебила Юзури, всё это время восторженно разглядывавшая странные приборы и обменивающаяся со столь же заинтересованным Ганго тихими комментариями. - Головы на плечах у нас всё-таки есть, мы поняли инструкции ещё с сотого раза.

- На моём месте, мисс Вайм, вы бы сейчас вместе со всеми бежали кросс в обстановке, максимально близкой к боевой, - краем глаза поглядел на неё Ровенир Маккойри, сохраняя полнейшее спокойствие. - Среди нас только я был Крылатым Вестником, и ещё несколько техников. У всех вас, безусловно, есть выдающиеся таланты, но именно такого опыта пока не хватает. А без него в нашем деле никуда.

- А я с ней согласен, - отозвался Сурбан, стараясь не шевелиться, пока трое слуг подкручивали последние гайки на его огромных плечах.

- Ну хорошо, и что вам хочется узнать? - лидер отряда смиренно сложил руки на животе и обвёл своих подопечных задумчивым взглядом.

- Расскажите ещё про порталку, - обернулась Юзури с таким видом, словно за обслуживание этого чуда научной мысли отвечала лично она.

Ровенир закрыл глаза и глубоко вдохнул, вспоминая всё, что знает. Он не хотел признаваться, что впервые имеет дело с чем-то подобным.

- Хорошо, расскажу, поскольку некоторые предпочли скучным лекциям лишнюю тренировку, а тема эта, мягко говоря, очень нужная для нас всех, - он выразительно посмотрел на Кастатиона, своего главного помощника, который в ответ лишь ухмыльнулся. - Но только вкратце, а то ещё опоздаем. Итак, у нас тут нашлись несколько бесполезных аномалий, а Стратег придумал, как их сложить и дополнить, чтобы открыть проход в другую реальность. Так как мы стартуем из места с дико ускоренным временем, попасть можно только в очень ограниченный набор миров, которые настолько же быстрые. Сегодня утром мои коллеги нашли подходящий и сейчас отлаживают наблюдение за ним. На той стороне нас ждёт умирающая планета, аналог Земли до войны, только в разы старше. Как она выглядит, никто пока не знает, но опасностей там более чем достаточно, остатки зондов подтвердят. Эвакуироваться туда явно не вариант. Однако для нашей главной цели это идеальное место, и заодно мы можем между делом поискать там всякие полезные артефакты, животных со сверхспособностями, редкие минералы…

- Разве не это главное? - бесцеремонно встрял Кастатион, обведя рукой зал. - Аномальные ресурсы заканчиваются, а техника Стратега уже почти дошла до предела возможностей, он сам так сказал. По идее, надо заняться прежде всего сбором ништяков, а потом уже остальным.

- Нет, оборонка важнее, - ответил Юрэккит прежде, чем Маккойри открыл рот. - После отключения Ускорителя нам придётся чем-то защищать бункер, и других достойных вариантов вроде как нет. Если оружия на тот момент окажется слишком мало, можно будет заныкаться обратно и попробовать подготовиться к битве ещё раз. А вот оставшись без защиты, пусть даже с полными руками пушек, мы долго не протянем, факт.

Все пятеро разведчиков, как один, посмотрели на массивный механизм, стоящий возле врат. Ганго, специалист по его обслуживанию, проел мозги половине соратников, рассказывая, какая же это чудесная вещь. Да, сейчас адаптивная система обороны умела создавать только три простеньких, минимально необходимых силовых поля размером с большой автомобиль - но чем сильнее на неё давили, тем мощнее она становилась. В перспективе этот аппарат должен был научиться оберегать своих хозяев вообще от всего, накрывать защитной сенью целые районы и тратить на работу смехотворно малый объём энергии. Но прежде ему следовало достаточно окрепнуть, сталкиваясь со всё более серьёзными угрозами, которые здесь неоткуда было взять. Всё, что можно было сделать - это наделить его кучей датчиков, генераторов и потенциалом к саморазвитию. Как раз такой работой предстояло заняться первой в истории бункера межмировой экспедиции неведомо куда.

Тем временем портал уже был почти готов. Между кольцами танцевали алые и синие огоньки, оставляя за собой светящиеся нити. Они сплетались во фрактальную паутину и быстро гасли, растекаясь всё более густым туманом, но не выходя за пределы крутящихся зубцов.

Первым на широкую платформу вскочил Кастатион, готовый при малейших признаках вполне вероятного вторжения пустить в ход лёгкий, но мощный пистолет. Ровенир тщательно проверил свой и его скафандры, а затем двинулся следом, изучая задумчивым взглядом остальных подопечных. Юзури донимала проходившего мимо техника расспросами об установке - тот отвечал что-то про темпоральную геометрию и пространственные сигнатуры, но, похоже, сам знал лишь азы подобной физики. Остальные ждали внизу, сняв шлемы - раз ещё оставалось время, Ганго Юрэккит решил снова проверить, будут ли расти волосы на месте недавно сожжённых дредов, а Сурбан молился индаройским богам, приносящим удачу, пока слуги проверяли состояние живых частей его тела и завершали диагностику механизированного доспеха.

И вот фантастический тоннель начал открываться. Туманные вихри как бы разделились на два слоя, и один превратился в полупрозрачный колеблющийся экран, а другой стремительно вытянулся куда-то внутрь себя, устремляясь к невероятно далёкой параллельной вселенной.

- Порядок действий и стандартных программ хорошо помните? - снова промолвил лидер группы. - Сразу осматриваемся, и если дела совсем плохи, резко возвращаемся домой. Если жить можно - уменьшаем портал до субатомного размера, чтоб никакая дрянь не пролезла. Но ни в коем случае не перекрываем его полностью! Затем разбиваем лагерь, проверяем оборудование и действуем по ситуации. Припасов у нас на неделю, хотя должно хватить трёх дней. Внимательно прислушивайтесь ко всем внутренним ощущениям. При малейшем недомогании сразу докладывайте обо всём мне, или кому сможете, а они уже передадут. Обнаружив что-то, влияющее на разум, избегайте этого и отвлекайтесь изо всех сил, какие будут. Закрывайте глаза, уши и все остальные пути получения информации, кричите, чтобы заглушить голоса в голове…

- И ничего в себя не запихивайте, даже чистый горный воздух, - добавил помощник. - Иначе я вас убью и сожгу труп, а мне этого не хочется.

- Этого никому не хочется, - оторвавшись от беззвучной молитвы, ответил Сурбан Аджел Кротомаун и отпустил слуг едва заметным жестом.

- Вас эти правила касаются особо, господин железная голова, - обратился Кастатион уже лично к нему. - Наша технопатка и так будет занята.

Немного смутившись, Юзури Вайм перевела взгляд с гигантского бронированного метагуманиста на недра портала. Сквозь хаотичные волны уже начали проступать очертания пейзажа - небо, горы, нечто, похожее на реку и лес… Разведчики выстроились позади Сурбана в два ряда и один за другим прошли через призрачные ворота. Выждав положенную минуту, техники перекрыли мерцающий тоннель со своей стороны.


Портал привёл их на скалистый холм у самого края долины. Ещё только сделав первый шаг из круглой, ни к чему не присоединённой дыры в ткани реальности, Сурбан принялся изучать это место своими встроенными локаторами. Убедившись, что здесь достаточно безопасно, он единым ударом вбил в жёсткий грунт по обе стороны тоннеля два металлических столбика с массивными навершиями и разрешил зайти остальным. Вначале показались Ровенир и Ганго, тянущие тележку с тяжёлой защитной системой. Следом вышла Юзури, толкая её сзади и с любопытством вертя головой. Процессию замкнул Кастатион, который постоянно подбрасывал монету и внимательно смотрел, что выпадет.

Когда все отошли оттуда на пару метров, Маккойри включил блокировку. Между столбиками проскочила молния, развернулась в центре двери ветвящимся орнаментом, и та стремительно скукожилась, вскоре окончательно пропав. Кастатион спрятал монету в карман, извлёк оттуда крошечную золотистую сферу из двух частей и, дёрнув плечом, щёлкнул ею - как раз там, где находилась свёрнутая точка. Шарик остался висеть на месте - служить дополнительной защитой, отмечать выход из чуждого мира, а в будущем, если путешествие пройдёт хорошо, помочь развернуть его обратно. Ровенир начал мерять землю широкими шагами, определяя, куда что следует поставить, Ганго и хмурящийся Кастатион снимали с широкой спины Сурбана тяжёлые ящики, а Юзури занялась проверкой оборудования. Спустя полчаса на серой пустоши вокруг портала вырос маленький мобильный лагерь - десятиметровое кольцо оборонных систем, внутри которого теснились шесть мгновенно раскладывающихся палаток, множество других механизмов, переплетённых проводами, и разведчики, полные энтузиазма.

Впрочем, чем дольше они рассматривали пейзаж, тем меньше им хотелось тут находиться дольше необходимого. Да, на первый взгляд эта вытянутая долина, окружённая горами и поросшая густым лесом, очень напоминала родную Землю до вторжения темве - однако что-то в ней казалось смутно неправильным. И виной тому были вовсе не странные звуки, изредка приносимые лёгким прохладным ветром. Ярко светило солнце, но ясное небо оставалось тёмным, как перед грозой. Между облаками краем глаза виделось какое-то едва уловимое мельтешение чёрных точек. Высокие деревья выглядели вполне узнаваемо, хотя почему-то тоже крайне непривычно. Возможно, дело было в листьях, чьи зелёные пластинки под определённым углом отливали тревожной краснотой, или же такое впечатление оказывали формы стволов и то, как из них торчали ветви. Каждый штрих этой картины, почти привычной человеку, навевал беспокойство, неприязнь, ощущение скрытой угрозы.

- Нарекаю это место Зловещей долиной, - уверенно, но приглушённо произнёс Юрэккит, разглядывая реку, медленно текущую вдоль холма.

- Думаю, лучше сразу взяться за работу, - так же тихо отозвался Ровенир и нанёс на карту последнюю видимую отсюда деталь ландшафта.

- В горы не пойдём, - веско заявил Кастатион, заглядывая в заметки лидера отряда. - Слишком сложно, а пользы столько же, сколько в лесу.

- Тогда сначала спустимся к реке, пройдём восемь километров на восток, до узкого места, - ответил тот. - Переберёмся на другую сторону и двинемся к центру долины. В воду без крайней нужды не полезем. Там на нас могут напасть снизу, технику тоже лучше не мочить, и берега слишком неудобные, чтобы быстро причаливать. Остальное решим в процессе, а сейчас не будем строить великие планы. Есть возражения?

Более удачных идей ни у кого не нашлось, и группа собралась в дорогу. Кастатион решил пойти первым - его аномальное везение должно было помочь найти удобный спуск и что-то полезное по пути. Ганго уютно устроился на тележке с огромными колёсами и развернул силовое поле. Сурбан собирал образцы камней и растений, ловко складывая их в ячейки своего почти черепашьего панциря. Маккойри с Вайм шли позади, готовясь выпустить беспилотники. Все беспокойно оглядывались, однако ничего не происходило - разве что какие-то многолапые мелкие зверьки шустро прятались под листвой или в узких норах задолго до приближения отряда, поэтому ловить их было бы очень нелегко.


Тварь ждала их у подножия холма, укрывшись за обломком скалы. Компьютер среагировал быстрее, и прозрачная сфера вокруг повозки окуталась мутным зеркалом. В следующий миг прямо на неё пушечным ядром бросилось змеящееся бурое тело, растопыривая десятки костистых паучьих лап и выпуская кривые когти. Ударившись о барьер, многоножка чавкнула, встопорщила длинные волоски на спине и вцепилась в преграду. От силового поля к её жадно дышащим ноздрям потянулись нити амальгамы, оставляя за собой чёрные пятна.

Ровенир застыл с рукой на кобуре, и только его глаза метались от одного объекта к другому, оценивая ситуацию. Юзури, отвлекаясь от пульта беспилотника, поспешно спряталась за его спиной. Кастатион уже выхватил пистолет и прицелился в середину извивающегося кольца, однако тоже не спешил стрелять. Сурбан шагнул было навстречу монстру, но, услышав резкий приказ не суетиться, отступил.

- Мы целы, - прозвучал голос Ганго из шлемофонов. - Мощность всё быстрее падает, хватит ещё на минуту-две, оборонка учится экономить.

- Понял, не суетимся, - отчеканил лидер и обратился к метагуманисту. - Сурбан, насколько опасно это существо? Есть ли рядом другие?

- Ещё не разобрался, - тот выдвинул новые антенны. - Оно живое, но не так, как мы привыкли. Мои биорадары его не видят, перенастраиваю.

- Кастатион, проверь, пожалуйста.

Первый помощник коротко кивнул и длинными прыжками, стараясь держаться позади соратников, чтобы не привлекать внимание, обежал камень. Тварь, обернувшаяся кольцом вокруг тусклой полусферы, была занята трапезой, и по её двухметровому телу прокатывались волны золотистых искр. Гроздь алых глаз на её загривке повернулась к киборгу - в других разведчиках, очевидно, было гораздо меньше энергии.

- Здесь никого и ничего, только гнездо с остатками скорлупы, - бросил Кастатион на ходу. - Удобное укрытие, тварь видна как на ладони.

- Всё готово! - отозвался Сурбан и вывел на скафандров уточнённую карту. - Аккуратнее с этой штукой, она наелась и может взорваться.

- Ганго, всё слышал? - у Ровенира созрел план. - Сколько осталось?

- Секунд сорок, ребят, вам бы поспешить.

Маккойри быстро раздал бойцам указания и вытащил из-за спины тяжёлый автомат. Жилистые руки молниеносно подкручивали колёсики и рычажки, следуя подсказкам роботизированного гиганта - тот уже определил, как устроен неведомый организм. То же самое делал и первый помощник. Сурбан шагнул навстречу твари, схватил её обеими ручищами и крепко, до хруста, сжал. Многоножка выпустила повозку и попыталась дотянуться до киборга - однако тот держал её подальше от себя. Длинные суставчатые лапы бесполезно молотили воздух, а туловище яростно пульсировало и извивалось. Тренькнули два выстрела, и несколько металлических игл вонзилось в тело существа, там, где оно было надёжно зафиксировано между стальных ладоней. Тварь пронзительно взвизгнула и обмякла, вяло вращая глазами. Великан поднял её повыше, скатал в ком, широко размахнулся - и швырнул прямо на середину реки. Тело почти моментально скрылось среди волн.

- Было бы здорово изучить её получше, - с некоторым сожалением произнёс Юрэккит, убирая зеркальную часть барьера.

- Увы, но такой трофей мы б не унесли, - лидер пожал плечами, провожая тварь взглядом. - И оставлять его тут тоже нельзя, вдруг очнётся?

- Вот, ещё лучше, - метагуманист обновил их карты. - Теперь в радиусе ста метров от меня видны все звери тяжелее двадцати килограммов.

- Известные звери, - уточнил Кастатион, скрестив руки на груди. - Держите ушки на макушке, и глаза там же. К слову, что там с дронами?

- Почти закончила, - отозвалась Вайм, осторожно протискиваясь через силовое поле и посматривая, как адаптировался оборонный механизм.

По сигналу киборг снял со своих доспехов пару крестовидных машин и подкинул повыше, словно бумажные самолётики. Тихо зажужжали моторы, и плавное падение сменилось взлётом. Беспилотники покружили над деревьями, набирая высоту, а Юзури, Ганго и усевшийся между ними Ровенир внимательно разглядывали изображения с камер. Вскоре к ним присоединился первый помощник, и только слишком тяжёлый Сурбан остался снаружи. Далеко позади прозвучал приглушённый взрыв, и жёлтая молния на миг озарила небосвод - утонувшая многоножка всё-таки рванула. Маккойри махнул рукой, Юрэккит покрепче стиснул руль, и отряд углубился в лес, держась подальше от реки.


Ехали молча, лишь изредка обмениваясь фразой-другой, но с явной неохотой. Тут не хотелось говорить. Лес навевал жуть - он походил на оживший манекен, сделанный тем, кто никогда не видел оригинал, по краткому описанию. Земля была практически чистой, мелкие зверьки споро растаскивали по норам все опавшие листья, ветки, скелетики и прочий мусор. Сама почва казалась резиновой, тут и там топорщась пятнистыми грибами. В некоторых местах сквозь эту плёнку прорывались подозрительно симметричные корявые корни. Вдали клубился туман, клочьями оседая на чешуйчатой коре. За несколько часов разведчики не заметили ни одного насекомого. Несмотря на яркие лучи солнца, кругом было слишком темно, и этот мрак вселял тревогу - будто уже сейчас должен обрушиться ливень или что-то похуже. Кроме того, полусфера вокруг машины то и дело вспыхивала цветными огнями или оборачивалась зеркальной гладью, хотя, казалось бы, никакой опасности нет. Но, по крайней мере, механизм успешно находил новые вещи, которые нарушали целостность поля, и учился их отражать.

Заметив на мини-карте очередного подходящего зверя, Кастатион привычно соскочил с сиденья, выхватил пистолет и исчез за ближайшими стволами. Несколько секунд спустя оттуда прозвучал короткий треск, и первый помощник вновь показался на глаза нетерпеливо ожидающей команде, мчась во весь опор. Следом выпрыгнула ажурная круглая тварь диаметром в полметра, будто свитая из разноцветных полосок желе. За ней волочился длинный стебель или хвост, увенчанный широким треугольным стилетом. Наклонясь, демонёнок-цветок развернул лепестки и выпустил узкий поток угольно-чёрных частиц. Человек интуитивно метнулся вправо, уходя от атаки, и луч врезался в практически невидимый, мягко мерцающий купол. Силовое поле моментально превратилось в фиолетовую глянцевую поверхность, рассеивая частицы.

Кастатион тихо выругался и, не сбавляя скорости, ловко укрылся за Сурбаном, который уже успел наэлектризовать свою броню. Существо переключилось на метагуманиста, однако отскочило с громким жужжанием. Ганго щёлкнул тумблером, временно отключая питание одной из систем, барьер на секунду снова стал проницаемым для материи, и человек поспешил запрыгнуть внутрь. Тяжело дыша, он убрал пистолет и вместе со всеми уставился на экран радара. Тем временем странное создание вернулось и обрушивало на купол один выстрел за другим.

- Этот тоже кремниевый, что ли? - с сомнением спросил Юрэккит, сбавив скорость повозки. - Я думал, что они должны выглядеть как камни.

- Ты же не похож на кусок угля, - снисходительно улыбнулся Ровенир и тщательно переписал данные в свой блокнот.

- Да какая вам разница? - откликнулась Юзури, переключившаяся на оборонный механизм. - Как по мне, важна работа системы, а не то, из чего она сделана. Лучше посмотрите, как быстро теперь учится генератор! Ещё немного, и мы все сюда поместимся.

- Если поле слишком расширить, мы здесь попросту не проедем, - отозвался лидер.

- Я знаю, это о будущем, - она недовольно махнула рукой. - Дальше открытая местность, а барьер вообще надо растянуть на сотни метров.

- Всё равно кому-то придётся идти снаружи, - хмыкнул первый помощник. - Даже я со своей удачей уже пять раз едва не попал в историю.

- Ну что, пора? - спросил по радио Сурбан и, получив разрешение, аккуратно застрелил тварюшку, после чего упаковал её в криоконтейнер.

- С прошлой было легче, - задумался Маккойри и обратился к инженеру. - Можно ли подать больше энергии только на электризацию купола?

- Вряд ли, он же сам ко всему адаптируется, - пожал плечами Ганго, мельком глянув на длинный ряд циферблатов.

- Значит, снова ищем того паука, - решил Ровенир, а Кастатион брезгливо поёжился.

Так, приманивая лесных обитателей и позволяя им поливать защитное поле разнообразными ударами, разведчики понемногу двигались к цели. Они уже наловчились делать всё чётко и быстро. Пока двое главных бойцов занимались этой странной охотой, Ровенир Маккойри вёл дневник и планировал дальнейшие ходы, Ганго Юрэккит управлял повозкой, периодически отвлекаясь на калибровку систем нерушимого барьера, а Юзури Вайм занималась дронами, помогая Сурбану Аджел Кротомауну выискивать добычу. С высоты полёта «её птичек» долина казалась не очень дружелюбной - лес застыл, а в тёмной воде что-то шевелилось и бурлило. Но самая узкая часть реки выглядела вполне безопасной. Отряду хотелось поскорее проехать последний километр и переправиться на северный берег до наступления полной темноты.


Закончив копаться в двигателе, Юзури выбралась из-под повозки, потянулась и оглядела берег реки. Сурбан и Ровенир стояли у самой воды, собирая образцы всего, что попадалось им на глаза. Кастатион лениво бродил вокруг с автоматом наизготовку - отгонял излишне любопытное зверьё. Ганго уже закончил перенастройку защитного поля и теперь наблюдал за быстро пролетающими в вышине облаками.

- Я всё! - девушка махнула рукой, созывая остальных, и принялась собирать разложенные на тряпочке запчасти мерно гудящего антиграва.

- Отличная работа, - одобрительно кивнул ей Юрэккит после беглого взгляда на пульт. - Хотя я бы убоялся лезть внутрь работающего мотора.

- Ты же знаешь, мне проще работать с живыми системами, - весело откликнулась она. - Согласись, лечить дохлятину немного сложнее.

Ганго лишь пожал плечами и помог ей убрать невостребованные детали в сундук. Никто не понимал, как Вайм воспринимает окружающий мир. Для неё как будто существовали только сами физические процессы, отдельно от объектов. Поэтому, официально считаясь технопаткой и отдавая предпочтение именно технологиям, Юзури одинаково легко находила дисгармонию в машинах, структуре материалов, природных стихиях, существах из самых разных видов плоти - словом, была универсальным детектором неполадок, а заодно столь же изящно их устраняла. Так что заниматься всей инженерной и медицинской работой, кроме слишком сложного оборонного механизма, поручили ей.

- Эти диски точно смогут меня поднять? - киборг вернулся первым и теперь рассматривал платформу лишь едва более широкую, чем он сам.

- Не извольте беспокоиться, генерал, они хоть что угодно унесут! - отряхнув скафандр, Вайм запрыгнула на сиденье. - Ну что, где там все?

- Здесь мы, не кипишуй, - отозвался Кастатион, заходя с Маккойри под почти убранный купол и продолжая что-то объяснять лидеру отряда.

Погрузка трофеев заняла несколько минут. Четверо разведчиков расселись между ящиками, Юзури включила левитатор, и повозка плавно взлетела. Сурбан подождал, пока она поднимется достаточно высоко и замрёт в воздухе, после чего тщательно застегнул на себе прочные цепи. Машина взмыла ещё выше, и с торжественным видом Ганго включил силовое поле на полную мощность, окружив её туманной сферической стеной. Ровенир указал ладонью направление, и повозка устремилась по широкой дуге через бурный иссиня-чёрный поток.

- Жаль, что нельзя всю дорогу так, - посетовал Юрэккит, силясь разглядеть волны далеко внизу. - А это чудо-топливо точно нечем заменить?

- К сожалению, - ответила Юзури, не отводя взгляда от маленькой песчаной площадки прямо по курсу и держа ладонь на корпусе двигателя.

- Сидите да помалкивайте, некоторые всю дорогу пешком идут, - беззлобно откликнулся стальной великан.

- Или ездят закованными в цепи, - усмехнулся Кастатион, расслабленно глядя в небо. - Но и это не сломит дух рыцаря! Готовься, подлетаем.

- Так, начинаю обратный отсчёт, - лидер проверил ремни безопасности, жестом заставив остальных сделать так же.

Уже над пологим берегом, в пяти метрах от воды, поле исчезло, и ноги Сурбана наконец коснулись твёрдой поверхности, оставляя две глубокие борозды. Киборг порадовался, что никто не видел его со стороны - вид у двухтонного воина-аристократа, болтающегося под антигравитационной платформой, был весьма потешным. Гигант отстегнул цепи, немного пробежал вперёд, восстанавливая равновесие, и помог Юзури опустить повозку на песок. Разведчики соскочили на землю, и лишь Ганго снова уселся за руль.

Первым делом распотрошили самый большой сундук с главными приборами мобильного лагеря. По земле вновь раскинулось кольцо оборонных систем, на сей раз куда шире первого. Юрэккит остановил машину в самом его центре, расширил поле до размеров дачного домика и снова подал энергию. Раздвигая почву, камни и пожухлую траву, купол прорезал берег замкнутой сферой - механизм недовольно ухнул, однако продолжил адаптироваться к новым условиям работы. Инженер довольно потёр руки и отправился помогать товарищам.


И без того мрачное небо окрасилось тёмным пурпуром, через который понемногу проступали колючие огоньки звёзд. Кастатион с лёгкой завистью посмотрел на метагуманиста - тот, может быть, и чувствовал пронизывающий холодный ветер, но ему было всё равно. Двое разведчиков собирали валежник и проверяли, как горят разные виды местной флоры, пока остальные обустраивали лагерь. Тонкий силовой барьер удерживал тепло, а Ганго, усевшись за длинным пультом, проверял настройки и готовился снова включить почти погасшее поле.

- Твоя машина точно не взбунтуется? - уточнил Ровенир, оторвавшись от блокнота. - Будет грустно, если она примет нас за опасных зверей.

- Гарантия двести процентов! - инженер охотно воспользовался шансом прочитать лекцию. - В штабе всё-таки сидят не дилетанты. Компьютер будет всеми силами нам помогать и ни в коем разе не вредить. А если попытается обойти правила, то вместо сигнала выдаст беспорядочное месиво. Там всё работает на совершенно особом коде, где даже не математика, а что-то ещё более глобальное. Вроде вычисления того, какие именно идеи заложены в образ, и так далее. Он физически не сможет ошибиться с выводами. Например, пропустит сброшенную на лагерь бомбу, если это будет точно необходимо для успеха миссии, но точно такая же атака из вредности или по глупости уже не пройдёт.

- Типун тебе на язык, - нервно хмыкнула Юзури, продолжая распаковывать еду. - Кстати, я эту программу вообще не понимаю, она странная.

- Да её только Стратег и понимает, наверное. И ещё в двенадцатом отделе почти разобрались. Я с ними чаи гонял, ну и о работе спрашивал.

- Этого должно хватить, - вернувшийся Сурбан положил на землю толстую охапку дров. - Горят хорошо, почти без дыма, не содержат ядов.

Переливающиеся всполохи пробежали по камням, и все четверо подняли головы. Высоко над деревьями медленно проплыл колоссальный светящийся знак, непрерывно перестраиваясь и издавая трубный рёв, пока не скрылся за горизонтом. Когда глаза, привыкшие к темноте, снова стали различать детали, обнаружились мириады символов поменьше и попроще, сопровождавших исполина, подобно кометному хвосту - видимо, это были симбионты или паразиты. Некоторые из них спускались на уровень крон, мягко подсвечивая отдельные предметы.

- Просто фантастика… - тихо проговорила Вайм, провожая существо зачарованным взглядом. - Сколько же тут ещё разных интересностей?..

- Думаю, это ещё только цветочки, - столь же медленно ответил Юрэккит, обводя задумчивым взглядом тёмные силуэты деревьев и скал.

- Кастатион, поспеши, - скомандовал лидер. - До утра без приказа из лагеря ни ногой. Ганго, приготовься, второй сценарий по моему сигналу.

Первый помощник вернулся через минуту, и едва видимый туман за его спиной обернулся мощным прозрачным заслоном. Теперь сфера пропускала только видимый свет, и то лишь определённой силы. Ровенир решил, что так они смогут наблюдать за внешним миром, но оставаться недосягаемыми. Он доходчиво объяснил, что нет таких вселенных, где ночью безопасно идти через дикий лес, даже с лучшим снаряжением, и заранее раздал всем инструкции. Вскоре загудели генераторы атмосферы, наполняя лагерь чистым земным воздухом, а волновые пушки стерилизовали грунт. На самой ровной площадке развели небольшой костёр и расселись вокруг оранжевого огня. Маккойри сомневался, что биококтейль в венах разведчиков настолько хорош, поэтому трижды всё проверил, и лишь тогда позволил им снять шлемы.

- Уф, ну наконец! - вздохнула Юзури, наспех поправляя растрёпанные волосы.

- Смотрите туда, - кивком указал его помощник, и все, обернувшись, увидели, как во тьме исчезает двухметровая гроздь зелёных ядер.

- Какая гадость, - хмыкнул инженер, переливая суп из котелка в подставленные кружки. - Ну, по крайней мере, нам будет, чем заняться.

Все машинально проверили маленькие коробочки стимуляторов. Благодаря чудесам современной науки отряду не нужно было спать, однако после шести часов пути по однообразной роще разведчики остро нуждались в душевном отдыхе. Этого хотел и закалённый лидер команды.

- Четыре года назад мы с другими Вестниками так же сидели у костра, - начал он, придав голосу подходящее звучание. - И к нам прибился ещё один мироходец, не знаю уж, откуда. Назвался просто Стариком, держался в стороне, и вообще был довольно угрюмый дедушка, но тогда разговорился. Поведал, почему он на старости лет покинул родную реальность и пошёл, куда глаза глядят, только бы подальше…

Он умолк, выразительно посмотрев на слушателей. Все придвинулись к нему и внимательно слушали, стараясь даже есть как можно тише.

- Знаете такой сказочный мотив, когда герой получает от деда с бабкой волшебный предмет? Никто не задаётся вопросами, откуда он у них взялся и почему лежал бесхозным - а зря. Оказалось, что Старик и его жена в молодости приютили странствующего чародея. Когда гость заснул, они обшарили его котомку, нашли ларец с двумя крышками, в котором всё удваивается, и решили присвоить. Даже очень сильный волшебник не всегда может защититься от крепкой лопаты. Тело закопали в лесу, а ларец спрятали, дабы избежать внимания воров. Так и продолжили жить в нищете - но вдобавок к ней прибавился вечный страх перед жестокой расплатой. И, когда их навестил другой странник, шедший на войну против иноземного врага, артефакт отдали ему. А через месяц к ним явились следопыты. Стало ясно, что тот маг не был простым путником, и в самом деле, откуда у нищего бродяги столь ценная вещь? Он был важной шишкой, едва ли не лучшим придворным чудотворцем, поэтому ему и доверили перенести ларец в столичный город. Когда маг пропал, на его поиски сразу отправили вооружённый отряд. Правда быстро всплыла, и грабителей повели в город на казнь. Только вот в котомке чародея они также нашли ключи для открытия всех дверей и замков. Это дало им шанс бежать, а вскоре они поняли, что волшебные ключи открывают не только вещественные двери…

История жизни загадочного мироходца текла рекой, обрастала подробностями, её сюжет резко поворачивал и непредсказуемо петлял среди бескрайней вереницы причудливых жутковатых миров. Она захватила почти всё внимание разведчиков, которые в моменты драматических пауз прикладывались к кружке с чаем или супом. Сурбан, сидя с противоположной стороны костра, изредка подкладывал новые коряги в трескучее пламя. Юзури пару раз усомнилась в правдивости байки Ровенира, хотя продолжала молча внимать. Особенно сильно увлёкся инженер, чей бодрый и беспокойный нрав всегда уступал великой жажде новых знаний. Один только Кастатион то и дело отвлекался, чтобы осмотреться - может быть, он уже слышал этот рассказ, или у него просто был такой характер, никто не мог точно сказать. Теперь отряд знал мрачного Старика намного лучше, чем первого помощника, который, когда Маккойри наконец закончил свой рассказ, перехватил инициативу.

- А скажите-ка мне, дамы и господа… - задумчиво спросил он, пряча монету в узких ладонях. - Как думаете, куда нас привёл этот портал?

- Ну, я думаю, это параллельная вселенная, которая отделилась от нашей и ускорилась, - предположил Юрэккит без особой уверенности.

- И почему ты так решил? - ехидно спросил Кастатион, а пляшущие отсветы костра придали его лицу вид маски шамана, скрыв напряжение.

- Не знаю, интуиция такая, - пожал плечами Ганго и обвёл небо широким жестом. - Тут почти такая же атмосфера, солнце, многие растения…

- Ты знаешь, как работает моя удача? - внезапно спросил помощник командира и снова подбросил монетку. - У неё, скажем так, внешний источник, жёстко привязанный к нашей родине, не дальше низкой орбиты. Мне доводилось гулять по чужим мирам, и там везение резко падало. А здесь работает без перебоев и помех, с того самого момента, как мы прошли через портал. Смекаешь, о чём это говорит?

- О чём гвоорит?..

- Мы вообще не покидали бункер! Без понятия, что оно такое, виртуальная реальность, карманное измерение или ещё какая-то хрень. Но это совершенно точно не мир в нормальном смысле, - воскликнул он со смесью ужаса и триумфа. - Маккойри, может, вы что-то забыли сказать?

- Всё так, - смиренно вздохнул Ровенир, заранее готовый к такому повороту. - Поэтому я и взял в отряд именно тебя. Мы перенеслись в, так сказать, память аномального объекта вроде компьютера. Он как-то превращает свои записи в места, куда можно открыть портал. До начала экспедиции этого места не существовало, и оно пропадёт, как только мы отсюда выйдем. Надеюсь, этот факт как-то поможет нашей работе?

- Как знать, - хмыкнул тот, уставившись вдаль и крутя блестящий металлический диск между пальцами.

Остальных эта новость тоже удивила, но не столь сильно. Разведчики давно привыкли ничего не понимать и просто следовать инструкциям.


Пока ждали рассвета, они успели составить небольшой бестиарий. Многих гостей, мерно двигавшихся мимо купола или пытавшихся силой проникнуть внутрь, однако, классифицировать так и не удалось, слишком уж непривычен был вид этих явно живых организмов. Некоторых не получилось даже описать словами или зарисовать - их текучие тела постоянно принимали новую форму, словно выпадая из реальности, а одного пришельца каждый видел по-своему, но неизменно пугающе искажённым. Силовое поле, впрочем, не видело разницы между теми, кто на него набрасывается, желает прострелить или обойти через пространство и время. Каждая такая попытка лишь делала его крепче.

Вайм первые четыре часа ремонтировала Сурбана и о чём-то негромко с ним переговаривалась. Потом она занялась другими механизмами, расставленными по лагерю без видимой закономерности, а бронированный великан достал из ящика телескоп и углубился в изучение небосвода. Он уже высказал гипотезу, что такое разнообразие гротескной живности не могло возникнуть без разумной руки, и стремился найти следы космических работ, орбитальную станцию, хотя бы завалящий спутник, пусть даже давно нерабочий - но тщетно. Тем не менее, одно он выяснил точно - это абсолютно чужеродные звёзды. Даже в их сиянии чудилась некая потусторонность, и купол тут был ни при чём.

Кастатион один раз подошёл к нему и обсудил сделанные открытия. Заметив, что аборигены этой псевдопланеты могут быть недостаточно продвинутыми или, напротив, слишком развитыми, чтобы их получилось найти такими средствами, он вернулся в свою палатку, где просто лежал, о чём-то размышляя, до самого утра. Ровенир сидел у костра, неторопливо ужиная и отстранённо наблюдая за происходящим, а самые интересные явления запечатляя в блокноте. Ганго же до самого рассвета бродил по лагерю, составляя компанию всем по очереди.

Но вот странные формы жизни иссякли, сменившись более привычными мелкими монстрами, а далёкие небесные светила потускнели, уступая одному-единственному огню. Вершины невероятно древних гор, сточенных дождём и ветром до почти округлых циклопических валунов, озарились багрянцем. Холодное пламя тронуло деревья, траву, скользнуло по песку к светлеющей реке. Ровенир за завтраком поведал о своих наблюдениях и планах, отправил всех собирать пожитки, после чего затушил костёр. Пришла пора двигаться дальше.


Сурбан ликовал, едва не танцуя вокруг поросшей мхом колонны. Массивный обломок издалека походил на древний пень, однако был гораздо толще всех виденных здесь деревьев, да и форма его явно отличалась прямотой линий. Под многовековыми наростами лишайников и слоями грязи обнаружилась изъеденная лишайником, но вполне узнаваемая гравировка - тройная спираль инопланетных букв. И, хотя вершина колонны была грубо отколота, а вокруг не удалось найти ни одного похожего обломка, это всё равно оказался рай для археологов.

- Клянусь изначальным Самартаном, я же говорил, что здесь была цивилизация! - воскликнул киборг, фотографируя находку со всех сторон.

- Этот камень нам сейчас ничем не поможет, - парировал Кастатион и метким выстрелом отогнал очередного излишне настырного хищника.

- В том смысле, что его не получится унести, - уточнил командир отряда. - И никаких ярко выраженных аномальных свойств у него тоже нет.

- Вначале нужно понять, как он тут оказался, - не унимался гигант. - У колонны есть фундамент, границы которого проходят… Приблизительно здесь. Камень сильно раскрошился по краям, и, вероятно, мелкие фрагменты растащили животные. Едва ли это был обелиск посреди леса или пустыни. Скорее, улица или город. Может быть, храм. В любом случае, где-то рядом должны быть другие искусственные объекты.

- Ничего не чувствую, - вздохнула Вайм, сосредоточенно вглядываясь в разные части поляны. - Хотя погодите-ка, вроде бы там что-то есть!

Она уже порывалась пойти и посмотреть сама, но Ровенир остановил её на полушаге. Пышные заросли, напомнил он, скрывали землю от беспилотников, радиосвязь тут барахлила, а лезть предстояло в самую чащу. После недолгих раздумий на разведку отправился его первый помощник, временно поручив охрану отряда метагуманисту. Через семь минут он вернулся, помахивая над головой направленной вперёд ладонью с раскрытыми пальцами. Этот условный жест Крылатых Вестников означал, что Кастатион отыскал нечто интересное, но не смог идентифицировать находку и зовёт кого-то помочь. Вскоре в шлемофонах раздался громкий голос, а на мини-экранах высветились снимки.

- Понятия не имею, что это, но оно огромно. Внутри явно пустое, и мы легко туда поместимся вместе с тележкой. Сделано из неизвестного материала, крайне жёсткое, не проминается, хотя по ощущениям кажется, что слегка пружинит. Никаких швов или креплений, просто гладкая круглая хрень с торчалками. По периметру идут те же каляки, что и на колонне, но краска почти стёрлась, не прочитать. Что будем делать?

Все собрались в круг и обменялись первыми мнениями. Объект однозначно был рукотворным и неактивным, причём наверняка являлся машиной - иначе Юзури вряд ли смогла бы его заметить с такого расстояния. Впрочем, девушка уточнила, что это не механизм, электроника, рунический контур или другой знакомый ей класс технологий, а нечто принципиально иное. Взвесив все за и против, лидер команды решил, что отправиться к нему следует в полном составе. Вновь погрузились на борт повозки. Ганго прикрутил щит до четырёхметровой полусферы, включил режим активной обороны, подождал, пока барьер начнёт разрушать материю при контакте, и медленно поехал в указанную сторону.


Округлая туша цвета слоновой кости покоилась в самой гуще высоких колючих кустов. Она была лишь слегка пыльной - грязь, пепел и даже клейкие семена растений почти сразу скатывались с неё, за бесчисленные века образовав крепкие стены в человеческий рост. Подобраться к ней было тем ещё испытанием, но вот, наконец, проблема была решена. Разведчики столпились вокруг объекта, негромко переговариваясь и пытаясь найти какую-то зацепку. Ганго бродил вокруг, пытался вскарабкаться наверх или сдвинуть хотя бы один из стержней толщиной с руку, пучками торчавших у самой земли. Сурбан двигался медленнее, вдумчивее, просвечивая пустотелую громаду внушительным набором радаров, сонаров и огромных искусственных глаз. Юзури стояла неподвижно, оперевшись обеими ладонями о покатый бок объекта, закрыв глаза и сосредоточенно прислушиваясь к едва уловимым реакциям в его нутре. Остальные двое стояли поодаль, с оружием наизготовку.

- Надеюсь, это не яйцо? - поинтересовался Ровенир после получаса почти безмолвных ожиданий.

- Нет, это точно машина, - отозвалась девушка, оторвавшись от работы. - Хотя здесь уже нужно другое слово… В ней вообще нет отдельных частей. Помните ту эрмальскую игрушку, комочек вещества, которое ведёт себя как настоящий робот? Тут примерно то же самое, но гораздо сложнее, даже не знаю, с чем бы сравнить. Я хоть и не могу различить отдельные молекулы, но ручаюсь, что это чисто химический монолит.

- Именно так, - подал голос киборг. - Почти однородная масса. Каждая молекула служит одновременно стройматериалом и чертежом. Стены сравнительно тонкие, более толстые в месте крепления стержней, всё пронизано паутиной с наростами на внутренней поверхности, вероятно сигнальной сеткой. По общему виду напоминает транспорт, стержни могут быть ногами или жгутиками, пока больше ничего определённого.

- Мы можем его починить? - лидер отряда подошёл поближе, коротким жестом приказав своему напарнику удвоить бдительность.

- Думаю, да, - задумчиво проговорила Вайм, проведя рукой по корпусу квазимашины. - Здесь нет двигателя в привычном смысле, но по всей структуре гуляют заряды, и есть узел, который служит источником питания. Не знаю, как он устроен, но, пожалуй, смогу его оживить.

Она вкратце объяснила суть своей задумки, и отряд начал приготовления. От повозки протянули четыре кабеля, соорудили регуляторы напряжения и прикрепили их к указанным Юзури точкам. Энергию требовалось подавать строго определённым образом, так, чтобы потоки сталкивались в нужных узлах и запускали более сложные реакции. Достаточно хорошо видеть их и решать, как продолжать паттерн, могла лишь Вайм, но ей не хватало рук, чтобы крутить все тумблеры. На помощь пришёл Кастатион, напомнивший, что с его невероятной удачей он может действовать даже наугад. Подготовка заняла добрых полтора часа и потребовала целого ряда остроумных решений. Взлом длился всего пару минут, однако утомил разведчиков ничуть не меньше, ибо работать приходилось слаженно и на пределе человеческой реакции.

Но вот, наконец, желтоватая белизна потемнела, насытилась янтарно-зелёным, в одном месте вдруг подёрнулась рябью, пошла волнами и медленно, тягуче, словно пробуждаясь от крепкого сна, растеклась к периферии. Разведчики в своих скафандрах не могли чувствовать запахов, однако ощутили волну застарелого воздуха, выкатившуюся на них из чёрного овала двери. Сурбан мягко отодвинул провода, запустил в утробу квазимашины могучую руку с датчиками, посветил прожекторами и, доложив, что всё чисто, отошёл. Первый помощник лидера пригнул голову, забираясь в узкий лаз. Следом вошли Ровенир и Юзури, а великан начал подавать им ящики с инструментами.

Лампы озарили выгнутые закруглённые поверхности из того же материала, но не каменно-гладкие, а пестрящие разнообразием неведомых систем. Всё вокруг оплетал витиеватый орнамент толстых труб, ветвящихся и наполовину уходящих внутрь стен, пола, потолка… Между ними торчали блестящие многоугольники - окна, экраны, а может, нечто совершенно чуждое творениям землян. Повсюду в тревожащем порядке были разбросаны мягкие и твёрдые наросты всевозможных форм. Девушка принялась быстро ходить по пустому залу, разглядывая всё это и пытаясь понять, как управлять такой махиной. Маккойри и его заместитель, следуя указаниям, молча настраивали, использовали, прикрепляли к указанным элементам обстановки незнакомые им устройства из широких сундуков, а метагуманист подавал новые коробки.

Ещё через два часа Вайм удовлетворённо потёрла ладони, встала перед одной из тускло сияющих плоскостей, заменила предвкушающую улыбку серьёзно-торжественным выражением, положила ладони на импровизированный пульт, задержала дыхание и повернула несколько маленьких рычажков. Им пришлось привлечь Ганго, чтобы понять, за что отвечают инопланетные псевдокнопки, каким образом они вообще работают и как сделать их доступными для человеческих рук. Инженер едва не сошёл с ума, пытаясь представить внешность и биологию местных пилотов. Компьютер загудел, передавая сигналы по змеящимся проводам. Оконце перед Юзури истончилось до прозрачности и укрепилось, изменив структуру. Квазимашина вздрогнула, промялась, неуклюже повернулась на левый бок. Десятки столбов, оказавшихся теперь внизу, удлинились, чутко повторяя рельеф земли и поднимая корпус аппарата над ямой. Тронув ещё несколько клавиш, девушка заставила эту ходячую беседку выбраться из зарослей на просторную дорогу, проделанную повозкой. Аппарат не двигал ногами, а просто горизонтально скользил, при необходимости или по сигналу регулируя длину своих опор. Они оказались не телескопическими, а, скорее, резиновыми. Выглядело это настолько необычно, что Кастатион и Ганго даже выпрыгнули оттуда, желая посмотреть на транспорт снаружи.

В корпусе одно за другим выросли ещё несколько кривых окошек разного размера, застеклённых или отверстых настежь. Юзури помахала товарищам, объехав повозку по широкой дуге и примеряясь к управлению. Беседка изящно взмывала ввысь, опускалась почти до самой земли, вытягивалась, сокращалась, обрастала пандусами и козырьками, несколько раз с её поверхности слетали тонкие цветные огоньки.

- Ладно, хватит играться, нам пора, и меня уже начинает укачивать, - нахмурился лидер отряда и глубоко вздохнул.

- Ну так и вылезайте, в чём проблема? - отозвалась Вайм, явно недовольная тем, что её отвлекают, и ненадолго остановилась возле лагеря.

- Не слишком умно оставаться одной, - парировал тот, подошёл к открытой двери, придерживаясь за кабели, и позвал напарника на замену.

Юзури резко бросила машину вбок, и Ровенир вывалился в дорожную пыль. Он успел сгруппироваться и сразу же вскочил, гневно приказав ей остановиться. Получив в ответ лишь насмешливое фырканье, Маккойри приказал не менее удавлённым и раздражённым соратникам быстро что-нибудь предпринять. Сурбан попытался было перегородить дорогу, однако беседка изящным движением отбросила его в кусты, даже не покачнувшись. Кастатион прицелился и сбил несколько ветвей прямо перед квазимашиной. Вайм ругнулась и устремилась в противоположную сторону, заходя на него с тыла. С другой стороны к первому помощнику приближался разъярённый бронированный гигант.

- Ну вас к чёрту, ненормальные! - воскликнул Юрэккит и включил силовое поле на полную мощность, отрезав себя от остального отряда.

Ситуация с каждой секундой накалялась, и дело легко могло дойти до смертоубийства. В мозгу Ровенира, залитом беспокойством и праведным гневом, всплыла годами вбиваемая мысль - какова причина? За ней тонким ручейком потянулась цепь холодных рассуждений.

Разведчики прошли кучу психологических тестов и тренировок, они не стали бы на ровном месте конфликтовать, тем более так. Вероятно, причина в чём-то внешнем. Вначале это началось у него самого и Юзури, пока они были внутри транспорта. Следом начало накрывать тех, кто снаружи. Значит, источник воздействия там. Отряд провёл много времени возле неактивной машины, не начиная слетать с катушек, а сейчас, когда она ожила, устроил дебош. Следовательно, так действует она сама или что-то, связанное с её системами. Вот и решение.

Стараясь держать себя в руках, чтобы не наорать на бестолкового Кастатиона, он вкратце описал ему свои мысли и приказал как можно скорее уничтожить источник угрозы. В следующий миг весь отряд рухнул, как подкошенный. Квазимашина замерла, наполовину застряв в кустах. На разведчиков навалилась волна чудовищной боли - незримая, давящая, густая, не поддающаяся никакому описанию, она, казалось, подменила собой реальность, наполняя и разрывая мозг изнутри. Не было сил даже на то, чтобы смягчить падение или закричать.

Кастатион отчаянно пытался отвлечься, переключиться, заглушить, как того требовала инструкция - но невероятных усилий хватало лишь на секундные передышки. Очередной тяжёлый шквал швырнул его на песок, заставив невольно клацнуть зубами. Боль ненадолго перевела внимание на себя, и вдруг он понял, как спастись. Его паранормальных и вполне обычных человеческих умений было вполне достаточно.

При выборе решений на авось он пользовался не только монетой. Была ещё маленькая капсулка с безвредным, но чрезвычайно жгучим и мерзким на вкус веществом, которую Кастатион постоянно держал во рту. Когда задачу нельзя было быстро решить простым выбором из двух вариантов, он мысленно говорил себе - сейчас я поступлю так-то, и если не достигну нужной цели, то раскушу ампулу. Подобный исход был бы крайне неприятным переживанием, а источник везения отсекал подобные исходы, делая первую пришедшую на ум идею заведомо верной. Вместе с монетой этот нехитрый приём даровал ему успехи почти в чём угодно - и теперь у него нашлось ещё одно применение.

Капсулка тихо хрустнула. Человек скривился, скорчился на земле, и его едва не вывернуло наизнанку. Псионическая атака померкла на фоне того, что он ощутил в тот короткий момент, как писк комара рядом со стреляющим танком. Однако спустя несколько мгновений первое впечатление немного сгладилось, позволяя осознать себя, и Кастатион нашёл силы встать хотя бы на колени. Пошатываясь, он наспех привёл мысли в порядок, подобрал автомат и слепо бросился к ходячей беседке. Вход был на уровне второго или третьего этажа - но его это не остановило. Тренированное тело машинально нашло точку опоры, прыгнуло, подтянулось, вскарабкалось по ветвям и ловко забросило внутрь сначала оружие, а потом себя. Разведчик перекатился, хватая пушку, пока судорога вновь не скрутила его. Руки хаотично, наугад взметнулись, посылая дюжину пуль в стены и потолок. Раздался громкий, беззвучный, физически ощутимый вздох, и наваждение пропало.

- Осторожно, не попади в пульт! - запоздало крикнула Вайм, ошалело глядя на стрелка и начиная осознавать, как же ей сейчас повезло.

Кастатион прислонился к стене, отплёвываясь и тяжело дыша. Он бы улыбнулся, кабы мог, но сумел лишь скорчить кривую гримасу.

- Что это было? - нетерпеливо спросил Сурбан, заглядывая в рубку, когда та опустилась на уровень его лица.

- Теперь уже не узнать, - первый помощник равнодушно пожал плечами. - Может, чьи-то коконы проснулись, или тут такая противоугонка…

- Эй, ребят, вы там в порядке? - раздался из наушников голос инженера. - Там было какое-то непонятное жёсткое поле, я следил за ним по датчикам. Оборонка научилась его отражать. Простите, я испугался, что если сниму щит раньше, то меня снова накроет, и мы все погибнем.

- Ты всё правильно сделал, молодец, - ответил Ровенир, первым пришедший в норму. - Если компьютер позволил такому случиться, то решение было верным. Он понял, что именно такой расклад не повредит миссии и даже поможет. Это ведь так работает?

- Да, логично, - шумно выдохнул Юрэккит, со смесью благоговейного ужаса и любопытства разглядывая вверенный ему механизм.

Вначале разведчики привели в порядок себя и свои мысли, а затем принялись за ходячую беседку, на которую у Маккойри были огромные планы. Они тщательно вычистили её нутро, поправили системы управления, прилепили кабели к стенам, туда же передвинули массивные установки, а снаружи укрепили несколько фонарей и других приборов. После небольшой обкатки Юзури придала ей более обтекаемую, вытянутую и узкую форму. Выведя квазимашину из кустов обратно на дорогу, она расширила вход, сотворила пандус, и Ганго завёл их основную повозку с генераторами внутрь. Закрепить её среди отростков было уже легче. Прозрачная сфера окутала их новый транспорт, и отряд отправился назад, к давно намеченному маршруту. Тепрь путешествовать по пересечённой местности было куда приятнее и быстрее.


Километры бездорожья таяли позади. Ровенир не зря потратил столько драгоценного времени на ремонт - даже полумёртвая, квазимашина древних инопланетян оказалась значительно быстрее восьмиколёсной повозки, да и ехать в ней было куда как приятнее. Можно было ходить по сравнительно просторной рубке, разминая ноги, сидеть у окна или даже лежать, вырастив кушетку прямо из пола. Ходячая беседка, вне сомнений, была самым ценным приобретением разведчиков - а ведь они собрали ещё немало ценных артефактов и охотничьих трофеев.

То и дело отряд сворачивал с пути, завидев неподалёку очередные останки великой культуры. Теперь археологи не тратили лишние минуты, продираясь через заросли, без проблем добирались даже до самых высоких точек и могли себе позволить собирать всё подряд - места на борту было вполне достаточно. Коллекция насчитывала сотни фантастических предметов, и уже сама их долговечность была огромным подспорьем для науки. Руины попадались всё чаще - заветный центр города, сохранившийся лучше окраин, определённо приближался.

Беспилотники тем временем закончили исследовать долину с высоты. Доработав планы экспедиции, Ровенир подсел к Ганго, и вместе они начали разбирать особенно хитроумную задачу. Лидер заметил некую закономерность во встреченных опасностях и решил составить их график, дабы понять, можно ли предсказать следующую проблему при помощи той новой математики идей. Всё равно заняться пока было особо нечем - девушка полностью сосредоточилась на управлении квазимашиной, киборг безмолвно созерцал пролетающие мимо пейзажи своими многочисленными радарами и улучшенными глазами, а Кастатион между остановками безмятежно дремал с автоматом в руках.

Чешуйчатый лес сменился редкими стройными деревьями в панцирях из кривых многоугольников. Переменилось и изредка нападающее зверьё, а ходячая беседка стала чаще менять длину ног, перелезая через глубокие ямы. Когда инженер наконец разобрался, как заставить силовое поле защитить их транспорт со всех сторон и при этом не помешать его ходу, разведчики уже добрались до высоких каменистых холмов. Вскоре те срослись в каньон - начало лабиринта, уже изученного Маккойри и, как тот предположил, некогда бывшего улицами.

Свернув в очередной коридор, отряд едва не протаранил громадную, вдвое шире ходячей беседки, полупрозрачную кроваво-красную тушу.

Юзури метнулась назад, а Ганго врубил почти полную изоляцию. В следующий миг на них обрушился град тяжёлых ударов. Из округлого гелеобразного купола прямо на глазах вырастали гроздья массивных щупалец, а внутри что-то непрерывно перестраивалось и бурлило.

- Сурбан, полный отчёт о цели, быстро! - рявкнул командир, бросившись к ящикам с тяжёлым оружием. - Вайм, не стой столбом, закрой окна!

Сочтя слова слишком долгими, метагуманист вывел на главный экран таблицы и схемы, ежесекудно обновляя их. Чудовище оказалось химически однородным, вероятно колонией микроорганизмов или нанитов. У него не было мозга, глаз, ушей, даже простейшего осязания, однако оно несомненно ощущало разведчиков. Внутри плескалось море энергии, рвалось наружу, и мощь всё нарастала. В полужидкой массе плавали более плотные мелкие тела, судя по всему, паразиты или некие симбионты. Сама же плоть стремительно вылепливалась в новые сложные органы. Некоторые из них оказались пневматическими орудиями, поливающими непроницаемую сферу сгустками кислоты.

- Похоже на нашу машинку, - бросил Кастатион, следя за метаморфозами твари. - Мы зашли на её территорию, и нас приняли за конкурента.

- Это понятно, - ответил Сурбан и обратился к остальным. - Мимо не проехать, но можно сдать назад и поискать обход, или пройти поверху.

- Вот наверх точно не надо, - инженер лихорадочно пробежал взглядом по индикаторам и кнопкам. - Ноги вылезут наружу, и привет, откусят.

- Боюсь, придётся воевать, - отрешённо промолвила Юзури и ткнула пальцем в монитор. - Эта медуза тоже умеет создавать силовое поле.

И действительно, теперь даже с наполовину отсечённым светом было видно, как воздух вокруг огромной туши плавится и дрожит. Однако это излучение было мечом, а не щитом. Два барьера соприкоснулись и начали взаимно обнуляться. Через круглую брешь влетела едкая струя, прожигая корпус квазимашины, а следом прыснули три змеящихся отростка. Кастатион выхватил у Маккойри пушку, подскочил к оплавленной, уже затягивающейся дыре и огненным лучом срезал щупальца, а затем направил поток туда, где зрела новая внушительная порция кислоты. Чудовище содрогнулось, и окружающий его купол погас. Барьер вокруг отряда снова сомкнулся - но лишь на пару минут.

- Так, бойцы, без паники! - приказал Маккойри и гипнотически вкрадчивым голосом добавил. - Мы не сможем отступить, так что придётся сражаться. У нас наверняка есть подходящее оружие, надо только понять, какие именно, и использовать его. Ганго, займись укреплением щита. Сурбан, открой все сундуки, пусть наш арсенал будет на виду. Юзури, ты видишь у медузы какие-нибудь уязвимые важные части?

- Это кусок желе! - отчаянно крикнула девушка. - У него нет уязвимых мест!

- Хорошо, будем атаковать иначе, - спокойно ответил лидер. - Ганго, а что насчёт активной защиты? Заряженное поле сможет его спалить?

- Вряд ли, - инженер носился вокруг массивного механизма, перетыкая провода. - Нет, точно никак, тут бы хоть простые стены удержались.

- Тогда ударим из ручных орудий, - он глянул на Кастатиона и отрывисто кивнул. - Может быть, токсины или вирусы?

- Слишком долго подбирать и синтезировать, - покачал головой киборг. - И так мы наверняка разрушим экосистему.

- А если электричество, направленную радиацию, плазму, бомбы?..

- Точняк, взорвём медузу изнутри! - откликнулся Юрэккит и схватил калькулятор. - Не помрёт, так будет долго собираться, успеем пройти.

- Есть идея получше, - бронированный великан достал из ящика для трофеев диск с несколькими кристаллами и показал его собравшимся.

В эту секунду мерцающая стена снова раскололась. Медуза адаптировала свои поля так же быстро, как оборонный компьютер. Внутри её плоти хаотично вспыхивали небольшие узелки, подобия нервной системы. Кастатион попытался было их перестрелять, но где-то в другом месте сразу же свивались новые. Человек быстро бросил это дело и взялся за более насущное - через широкую дыру вместе с кислотой ворвались десятки симбионтов колосса. Тёмные червеобразные зверьки длиной с предплечье вгрызались в зеленоватую поверхность квазимашины, стремясь добраться до её энергетических цепей. Чтобы убить как можно больше тварей и не повредить ходячую беседку, стрелок взял два пистолета. Ровенир и Сурбан были вынуждены подобрать орудия помощнее, дабы отбивать тянущиеся сквозь пробоину отростки. Туша напирала, пытаясь протиснуться через слишком узкий для неё проход - а тот всё продолжал расширяться. После первого попадания она стала чередовать контр-барьер и непробиваемые экраны, успешно отражая большинство атак. Разведчики начинали уступать.

- Эй, жахните её уже наконец, чего застряли?! - прорычал заместитель командира, заглядывая в очередную равную рану на боку аппарата.

Вайм и Юрэккит молча переглянулись. Толку от них сейчас было мало, но лишь они ещё оставались свободными. Инженер держал странный артефакт, не далее как вчера подобранный в руинах. Он помнил первое испытание находки - приличного размера кусок скалы переместился на полторы сотни метров вверх и ещё в падении начал рассыпаться. Многие детали телепортатора были оторваны или разбиты, из-за чего он переносил объекты не полностью, вырезая широкие ломти. Применять его по назначению было нельзя. Вероятно, киборг имел в виду это?

- Попробуем выкинуть часть медузы подальше, - согласилась Юзури, осторожно положив руки на кристалл. - Когда скажу, направляй.

Она сосредоточилась, пытаясь сфокусировать энергию артефакта в одной точке. Угловатые стекляшки тонко загудели и налились волнами едва заметной синевы. Звук становился всё громче, непредсказуемо меняя ноты и разделяясь на множество отдельных шумов. Одни потусторонние, пробирающие до костей частоты взаимно усиливались, другие подавлялись, третьи возникали из небытия, и девушка пыталась сложить их в гармоничную мелодию. Вскоре по помещению разнёсся зловещий ритм, на миг притих, затем начал упрощаться…

- Давай, туда! - крикнула Вайм, и они с Юрэккитом повернули диск к очень вовремя отвалившемуся фрагменту стены. - Все с дороги!!!

Оглушительно громыхнуло, с потолка осыпалась пыль. Переброска прошла без красочных спецэффектов - просто вся материя вдоль трёх пересекающихся плоскостей, которые неровным конусом расходились от центра диска, исчезла. Отряд не интересовался, куда именно она улетела. По земле и ближайшим скалам протянулись глубокие траншеи. Громадная багровая тварь булькнула, покачнулась и распалась на тысячи мелких комочков. Самый большой её кусок судорожно уцепился щупальцами за скалу, пытаясь выбраться из каньона, но сорвался, пробороздил склон и влился в общую массу. Ошмётки растеклись лужицами, скорчились и покрылись прочной каменной коркой. Кастатион соскочил с карниза, подошёл к одному из кусков медузы и злобно пнул его сапогом.

- Здесь мы суперхищники, понял?!

- Они нас боятся! - воскликнула девушка, выглянув из окна. - Думают, что мы сейчас их пожрём, поэтому стали инертными и несъедобными!

Сурбан аккуратно поднял три красноватых камешка, нескольких червей, пару кусочков обычной скалы, и спрятал их в бронеящики. Ровенир одобрительно махнул рукой - сколь бы опасно ни было это существо, оно явно могло пригодиться учёным и техникам. В таком спящем виде, подтвердила Вайм, образцы будут совершенно безобидны, а разбудить их очень нелегко. Лидер приказал разбросать остальные фрагменты монстра по всей округе или обрушить на них стену каньона, дабы они не ожили в ближайшие дни. Кастатион методично отстреливал всё ещё живых симбионтов, которые пытались внедриться в разведчиков или пробегавших мимо мелких зверей. Временно оглохший Ганго передал всем радостно-сбивчивое текстовое послание - незадолго до победы оборонка развила почти полный иммунитет к тем антибарьерным полям.

Юзури вышла из ходячей беседки, осмотрела её и сокрушённо покачала головой. Впрочем, транспорт был ещё на ходу, умел заживляться, и после короткого совещания отряд решил, что чинить его лучше по дороге. Устраивать привал следовало позже и в более уютном местечке.


Циклопическое сердце города казалось даже не призраком былого величия - следами праха. За сотни лет неумолимые, равнодушные силы природы сгладили могучие остовы зданий, скрыли детали под грязью, превратили в подобия изломанных валунов. Только издалека можно было признать в нагромождении причудливых оранжевых скал рукотворные формы. Но и вблизи внимательный глаз легко мог понять их истинную природу, разглядывая обломки, торчащие среди кустов. На древних камнях всё ещё сохранялись остатки фресок, барельефов, гравировок, ниши под провода или некие приборы, следы явно искусственных материалов, сложные остаточные излучения… Попадались даже целые колоннады, высокие мосты и куски могучих стен. Чем дальше ехал отряд, тем чаще натыкался на мелкие предметы и тяжёлые машины, частично или полностью погребённые в земле. Несомненно, разведчики выбрали верный путь, и предчуствия их не обманывали.

Выбравшись из лабиринта узких древних улиц, они замерли, поражённые внезапно открывшимся простором. Сверху долина выглядела почти однородной, лишь кое-где на тусклом красновато-зелёном фоне выделялись полосы и пятна. Мёртвый мегаполис был почти невидим для камер беспилотников - однако при взгляде с меньшей высоты всё становилось намного очевиднее. Сурбан отметил, что только самые выносливые виды растений могли сопротивляться промышленным отходам, до сих пор отравляющим здешнюю почву. Впрочем, лес всё равно понемногу наступал - ширина просеки между ним и хорошо различимой границей главных руин едва превышала пару сотен метров.

Разведчики оглядели пейзаж, сверились с планом и начали объезжать ядро поселения по широкой плавной дуге. Соваться туда сразу было небезопасно - лидер поведал пару историй о том, что с ним происходило в похожих местах. Его опасения быстро подтвердились. Возможно, местные жители построили охранную систему для столь важных построек, или же время исказило программы изначально мирных машин, и они превратились в опасные ловушки. Так или иначе, пока земляне сужали спираль, подбираясь к цели, город атаковал их целых три раза.

Первый залп оказался для всех неожиданностью. Одна особенно толстая колонна внезапно треснула по всей длине и исторгла вихрь синего пламени, похожий на колесо. Двадцатиметровый диск врезался в купол вокруг ходячей беседки и разлетелся мириадами струй, поджигая траву. Никто даже не успел ничего понять или предпринять. Само орудие в тот же миг вспыхнуло и развалилось грудой обугленных пластин.

В другой раз по ним выстрелило нечто вроде танка, сделанного из громадного кристалла со множеством металлических антенн. Его луч свободно прошёл сквозь поле, и только реакция Кастатиона спасла отряд. Словно предчувствуя беду, он оттолкнул Юзури от пульта и сам бросил ходячую беседку в сторону. Поток зеркальных волн промчался опасно близко от левого борта квазимашины и врезался в лес, сметая вековые деревья. Второго удара не последовало, да и защита, как выяснил Ганго, уже начала адаптироваться - но Вайм после изучения следов сказала, что это было похоже на взрыв какого-то реактора. Посовещавшись, разведчики решили пока держаться оттуда подальше.

Последняя атака настигла их у самой границы. Земля под ногами-стержнями ходячей беседки громко загудела, и после того, как та проехала метров на двадцать вперёд, взорвалась изнутри, осыпая силовое поле градом дымящейся глины. Из разверзшейся ямы с воем вылетела круглая ржавая болванка, пронеслась высоко над головами и впечаталась в ближайшую стену, застряв среди камней прочной кладки. Это стало последней каплей, и Ровенир запретил отходить от лагеря дальше, чем на пять метров, чтобы, если что, успеть добежать до купола.

Добравшись до относительно чистой площадки, разведчики наконец остановились, укрепили барьеры и вышли на свежий воздух. На сей раз палатки решили даже не доставать - квазимашина была лучше по всем параметрам, кроме возможности уединиться. Кроме того, подчеркнул лидер, если придётся срочно уходить, то в ином случае пришлось бы бросать снаряжение или тратить время на его погрузку. Солнце уже прошло зенит - видимо, здесь сутки были короче земных. Сурбан отметил, что это странно - ведь столь древняя планета должна вращаться намного медленнее. Маккойри напомнил, что здесь совершенно иной мир, к тому же, по сути, иллюзорный. Пока готовили место для костра, он рассказал о своём давнем путешествии на Меркурий из альтернативной вселенной, который раскручивали при помощи цепи титанических магнитов. Ганго, которому доверили стряпню, попытался вспомнить, ведутся ли в их бункере подобные проекты. Юзури же молча слушала их, устроившись в сторонке и сонно прикрыв глаза - пилотирование химического монолита преизрядно утомило её всего за несколько часов.

Минут через десять Сурбан, которому надоело сидеть без дела и пользоваться одними только усиленными органами чувств, с одобрения лидера отправился в короткое путешествие по ближайшим постройкам. Вначале он просто обошёл лагерь по кругу, затем вернулся к тому месту, где зияла угловатая пещера, задумчиво постоял и решил изучить древнее жилище изнутри. Если полузаваленные пыльные коридоры уводили его от мерцающей поверхности щита, он сканировал стены, выбирал самые надёжные участки удивительно крепкой конструкции и прорезал новую дверь. По пути ему пришлось задействовать все свои умения и даже пару обычных инструментов, которых не нашлось среди вживлённых или встроенных в тело. За полчаса он преодолел сотни метров тоннелей и десятки комнат, предназначенных явно не для человекоподобных существ, выйдя под тёплые солнечные лучи только три раза. Однажды на него набросилось нечто вроде огромного морского паука, окружённого крошечными значками из серого металла, но сразу же умчалось обратно в тени, лишь попав под луч фонаря.

Вернувшись, великан снял со спины два тяжёлых сундука, доверху набитых артефактами. Почти все его находки ожидаемо были сколь странными, столь и безопасными - он тщательнейше проверял каждую из них, прежде чем нести в лагерь. Разведчики уже успели плотно пообедать, набраться сил и теперь ждали только метагуманиста. Сурбан озвучил свои наблюдения и размышления, Ровенир внёс несколько мелких правок в первоначальный план, после чего отряд отправился исследовать таинственный город уже всерьёз. Вайм и Юрэккит, плохо владеющие оружием, остались на борту квазимашины - девушка вела её поближе к бойцам, с трудом протискиваясь между остатками мощных построек, а инженер регулировал форму силового поля, параллельно обучая компьютер делать это самостоятельно. Остальные трое, держась плотной группой, аккуратно лазали по этажам, мостам и неглубоким катакомбам, периодически отбиваясь от местных зверей.

Время летело незаметно. На руины медленно, но неизбежно опускалась тьма. Из нор понемногу вылезали странные ночные твари. Небо вновь озарилось множеством холодных звёзд, придавая городу ещё более мрачный, зловещий вид - небоскрёбы подсознательно хотелось видеть яркими, шумными, полными жизни, как подобает центру мегаполиса, а не безмолвными, застывшими и слепыми. Маккойри собрался было вернуть отряд в лагерь и до утра спокойно изучать трофеи, однако бронированный исполин внезапно поднял руку, призывая всех к тишине. Напряжённо копаясь в памяти, он прислушивался к чему-то, и на его смуглом лице мелькнула тревога. Несколько секунд спустя обеспокоенные Ровенир и его напарник тоже заметили ни на что не похожий нарастающий звук. С востока прилетел порыв горячего ветра, а по земле протянулись длинные чёрные тени. Нечто огромное, пока ещё невидимое за домами, освещало равнину почти с уровня земли.

- Отходим, быстро! - едва ли не силой затащив Сурбана и Кастатиона под барьер, командир первым запрыгнул внутрь ходячей беседки.

Ганго и Юзури неотрывно следили за приборами, изредка оборачиваясь к окну. Выражение их лиц не предвещало ничего хорошего.

- Что там творится? - резко спросил Маккойри, лихорадочно пробегая глазами по стрелкам, графикам и числам.

- Это конец, - просто и без затей промолвил инженер, обращаясь скорее к самому себе, чем отвечая командиру.

- Самартан извечный, мы едва не сгорели! - воскликнул Сурбан, наблюдая, как по ту сторону полупрозрачной сферы корчатся животные.

- Если я правильно поняла, луч того кристалла запустил цепную реакцию, - быстро проговорила Вайм, показывая на карту. - Не знаю, что именно сейчас происходит, но… В общем, континуум начинает как-то перестраиваться или разрушаться. Там внутри совершенно другая физика, и нам чертовски повезло, что эта штука расширяется достаточно медленно. Началось вот здесь, в лесу, восемь с половиной часов назад. Такими темпами накроет город через час. Мы ещё можем успеть вернуться к порталу… Наверное, если отправимся прямо сейчас.

- Слишком опасно, - покачал головой Ганго и оглянулся. - Волна нас догонит ещё у реки, и там мы едва ли хоть чем-то её остановим.

- А сейчас можем? - лидер пристально посмотрел ему в глаза и жестом подозвал остальных, зная, что так им будет лучше думаться.

- Понятия не имею, - тот пожал плечами и почесал лоб. - Слишком мало данных. Издалека ничего не разобрать, только самые общие детали.

- Отлично, вот и первая цель. Есть идеи?

- Всё, что попадает в эту область, распадается на атомы за секунды, - быстро заговорила девушка, рассуждая вслух. - Датчики вряд ли успеют, но если подойдём ближе, я наверняка смогу понять, что именно там за физика, по характеру излучений. Хотя от воздуха и земли образуется слишком много разных частиц, жуткие помехи… Лучше закинуть туда что-то химически простое. Но вряд ли этого хватит…

- Можно послать дрон, он же для того и создан? - подхватил Кастатион, кивая на крестообразную машинку в дальнем углу помещения.

- Да, думаю, мои птички справятся, - хотя в её голосе была неуверенность, взгляд Юзури прояснился. - На них уже стоит всё нужное.

- Прекрасно, тогда с этого и начнём, - велел Ровенир, дал разведчикам две минуты на подготовку и поискал на карте наилучшее место.

Тем временем сияние поднялось над руинами, озаряя камни и вечернее небо. От множества переливающихся угловатых плоскостей, которые сопрягались и расходились под самыми странными углами, исходил обжигающий свет. Силовое поле не пропускало радиацию, однако главная проблема заключалась в другом. Город превратился в мешанину ярко высвеченных полос и кромешной тьмы. Смотреть на их хаотичные перемещения было физически больно, и ещё труднее оказалось провести квазимашину между скалами. Вайм вела ходячую беседку зажмурившись, почти наугад, снося арки и колонны, а Маккойри подсказывал, где сворачивать, чтобы выйти к широкой дороге.

Метагуманист провёл снаружи несколько мучительно долгих минут, собирая и передавая информацию. Когда броня перестала справляться, он отступил под щит, выставив наружу только несколько антенн. Наконец он дождался сигнала об успехе и, шатаясь, вернулся в укрытие.

Получив ответ от сгоревшего беспилотника, едва долетевшего до цели сквозь испепеляющие энергетические потоки, Юзури, Ганго и волей командира присоединившийся к ним Кастатион принялись строить компьютерную модель страшного феномена. Первый помощник не был особо искушён в науках, но его удача помогала работе. Сурбан и Ровенир изучали карты, выбирая путь к отступлению на случай провала.

- Эврика, наверное! - рассмеялся Ганго, вскидывая руку с зажатым аварийным стимулятором мозга. - Оборонка попыталась рассеять луч, но вместо этого исказила и привела к катастрфое. Но теперь в ней есть тот же самый паттерн, что и у этой штуки, они возникли одновременно.

- А помните медузу? - подхватила мысль девушка. - Можно, как она, настроить поле на противоположную частоту и получить глушилку!

- Перевести всю энергию на щиты и броситься в самое пекло, - добавил Кастатион, заинтересованно глядя на пульт управления беседкой.

- Эй, я хотела сказать, что так мы сможем от него защититься! - воскликнула Юзури с негодованием. - Это же чистейшее самоубийство!

Снаружи всё сильнее грохотало, выло, взрывалось. Ровенир подошёл к экрану, цепким взглядом изучил схему, а затем решительно кивнул.

- Кастатион прав, это лучший выход. Для начала, именно он повернул машину под нужным углом к лучу, то есть его везение уже тогда проникло в эту ситуацию. Компьютер не блокировал луч, когда тот вылетал с другой стороны поля, хотя мог успеть - значит, счёл такой расклад полезным в рамках нашей миссии. Он ещё не имел дела с изменённой физикой и решил наверстать упущенное. Поможем ему?

- Так, сэр, я извиняюсь, но откуда у вас такая информация? - спросил Юрэккит, подозрительно щурясь. - Вы что, всё знали заранее?

- Всего никто не знает, - усмехнулся тот, доставая мини-компьютер и направляясь к оставшемуся дрону. - Просто следую протоколу.

- Не хотите ли вы посвятить нас в эти планы? - подчёркнуто вежливо, но с нажимом спросил метагуманист, делая шаг навстречу человеку.

- О, охотно! Сейчас я загружаю в беспилотник всё важное, что мы собрали за два дня. Через три минуты он отправится к порталу и передаст эти данные в штаб. Да, в системе есть такая функция. Даже если мы не выберемся, миссия будет выполнена, и техники смогут собрать вторую оборонку, с уже полностью обученной программой. Потом дрон поднимется повыше и станет ретранслятором. Штаб подождёт код отмены пять часов, и если мы не ответим, переход будет разорван. Нам этого времени хватит, а волна не успеет достичь портала. И все слабые места плана, которые вы собираетесь указать, были просчитаны заранее. Как вчера сказал Юрэккит, в штабе сидят не дилетанты.

- Чёрт, да кто вы такой на самом деле? - инженер уставился на него с одновременно испуганным и заинтересованным блеском в глазах.

- Расскажу, когда вернёмся, - он подтащил дрон к выходу, жестом велел Сурбану запустить его и хлопнул в ладоши. - А теперь побежали!

Значительный кусок леса уже сгинул в недрах искажения, чья граница быстро приближалась к сердцу города. Древние сооружения одно за другим загорались, таяли, становились мелкой пылью. Ровенир приказал Ганго и Кастатиону доработать поле, чтобы оно выдержало хотя бы несколько минут, а девушке - мчаться на полном ходу в самый центр сверкающего урагана. Попытка была всего одна, но Маккойри ничуть не сомневался в успехе и, как мог, заражал своей уверенностью остальных. Зеркальная сфера рванулась вперёд, поспешно расширяясь и перемалывая попадающиеся на пути руины. Её край со звоном ударился о вихрящуюся поверхность, и разведчики вторглись в сердце ада.

Крепко держась за выросты стены, Ровенир Маккойри ждал. Сейчас он мог лишь надеяться, что смелый план сработает. Впрочем, это было не столь важно - он уже победил, вместе с терабайтами кода подарив человечеству шанс на жизнь. Выжить хотел и Ганго Юрэккит, молодой инженер, на котором сейчас держалась судьба их маленького отряда. Он до боли всматривался в цифры и волны, стремительно бегущие по тусклому монитору, а движениям его рук могли бы позавидовать великие пианисты. Бесшабашный дух отошёл на дальний план, и остались лишь навыки, чистый разум, скорость реакции да капелька удачи. Последнюю усиливал Кастатион, чьего полного имени не знал даже лидер группы. Невысокий жилистый человек что-то беззвучно говорил, концентрируя все свои силы на источнике невероятного везения. Ещё более истово молился Сурбан Аджел Кротомаун, чьё могучее, гигантское, уже не совсем человеческое тело с трудом сохраняло равновесие - пол, потолок и стены вращались безумной каруселью. И где-то по другую сторону генераторов силовых полей держалась Юзури Вайм, вероятно единственная, кто действительно чувствовал ситуацию, от царящего снаружи хаоса до тончайших энергий внутри сверхсложного аппарата.

Однако здесь, в безудержном водовороте граней, состояний и свойств, было бессмысленно пытаться что-то осмыслить или внятно описать.

Разведчики не видели яростную битву пространств, времён и констант. Они не видели вообще ничего - рубка освещалась только огоньками на двух узких панелях управления. Снаружи калейдоскопические шипы взрезали ткань реальности, пытаясь пробить барьер, но тот упрямо отвечал тем же, нивелируя внешние вихри своими и тонко направляя их в иное русло. Вокруг купола зарождалась третья сила - то, что обращало мощь деформации против неё самой и развивалось. Вирус, сотканный из физических законов, принялся стремительно пожирать аномалию изнутри, обращая её в ничто и бесследно распадаясь, когда переставал быть нужным. Техника снова брала верх над природой.

Наконец, экран исчез, и отряд увидел чистое небо. Квазимашина стояла на пугающе длинных ногах посреди исполинского кривого кратера, захватившего добрую четверть мегаполиса. Что ж, решил Ровенир, всё-таки спасти удалось достаточно много. Облегчённо вздохнув, разведчики молча выбрались на ровную землю, а затем отправились отдыхать. Сил на празднование не было, да и повода, по сути, тоже.


Тяжёлый танковый снаряд ударился о силовое поле и с грохотом взорвался. Осколки металла изрешетили ближайшие скалы так, словно те были сделаны из бумаги, но полупрозрачная стена толщиной в пять с лишним метров, которой достался основной урон, даже не дрогнула.

Сурбан взвалил орудие на плечо, дошёл до купола, долю секунды постоял перед ним, а затем шагнул вперёд. Внешние слои преграды расходились, открывая ему путь, и мгновенно смыкались за спиной - послушная сфера оставалась абсолютно герметичной. Пройдя двести метров, метагуманист вновь прикрепил пушку к массивной треноге, указал ей мишень, нарисованную на стене ущелья, и подождал, пока баллистический компьютер повернёт дуло под нужным углом. На этот раз снаряды беспрепятственно прошли сквозь барьер, двигались со скоростью звука. Защитный механизм успевал переключать генераторы его отдельных слоёв с феноменальной точностью и быстротой.

- Всё чётко, - донёсся по рации голос инженера. - Думаю, на этом можно спокойно остановиться. Оборонка уже почти не развивается.

- Ну, тогда идём домой! - бодро ответил Маккойри через пару минут. - Даю час на сборы!

За третий день разведчики успели изучить руины сверху донизу, испытать множество находок и попутно закалить оборонную систему так, что та теперь играючи поддерживала купол диаметром в добрый километр. Ганго был абсолютно уверен, что будущее принадлежит именно саморазвивающимся автоматам - разум человека теперь едва понимал даже их предназначение. Наступала технологическая сингулярность, и для себя Юрэккит решил, что это хорошо. Ему больше нравилось изучать новое, внезапное, будоражащее ум, чем работать с известным.

И вот отряд, радостно переговариваясь, погрузился на борт. Непробиваемый экран уменьшился и изрядно истончился. Гигантский кратер, ставший удобным полигоном для проверки аномального оружия и укрепления щитов, сразу стал каким-то пустым. Квазимашина, похожая на странную беседку или, скорее, водонапорную башню, переместилась к иззубренной стене. Её ноги-стержни удлинились и заскользили вверх по неровным выступам. Юзури в последний раз окинула взглядом древний мегаполис, вздохнула и направилась на юго-восток, к порталу.

Дорога заняла всего несколько часов. Девушка уже без труда управлялась с инопланетной техникой, а квазимашина легко проходила через овраги и бурелом. Купол тоже научился менять форму нижнего края, подстраиваясь под рельеф твёрдой поверхности, и незначительные проблемы возникли только с пересечением реки - широкая полусфера силового поля выплеснула на берег полсотни тонн воды. Звери теперь старались держаться от разведчиков и их монструозного транспорта подальше - лишь один раз громадный ящер попытался разбить барьер, но отступил после удара током, да небольшая стая серебристо-серых пней с волчьими пастями бежала за ними почти до самого холма.

Выпрыгнув на сухую каменистую землю, Кастатион и Ровенир принялись оживлять портальную установку. В маленькую глобулу, висящую безо всякой видимой опоры, из двух столбиков с массивными навершиями ударили молнии, и на её месте стремительно развернулся широкий туманный фрактал. Сурбан прошёл в него первым - доложить об успехе кампании. Юрэккит отключил защитную сень, завёл мотор восьмиколёсной повозки, аккуратно вывел её наружу и скрылся в межпространственном коридоре. Вайм придала ходячей беседке самую узкую форму, какую только смогла, и медленно повела её следом. Кастатион несколько раз подбросил монетку, дожидаясь сигнала об успешном приземлении машин, после чего оглянулся на лидера отряда. Ровенир стоял в стороне, задумчиво созерцая Зловещую долину.

- Шеф, пора.

- Я пока побуду тут, - тихо, но твёрдо проговорил Крылатый Вестник и обернулся. - Если все уйдут, этот мир перестанет существовать, и далеко не факт, что его удастся открыть во второй раз. Было бы печально потерять такое интересное место. Да и на базе от меня толку чуть.

- Уверен, что они справятся, - первый помощник кивнул на портал, подразумевая учёных из штаба. - Но здесь ты босс, тебе и карты в руки.

- Если к ночи не прибудет замена, я вернусь. Всё равно наверняка придётся набирать новую команду, а учить её прямо тут не получится.

- Что ж, раз такое дело, я тоже постараюсь туда напроситься, - улыбнулся Кастатион и проводил взглядом летящую над деревьями птицу.

- А я ведь предупреждал, что такие путешествия затягивают, - командир крепко пожал ему руку и взглянул на портал. - Ладно, бывай!

Кастатион на всякий случай проверил механизмы защитного кольца вокруг лагеря и вернулся в теперь уже ярко освещённый, шумный, радостно аплодирующий зал. Ему уже сказали, что в Зловещей долине собираются создать постоянную станцию, но он решил сделать товарищу сюрприз. После такого приключения каждый имел право отдохнуть, где захочет и как пожелает - на войну надо идти полными сил.

Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License