Маленькая история о маленькой тьме
рейтинг: 0+x

Вместо предисловия

Когда-то давным давно, вне самого Времени-Пространства решил Бог создать бытие. Он создал Бытие, описав его и слепив его из Смысла. Смысл оформился в Повествование - Повествование о том, что разделен мир на слои, что есть Мир На Поверхности - мир из кусков Чего-Нибудь, что есть Мир Под Пленкой Поверхности - мир Причины Чего-Нибудь, что есть Мир Под Поверхностью - мир Окрашивания Мироздания Волей Разума, что есть еще более глубокий мир - Мир Наделения Вещей Смыслом… И когда Бог создал Описание Бытия, в основу всех его Смыслов он вложил Сущности, но не те что плавали на поверхности бесконечного Океана Мироздания, но Истинные Сущности, Глубинные Сущности, Чистые От Смысла Сущности, Архетипы Бытия. Но еще глубже поместил Бог саму суть Описания, состоящую из бесконечного количества блоков Простого Смысла - либо что-то есть, либо чего-то нет. И когда глянул Бог на Основу Описания, решил он, что Бытие им созданное лишено изящности, представляя собой колонну слоев. И тогда он исправил всего одну маленькую вещь, и тогда… Все Бытие стало замкнутым на себя во всех своих слоях, не опираясь ни на что. Так, Мир На Поверхности стал содержать в себе Простые Смыслы, порождая жизнь и физику на Двоичной Логике. А Простые Смыслы обрели свою жизнь. Так родились Абсолютное Все и Абсолютное Ничто, и осознали они себя. Где они столкнулись, родилась третья сила - Невыразимое Что-Нибудь. Абсолютное Все явило собой Мать Всего Сущего, мать всех живых существ, мать Материи и бесконечного расширения Мультиверсума, и имя ей - Эксарай. Абсолютное Ничто явила собой Мать Бесконечной Тьмы, мать всего мертвого и ушедшего в небытие, мать Духа и самого Эсхатона - конца всего Бытия. Имя ей - Тенебра. Невыразимое Что-Нибудь, третья сестра, породила бесконечное многообразие где-то посередине, родив Науку, Приключения, Боль, Восторг, и многое другое. Как бы ни были недовольны ее сестры, именно она придумала Независимость, Подростковый Бунт и прочие шалости. Именно она сказала своим сестрам: "Идите вы в Клоаку Божью, ибо я - Художник Бытия". И имя ей - Тенсурай. Прославляйте же Эксарай и Тенебру, но трижды проклинаете вы себя, прославляя Тенсурай - ибо услышит она вас, и дарует вам Бесконечно Интересную Жизнь.

Глава первая

Культист нервничал, и это было заметно даже сквозь капюшон. Струи пота скатывались по его подбородку, и капали на пыльный пол темного подвала. Остальные культисты суетились то тут, то там, подготавливая помещение к ритуалу. Каждый из них подозревал, что сегодня произойдет что-то поистине великолепное, восхитительное, таинственное… То, что изменит их жалкие ничтожные размеренные жизни навсегда. Все эти люди жаждали магии, хоть какой-нибудь магии в их жизни… Но только глава этого клуба знал, что же именно за магия поджидает их по ту сторону ритуала. Гора Гнилого Господа… Он попробовал произнести это нараспев. Остальные культисты с улыбкой смотрели на то, как их глава находится в частичном трансе, и продолжали чертить различные извращенные изображения древнего ужаса. Атмосфера царила как нельзя более дружеская.

Эта история о любопытстве. О любопытстве и ошибках, на которые любопытство людей толкает. Об ошибках и их чудовищных последствиях. Иногда мы намеренно тянемся к чудовищным последствиям, но насколько чудовищными могут быть последствия ошибки в попытках дотянуться до мрака и ужаса?

Главный культист таил в глубине души надежду на то, что сегодня им повезет, и культисты увидят не просто Гниль и Гнусь, но их всех осенит божественный свет Йаэзлои. Быть может, просить о Зоне Застоя было бы слишком самонадеянно… Но ведь всему свое время. А сегодня - хотя бы великолепие непорочного йазлои…

Маленький культист не надеялся на йаэзлои. Он знал, что сегодня будет что-то очень КРУТОЕ, и что Главный Культист надеется получить что-то ЕЩЕ КРУЧЕ. И маленький культист очень хочет помочь Главному Культисту получить что-то ЕЩЕ КРУЧЕ. Маленький Культист не был магом, магусом или магисарием, но ему это и не было нужно - он работал помощником библиотекаря в Великой Магической Библиотеке. Это позволило ему залезть в самые дальние уголки запретных разделов, и найти информацию по достижению чего-то КРАЙНЕ КРУТОГО. Книги про Гнилого Господа показались ему скучными, но в том же разделе он нашел веселую книжку с картинками. Картинки были очень красивыми, и описывали всякие чудеса - летающие люди, поющие люди, радость и мир во всем мире… Чтож, это явно круче чем йаэзлои, гниль, фурункулы и прочие ништяки. Он быстренько переписал формулы и заклятья призыва из той книги, а после добавил слова из "заклинаний про радость" в гриммуар Главного Культиста. Его любимого Главу Культа ждет большой сюрприз! Маленький культист уже заерзал в предвкушении…

Гриммуар в руке, улыбка на нечищеных зубах (Гнилой Господь поощряет), древние песнопения несвежим дыханием, немного телесных выделений по всей комнате, эйфория возможных чудес. Узловатые пальцы, без подозрения на то хозяина, в последний раз сжимали этот гриммуар. Культист слегка потянулся и размял спину. Самое время призвать омерзение в этот мир! Ловкие движения схватили бумагу и начали переворачивать страницы, сладость предвкушения начисто стерло желание проверять и перепроверять заклятия, язык задвигался за грядой нечистых порождений организма, фтора и кальция; из горла сипло вышел воздух, превращаясь в песню что сотрясает саму ткань мироздания… По центру комнаты, посреди всяких нагромождений ритуальных предметов, прямо в центре расчерченного круга призыва, появилось слабое зеленое свечение. По рядам фигур в коричневых балахонах и капюшонах (ну это же так стандартно и канонично - все культисты носят коричневые робы!) пронесся благоговеющий ропот. Культист продолжал свою песнь, дабы явить чудо Гниения этим жалким людишкам этого тупого мира. Многие из этих культистов были обижены на мир за то, что не могут или не имеют права пользоваться магией. Но теперь они были частью чего-то поистине дивного. О дивный новый мир, полный болезней, язв, разложения… Его начало забрезжило перед их глазами. И тут же погасло, как только Читающий Культист начал зачитывать заклятие, добавленное маленьким культистом. Неясная дыра в пространстве осталась, но зеленое свечение стало деформироваться, и его чистота стала словно бы захватываться и изнутри; словно некий кусок зеленого металла вдруг стал покрываться ржавчиной и разлагаться настолько быстро, что обращался в пыль. Но "зеленоватое свечение в воздухе" (длинновато, но это ненадолго) не было куском металла. Оно было проявлением сущности из чуждой реальности, внушавшей трепет и ужас. И это самое свечение деформировалось, покрылось черными пятнами, и… Счет пошел на секунды.

Раз. Культист заподозрил неладное, но продолжил петь. Два. Сияние приобрело строгие геометрические формы и стало исторгать черный свет. Три. Маленький культист осознал, что произошло что-то ЯВНО СУПЕРКРУТОЕ. Четыре. Черная геометрическая фигура пошла лезвиями, которые не без удовольствия (это ощутили все, хотя никто не знает как) вонзились тонкими стеблями в тело Культиста. Пять. Песня продолжалась, но уже совсем не изначальным голосом, и совершенно не о тех ужасах "гниения", но об ужасах странной размеренности и спокойного порядка. Шесть. Культисты смекнули, что они служат новому Богу, хотят они того или нет. Семь. Геометрическая фигура заметно разбухла, а по центру черные нити сплетали эмбрион. Восемь. Культисты пали ниц, но продолжали смотреть как в круге призыва эмбрион формируется в тело младенца. Девять. Главный Культист слегка потерял глаза и приобрел глаза - старые лопнули, и потоки крови из глазниц хлынули к висящему в воздухе младенцу; на месте старых сформировались ровные шары из черного дымчатого материала с пульсирующими красными и пурпурными символами на их поверхности. Десять. Маленький культист заподозрил неладное. Одиннадцать. Эмбрион в воздухе вырос до размеров десятилетней девочки. Двенадцать. Главный Культист замолк и остался стоять недвижимый. И наступила тишина.

Тишина.

Пустота.

Мрак.

Бесконечность.

Бес…
Ко…
Не…
…давно видел дерево. Ну ты понимаешь, да? Дерево. Деревья, они… Обычные. А я видел необычное дерево! Не, вообще с начала послушай. Да не перебивай! День вообще хреново начался. Меня эти сраные магусы разбудили, хрень всякую гоняли по двору. Не, ну я понимаю типа технологии высокие, но это вообще то их проблемы! Чего люд простой по утрам будить? Дегенераты заучки мразота! Э че блин, так. Ну да, дерево! Пожрать не дали - позвали трубы чинить. Срочное дело у них! Ну хоть не магусы теперь, обычный пробой. Латунь вообще материал нежный, в нем… Душа! Во. Латунь. Душа. Да, сейчас продолжу, дай хлебнуть хоть сто грамм. Ну и вот. С ней нежно нужно, с латунью. И когда я трубы в общем зачинил, а я вообще аж до… Не, это мне запретили рассказывать, это типа тайна. В общем… Просто завод. Ага. Эту царапину кстать я там получил. И вот иду я домой, по пути хлеба хотел купить, и вдруг бац! Дерево! Стоит такое… Прямое! Словно вот из стекла. Ровненькое, ограненное. И ветки… Ну вот как когда ровно все, и справа и слева… Сим… Симметрия. Черт, с института уже забыл все это, только навык и остался. Ну а навык не пропьешь! Да ты че, это первые сто грамм за день! Ну да. За навык! И вот дерево стоит, черное, я смотрю на него… И думаю - красота. Работа мастера. Тут рядом из земли начинает расти хрень неведомая, как щупальце, и гнилью вроде воняет. И начинаю голос в голове слышать странный, про гниение мне втирает, зоны застоя. Хотел уже было испугаться, как дерево, стеклянное которое, оно его… В общем… Оно на него шикнуло. Типа "а ну цыц, шельма!". Я стою, уже вообще понять ничего не могу, а щупальца как будто и не было. Тут набегают магусы, но они меня чой то не заметили, и только подбегают к дереву, и тут же убегают. Подбегают, убегают… Серьезно, за слова свои в ответе! Да тут даже ста нет, еще лей! Да не пьян я вообще. Ну я подошел к дереву. Да, магусы уже перестали бегать. Они то убежали со странным взглядом каким-то. Чертовы показушники. Только и способны что фокусы выделывать, дым пускать! А я к дереву подошел, и смотрю - а я в нем отражаюсь. Ну оно черное совсем. Но как зеркало. Черное зеркало, поверхность матовая. И ветки симметричные. И в нем я отражаюсь. И тоже симметрично. Смотрю на отражение, и такое чувство у меня, что не я смотрю на отражение, а оно на меня, и таааааак стремно! Та гнилая хрень хотя бы шептала, а эта вообще ни бум-бума мне не кажет. Ну я отошел, посмотрел… Думаю - хрен с ним, очередная штучка магусов, что с них взять! Вечно какую-нибудь гадость проворонят, гоняются потом за ней по всему городу. После этого я хлебушка купил, ну и смольную заодно. Любишь же смольную? Во! За любовь к смольной! Наливай, смольной много не бывает!

Два собеседника распивали буро-коричневый напиток. Один из них, бурно жестикулируя, рассказывал второму какую-то историю. Второй внимательно слушал, и иногда, казалось бы, возражал. Но первый был слишком увлечен своим рассказом и поглощением спиртного, его слушатель же… Был слишком увлечен рассказом, чтобы перебивать его по серьезному. И оба не замечали человека с черными глазами, что сидел с ними за одним столом, и молча, но не без интереса вникал в разговор. Глаза его не отражали никакого света, и могло бы показаться, что глаза эти затягивают в себя, или что его глазницы пусты. Но это было явно не так, создавалось ощущение что в глазах этих, где-то в глубине полыхало пламя жизни, некоей истинно человеческой живой заинтересованности в происходящем. Его мимика и жесты выдавали легкую нетерпеливость, но он явно получал удовольствие от разговора, даже не участвуя в нем. Когда наконец монолог закончился, все трое чокнулись, и залпом выпили последние капли драгоценной "смольной". Человек с черными глазами улыбнулся, похлопал своих собутыльникам по плечам, и отошел к окну. За его спиной оба человека остались стоять на своих местах, неподвижные… Словно куклы. Они застыли в тех же позах, в которых их застало "похлопывание". Черноглазый знал это, не оборачиваясь. И хотя на самом деле они застыли не от похлопывания - черноглазый просто подгадал момент - выглядело все это крайне эффектно. О, да. Театральность. Вот в чем истинное удовольствие жизни. Пафос и театральность. Спустя какое-то время двое шевельнулись. Один присел на стул, другой стал разминать затекшие конечности. Их лица выражали спокойствие, а полностью черные теперь глаза - необыкновенную жизнерадостность. Они повернулись к стоящему у окна субъекту. Один из них, тот, что рассказывал о дереве, сказал: "Ну, все оказалось гораздо проще". Второй, разминавший конечности, кивнул в ответ, и постучал ногтем мизинца по пустой бутылке. Стоящий у окна Главный Культист (кстати, его зовут Ро́ганди) смотрел на солнце. Стоящий у окна Роганди произнес в пустоту…
"Свидетели XHPHAYEXAZAE, Госпожа".
И глубоко внутри он почувствовал доброе тепло.
Глаза его видят улыбку.
Уши его слышат ARXS.
Разум его стоит на краю Бездны.
Душа его принадлежит Ей.

***

Девочка сидит на столе и покачивает ножкой. Культисты делают уборку в доме. Кто-то уже ушел - недовольные жены\мужья все-таки нашли их, и напомнили, что "ты всего на один вечер уходил!". Девочка смакует каждую ложку абрикосового мороженого. Ну или из аналога абрикоса в этом мире. Неподалеку в кадке растет стактор. Пара человек, нашедших большой стактор в парке, уже XHPHAYEXAZAE, и сидят неподалеку. Роганди сидит перед девочкой, и ждет когда та что-нибудь сделает. Наконец он не выдерживает.

-У меня много вопросов.
-А у меня много ответов. - Парирует Йезебра. Она поглаживает стактор, не вставая со стола - что, конечно, не удивляет присутствующих. Хотя ее рука явно оказалась и… Там, где у нее рука - и там, где растет стактор. В пяти метрах от стола.
-Значит, я могу получить их? - Роганди продолжает сидеть с напряженным выражением лица, вглядываясь в невозмутимую мордашку своей Богини.
-Можешь. Но прежде я получу свои ответы.

Йезебра начала маниакально вгрызаться в мороженое, и создается впечатление, что она собирается напугать кого-нибудь, кто состоит из мороженого. Или боится девочек лет двенадцати.

-Расскажи мне о текущей геополитической ситуации. - Йезебра мигом посерьезнела.

Роганди и двое других черноглазых уселись вместе за один стол. Сепк - тот, что был слушателем в монологе об обнаружении стактора - не обращал внимание на других собравшихся за столом и с упоением уплетал какое-то блюдо. Судя по всему, оно было сделано из очень глубоко прожаренных костей; во всяком случае, хруст стоял практически оглушительный. Мольбык, первый участник того монолога, прозванный в честь небезызвестного сельскохозяйственного животного за излишнюю запыленность своих одежды и тела, с ехидством попытался вставить шуточку о том, что "Твой внутренний мир оглушителен, молчун", однако его никто не услышал - Сепк усиленно жевал, Роганди начал рассказывать Йезебре обстановку мира, а Йе вовсе делала что-то с черной субстанции на своем теле. Мольбык насупился, но начал вслушиваться в слова Роганди.

…образуют коалицию Духовного Блага, и следят за порядком проведения магических изысканий. Все чудеса и, что бывает чаще, ужасатры, попадают под их ответственность. В нашем мире частенько, насколько это можно назвать частым… Ну, минимум раз в полтора-два года, появляются достаточно могущественные индивиды, само присутствие которых множит ужасатры, многие из которых даже живые. Звонари называются - когда кто-то Звонарем становится, вокруг него все звенеть начинает. Ну и Коалиция Духовного Блага, или, как они сами себя называют, Коалиция Организационных Тристессариев, они следят за всеми появлениями Звонарей, и устраняют их. Ну и по возможности магию изучают, но это дело они мало кому доверяют. Очень тщательно следят за всем необычным…
На этих словах Мольбык ухмыльнулся. Ну да, как же! Следят они! А когда он стактор нашел, они к нему прибежали и тут же убежали с ошалелыми глазами! Клоуны ряженые эти магусы!
…были основаны пресвятой Тристессой. В общем, они ей поклоняются, но простые люди в этот культ не посвящены. Только и знают, что была какая-то Тристесса, и что благодаря ей на Земле магия появилась, и что разрешила она ей пользоваться только своим ученикам, которые тут же и сформировались в КОТа. В общем, это самое главное что надо знать о них. Свои отделения имеют в каждом крупном городе, а если беда какая в населенных пунктах поменьше - высылают отряды и уже по ситуации действуют. Вот если кто и будет нам противостоять - так это КОТ. Еще тут в мире из таких значимых организаций только государства, Орден Женственной Челюсти, и Шопотнирки. Орден Женственной Челюсти - отступники от Тристессианства, постоянно лопочут о "Священном Благе", ходят в белых одеждах и лечат всех кого найдут. В этом смысле лучше и не находиться, а то найдут и вылечат. КОТ ими недовольны, но что-то не спешат вмешиваться. ОЖЧ вообще хорошо лекарское дело знают, только вот лечат абсолютно всех без разбору, хотят люди того или нет, и имеют отделение в любом населенном пункте больше ста человек. Рады любому, кто согласен без устали находить и насильно лечить. Они конечно никогда не конфликтуют ни с кем, в борьбу не вступают, но нечисто с ними что-то. Людей то все больше и больше у них, а откуда деньги на содержание целой армии лекарей - зиверт их разберет. Шопотнирки - это вот тайна. Слухи только проскальзывают о людях, которые так себя называют, но слухи эти крайне не точны, о них только всякие бухарики лопочут, сами не знают, что…
Мольбык вспомнил, что некоторые магусы, резво убегая от стактора, бормотали что-то… Зиверт. Новые возможности разума развивались медленно, и память пока поддавалась с трудом. Тогда он не вслушивался в их разговоры, но теперь… Они упоминали…

Яркая картина заполонила разум Мольбыка: продавливая неглубокие следы в мягкой рыхлой почве убегает магус мужского рода лет сорока. За его спиной развевается пурпурный плащ из ткани, мантия немного запутывается в ногах, но магус ходу не сбавляет. Тело его напряжено, это ощущается даже на расстоянии, напряжен же и его разум. Губы шевелятся, нашептывая проклятия ужаса, и когда он поворачивает голову назад, чтобы в последний раз бросить взгляд на стактор, становятся видны его широко раскрытые в панике глаза, а до уха таки доносятся странные слова: "Зиверт, зиверт, ЗИВЕРТ! Это точно Шопотнирков дело. Не туда мы полезли, не туда, не туда, нет, нет… Только бы… Только бы не пришел… С проверкой… От них… Капеллан… Только не дилювиит!

Мольбык поймал себя на мысли, что обернулся магус лишь на секунду, и просто не мог прошептать все это за столь короткий срок. Поймал себя на мысли далее, что он может рассмотреть магуса в эту секунду с точностью до ниточки и пылинки. И что… Видит себя, точнее свое тело, которое смотрит на себя. Точнее на то, откуда он смотрит. Он что, стактор? Его воспоминания… Показаны в его голове от лица стактора. Он видит все вокруг, и сразу. Он видит на несколько сот метров вокруг, и помнит все, и… Он видит то, что происходит у того стактора сейчас. Он не успел понять, что нашептывал слова (точнее, мысли) магуса вслух. Он смотрел в тарелку рядом, и не видел, как Йезебра довольно улыбается, иногда посматривая на него. Он смотрит на стол, но черные глаза его видят все, что касается своим нежным светом стактора в том парке. Он видит и слышит, как по земле идет человек, но шаги его - шелест. Шелестят шаги, скрипят кости, кричит зрачок. Зрачок, издали воткнувший взгляд в стактор, кричит, и рев постепенно нарастает в голове Мольбыка. Но он слушает, и не может оторваться, прекратить внимать песне Небес и Морей. Человек с кучей металлических нашивок, в легкой кожаной броне, с высоким воротником более похожим на некую решетку вокруг шеи и головы, повязкой на лице закрывающей рот, и глазами…
Человек приближается, и Мольбык слышит его песню.
Человек приближается, и Йезебра покачивает ножкой, сидя на стуле.
Человек приближается, и Йезебра улыбается, чувствуя что-то совершенно новое.
Человек приближается, и поет.

ЗА МОРЕМ ЕСТЬ БОГИ, ИХ ТАЙНА - РОСА
НО МОРЕ МЕРТВО, У ВОЛН ЕСТЬ ДУША
ПОД МОРЕМ ПОКОЙ, ТАМ СПЯТ ПАРУСА
И СЕРДЦЕ ПЛАНЕТЫ ЗВЕНИТ НЕ СПЕША.

Глава вторая

Женщина подошла к Сказочнику и взяла синтезированную книгу. Новое изобретение прошло проверку и было полностью безопасным. Она подошла к кровати и улыбнулась своему чаду:

-Хочешь сказку? Я знаю, что хочешь. Сегодня у нас… -Женщина раскрыла книгу и прочла название нового рассказа. -Сказание о Сером Когте!

В глазах ребенка читался интерес.
Изобретение было новым бытовым способом применить чудо. На этот раз - экспериентизм. Совершенно удивительный способ найти, достать и прочесть историю. Одну из миллиардов совершенно настоящих, произошедших на просторах мультивселенной историй. Конечно, при этом каждый Сказочник был создан с примененим крайне точных аксиматических ограничений - ни один аппарат просто не мог создать ничего, что тратило бы Формулу Пределов Развития. Никогда, ни даже в этот раз.

Мать начала читать.

"Давным-давно жил охотник за запахами, по имени Серый Коготь. Он очень любил окружающий его мир, с его мягкими стеблями света, с его круговоротами времени и ласковыми касаниями пульсаций зеленой звезды, что дарует жизнь ударами своего сердца меж мирами. Он любил все, что окружало его, но не знал, что любит он кое-что еще. Однажды он шел с охоты, где наловил множество пурпурных и синевато-эстовых запахов, и увидел, как сквозь Цитадель Разума протекает процессия из множества его собратьев. Он спрыгнул с острова на птичью пыльцу, и побежал за процессией. Он вопрошал их - что случилось? Но никто не отвечал ему. В тот день, как оказалось, мертвый король устраивал пир в честь своей неувядающей жизни, и никто не мог перечить ему. В высокой-высокой башне люди ждали создания длинных столов с яствами, что ползли бы сквозь каждый из залов. В Башне Мертвых Зубов - так она называлась - был пир горой. Но башня была атакована древесными карателями запахов, и охотник был один из тех, кто был грешен для них. Все они были убиты."

Мать посмотрела на ребенка с небольшой тревогой. Вроде Сказочник достает только хорошие истории? Ребенок лет четырех пока что вполне наслаждался происходящим.

"Мир вокруг был прекрасен, но для Серого Когтя теперь он лишь только был. За свою охоту он попал в место страшное, наполненное болью и ужасом. Вокруг стенали в страшных мучениях души тех, кто при жизни творил зло. Но Серый Коготь то не творил зла, однако наравне с другими попал в Ад. И когда за ним пришли мучители, сказали они ему: "Тебе уготована особая участь, охотник за запахами. Ты получишь Знание, которое вечно будет причинять тебе боль". И отвели они его в библиотеку, где хранились бесконечные сферы бесконечных пониманий. Достали они одну, и передали Серому Когтю. "Вот твое наказание. Бери и страдай вечно". Он взял сферу и увидел то, чего он еще не знал.

Он узнал, что любит больше, чем мир. Он узнал, что есть существо, более важное и прекрасное, чем мир. Ее звали Елкатри, Рыжеволосая Ведьма. За свое могущество она была послана в самые глубокие и недосягаемые пределы Ада, и послана не за зло и прегрешения, а врагами что страшились ее величия. И там, в самой глубокой точке Ада, куда не достигает даже Вероятный Гнев, самое злое существо что создало Ад своим грехопадением, там заковали мучители ее в цепи из костей пожирателя миров, и заставляют ее смотреть в Глаз Меритасуса - артефакт, вырванный самим Вероятным Гневом у ангела с каменным сердцем. Меритасус лежит ныне на дне самой глубокой бездны, но глаз его все еще с неистовством ищет своего обидчика, и в каждом он разбивает надежды и мечты. Простые души от такой мощи стираются мгновенно, но Елкатри была слишком сильна чтобы исчезнуть из бытия… Но недостаточно сильна, чтобы не пускать взгляд Меритасуса внутрь себя. Так и страдала она веками, пока закованная в плоть и кость пожирающего миры пускала в себя око, красное как разбитая луной голова."

Дальше книга была пуста. Ребенок смотрел на мать, и улыбка на его губах оставалась недвижимой. Мать хотела было отложить книгу, но ее страницы продолжили создавать историю, буква за буквой. Против ее воли, глаза заскользили по книге, а из горла полилось продолжение истории.

"Душу Серого Когтя пронзили болью за другого человека. Это была самая ужасная боль. Она будит страдать вечно. Он будет страдать вечно. Но пока его не закрыли в самой темной пещере этого мира, где будет слышать он ужас и боль в дыхани Елкатри, он сделал последний вдох. И понял, что мучители совершили величайшую ошибку во всех возможных мирах. Они привели его к Знаниям. Он - Охотник, а значит выслеживает запахи. Через запах он принял в себя знания настолько ужасающие и запретные, что ближайшие к нему мучители мгновенно были уничтожены невозможностью прошедших мимо знаний. Он впитывал в себя знания. Он узнал про силу, которую несет за собой Мысль, и силу которая заложена в Знании. Когда он нашел сферу, где рассказывалось про пожирателей миров… Он смог сложить все воедино, и стал Нулевым Когтем - первым из Пустых Охотников. Он больше не был предыдущим Охотником. Потянувшись за ближайшими мучителями, поглотил он всех до единого, и стал единым со всеми окружающими. Постепенно проникал он во все уголки и трещины, что пронизывали Ад, пока не заполнил почти все пространство. Поглотив все живое, он поглотил все разумное. Поглотив все разумное, он поглотил все материальное. Поглотив все материальное, он поглотил все пространственно-временное. И только тогда он смог достигнуть Глаза Меритасуса. Но как только был тот глаз поглощен, Елкатри вырвалась из оков, и исчезла из этого мира. Она исчезла, но в Нулевом Когте оставалась любовь, которая тянулась нитью за Елкатри. Но он также был связан с этим миром, с Адом и всем мирозданием. И тогда он понял - чтобы достигнуть Елкатри, нужно обрушить мироздание до пределов, что сдерживают его силу. И тогда он поглотил весь Ад, всю суть Ада и стал Адом и всем что населяло его когда-то. Он достиг мира, где когда-то был живым, и поглотил его весь без остатка, полностью, со всей сутью. Он впитал в себя суть всех встречных миров, и получил суть всего мироздания. И тогда он смог сжать его в своей ладони, и переломить ход времени, свернув его в ничто. Оказавшись в бескрайней серости, он понял, что стал одинок, уничтожив все что когда-либо было, есть и будет.

Но есть еще.

Где-то там, за пределами, есть что-то еще. Другие творения других Божеств. Возможно, какие-то из них оберегаются своими создателями. Мир Нулевого Когтя был покинут Богом навсегда - но есть еще.

Его бытие расползлось по области, где бытия не было. Серость, не имеющая конца и края. Какие-то процессы еще позволяли быть. Где-то его уже не было. Где-то у него было "еще", а "все еще" было "где-то" внутри него. Огромное количество информации и формул. Формульная реальность. Он ждет. Он ждет, пока… Пока женщина где-то далеко читает сказку своему ребенку о нем самом. И пока она читает, он обнаруживает время внутри себя. Он уже частично там, где информация о нем становится им самим, капля за каплей."

Женщина начала дрожать.

"Вот она, лазейка. Так просто новое бытие не обнаружить. Значит, эту брешь пробила Елкатри. Ориентируясь по ее запаху, он стянул все свои формулы и направился к бытию. Это было в форме дерева, с устойчивым временем. Приблизившись, он обнаружил, что он не первый, кто пытается обрести здесь свой новый дом. Елкатри, Омни-Эспе, Йезебра, Мрукуек. Елкатри только что прибыла, Омни-Эспе стал источником нескольких Архетипов, поселившись в переплетениях корней мирового древа. Зеленое Солнце… Омни-Эспе наткнулся на довольно сильных противников, не говоря уж о противодействии Бога, и застрял, все еще пытаясь обрести свою гармонию. Йезебра уже создала и обустроила свою область бытия, пытаясь прокормиться гроздьями миров на древе. Чтож. На чужой охоте не вдыхают свой пепел, как говорится. Он приготовился войти…"

Но тут сработала автоматическая система защиты. Еще на части про поглощение мира - оповестив Стратега. В комнату проникли несколько агентов, книга была выбита из рук. По всему городу были подняты защитные поля, заработали сатуритары.

Буквы продолжили проявляться в книге, описывая происходящее. С каждым словом они были все менее и менее четкими, пока не прекратили появляться совсем.

Нулевой Коготь нашел новую лазейку.

***

Эдель Мирашевич потягивала кофе. Сегодня был очень тяжелый и напряженный день - планировалось устроить тест нового телепорта. Она, как руководитель проекта, была ответственна за успех. Или неудачу. Еще один глоток кофе с молоком принес воспоминания из игр и фильмов - люди тестируют новую технологию телепорта, и тут же к ним из параллельного измерения прилетает какая-то мерзкая гадость, или ткань между мирами рвется, или еще что. Ну или кто-то засовывает кристалл из параллельной вселенной в спектрометр антимассы, и ткань между измерениями рвется. Потому что минералы могут управлять пространством. Ага, как же. Хотя… О каких законах физики они еще не знают? Их организация содержит огромное количество аномальных объектов, некоторые их которых возникают будто по чьей-то воле на ровном месте. Ну разве может быть, например, кусок меди в пещере на глазах у горняка превратиться в ключ, которым можно "отключить" человека, просто воткнув его в спину и повернув? И ведь человек при этом не умирает.

Эдель вздохнула. Трансфедеральная Метафизическая Коалиция занимает весьма важное положение. И если сейчас все пройдет гладко… То множество проблем, как минимум с транспортировкой, будет решено. И чтобы все прошло гладко, при разработке телепорта использовалось несколько аномальных объектов. Допив кофе, Эдель пошла осмотреть область постройки.

Телепортация планируется из одной камеры в другую на расстоянии ста метров. В первой телепорт уже готов, причем очень давно. Но чтобы он работал, нужен второй такой же - который позволит связать две точки пространства одним тоннелем. Новая теория позволяет создать такой тоннель путем гармонизации квантовых вибраций. Целая область пространства начинает вести себя как запутанные кванты, и в итоге эти области пространства можно поменять между собой. По идее. Есть возможность смешать все в кучу, превратив транспортируемое содержимое в неузнаваемое месиво. Но специальные предохранительные узлы помешают этому произойти.

Когда Эдель подошла ко второму, еще не законченному телепорту, ее поприветствовал Демьян. Демьян был ученым четвертого уровня и являл собой довольно худого и серьезного мужчину лет сорока. Лабораторный халат и очки, вкупе с худобой и острыми чертами лица, делали его практически полным близнецом Эдель. Но Эдель была автором проекта, тогда как Демьян - следящим за постройкой, по сути "прорабом". Начальство прислало его, когда были одобрены аномальные объекты, участвующие в процессе постройки. Демьян как раз специализировался на вероятностных смещениях, поэтому с Объектом 19-39-442 проблем не было. Он как раз был закреплен неподалеку, и являл из себя угловатый шарик со слегка непривычной неаномальной геометрией. Эдель же, несмотря на докторантуру по квантовой механике, была специалистом по информационным аномалиям. Она была уверена - природа разума, как и всех информационных аномалий - чисто квантовая. Поэтому и вызвалась работать с подобными аномалиями, в чем весьма преуспела. Один из ее объектов - Книга Блага - лежала под специальным бронированным стеклом неподалеку. Аномальный Объект 19-15-196 был чуть ли не святыней в организации. За хорошее поведение сотрудников поощряли записью в этой книге. После того, как в книге было записано имя сотрудника, в его жизни начиналась полоса везения длинною от месяца до целых трех лет. Последнее бывало крайне редко, и можно было бы списать на простое плацебо, если бы не упрямые факты - эти сотрудники порой выживали там, где другие гибли пачками, и зависело это лишь от удачи. Для Эдель это было сложнее, чем спроектировать махину телепорта - уговорить руководство использовать этот объект во избежание катастрофических ситуаций. Она вписала туда свое имя, Демьяна и несколько главных строителей. Она даже подумывала назвать каким-нибудь именем оба телепорта, и вписать их в книгу, но эти мысли были отброшены как ребячество.

Послышался щелчок и крики рабочих заполнили камеру. Это были крики ликования - с этим щелчком в паз зашла последняя деталь, и оставались только тесты да калибровка. Даже Эдель позволила себе улыбнуться. Сегодня по плану их первый запуск. Да, телепорт сожрет уйму энергии, но это того стоит. Послать решили тонну железа, которая уже была установлена в другой камере. Демьян был отправлен проверить все артефакты и работу телепорта на той стороне. Эдель отослала рабочих, укрылась за защитным стеклом, и приготовилась к запуску. Все показатели в норме. Все проходит гладко. Очень гладко. Слишком гладко.

Ну, на это Эдель и рассчитывала. Телепорт начал свое жужжание. В области его действия на какой-то миг пространство начало искажаться, и шарообразная область внезапно оказалась отверстием в другую камеру. Через нее был виден смеющийся и махающий рукой Демьян. Жужжание становилось все громче и громче, пока с тихим хлопком не прекратилось. На постаменте, специально предназначенном для содержания переносимых объектов, стояла тонна железа. Обмен частями пространства был успешно совершен. Осталось доложить руководству, и можно закусить шампанское черствой колбасой. Славься Сербия! Возможно, когда-нибудь о ней с Демьяном напишут в учебниках для детей будущего. Будущего, в котором человечество имеет гораздо меньше проблем, и достигает звезд за какие-то доли секунд через телепорт. Через ЕЕ телепорт!

И они отправились праздновать.

Книга открылась. На одной из ее страниц красовались ФИО: Андрей Миланович Канджа. Какое-то время не было заметно, как надпись "Андрей Миланович" истирается и бледнеет, однако в итоге осталось только слово "Канджа". Рядом с этим словом постепенно начало проявляться другое - "Нула". В это время рабочий по имени Андрей встал как вкопанный на пути в столовую, развернулся и пошел обратно к телепорту. Размеренные шаги были слабо слышны в коридоре, в итоге охранник не сразу заметил возвращающегося рабочего.

-Ты чего, Андрей? Работа закончена, время обеда же.
-Да я инструмент там забыл, забрать надо пока никто не заметил, а то еще начальство выговор объявит.
-Ну ладно, давай только быстро, я ребятам на посту передам что ровно все.

Андрей потыкал пальцами на кнопки кодового замка, что привело к его открытию. Закрыв за собой дверь, он осмотрелся. Телепорт пригодится только для разгона. Основное действие обеспечит… Посмотрим. "Андрей" подошел к книге и взял ее, предварительно обезвредив сигнализацию мысленным импульсом. На столе стоял управляющий компьютер. Это сгодится. Проверив кодовое имя компьютера, он начал писать эту последовательность в книгу, а пока в мыслях Андрея смешались мысли - его и чужие.

-Что я делаю? Почему я еще не пошел на обед?
-Как неудобно… Придется воздействовать через целых две станции. И это находясь за пределами бытия!
-Станции? Какие станции?
-Как какие? Компьютер и книга! Я теперь связан с книгой. Через нее сигнал подается на компьютер.
-Разве это не книга удачи?
-Теперь нет.
-Почему ты отвечаешь мне?
-Потому что я - это ты.

Нулевой Коготь закончил писать имя компьютера в книгу и начал взаимодействовать с реальностью. Теперь книга есть Он. Захватывать же кого-либо из этой книги не имело смысла - его очень быстро обнаружат и прервут, и тогда придется искать другую точку внедрения. Экран пошел рябью - вся вычислительная мощность начала уходить на построение логических понятий и формул. Постепенно системный блок начал сплавляться в единую кучу пульсирующей жижи, которая меняла множество параметров, достраивая саму себя. Новый мозг был аккуратно взят на руки телом Андрея, и перенесен к телепорту. Из этого "мозга" потянулись щупальца и проводки, опутывая телепорт, проникая в самую его глубину… И началась перестройка. То, что начиналось как квантовый обменник пространством, закончил свой путь как бомба, которая откроет путь чему-то совершенно чуждому. Тело Андрея в это время укрылось за защитным стеклом и начало обрастать коконом с кучей странных шипов.

-Андрей, чего ты копаешься? Уже минуты две тут находишься… -Невовремя заглянувший охранник тут же вынырнул и закрыл за собой дверь. На всю базу зазвучал сигнал тревоги. Уже поздно, маленькие существа. Уже слишком поздно. Мозг закончил свою работу, полностью слившись с телепортом. Машина стягивала поля проницаемости со всех окружающих аномалий, и пробивалась в глубину мироздания подобно псу, который пытается сделать подкоп под забором. Еще немного… И бесконечная вычислительная мощность была в его распоряжении. Нить уже есть. Точка внедрения - книга. Новый носитель - Андрей. Осталось только пробить тоненькую грань, отделяющую Существование от Бесконечной Серости, в которой так вольготно расположился Нулевой Коготь. Вычисления пошли, формульные реальности сравнялись и…

Вспышка.

Взрыв чисел и смыслов.

Точка, в которой когда-то давно был телепорт, превратилась в невероятность, из которой острыми иглами вырвались кусочки Нулевого Когтя, разлетаясь по всей базе. В единый миг переборки были погнуты сильнейшим импульсом, аномалии сметены гораздо более реальными идеями, а люди - пробиты насквозь огромной кучей обретающих плотность формул. Кто-то внезапно стал Охотником. Кто-то превратился в один большой коготь неизвестного существа. Кто-то превратился в само понятие нуля. Кто-то учуял и тут же съел коллегу, посчитав его запахом. Несколько человек превратились в высокую рыжеволосую женщину - но рассыпались в пыль. Потоки электричества, света, излучения Хокинга и прочих частиц хлестали во все стороны. Алфизические программы сошли с ума, пытаясь подстроиться под четкий набор инструкций, предназначенный совсем другому слою реальности.

Всего за секунду все было окончено. Еще несколько секунд Нулевой Коготь втягивал в себя свои части, словно амеба что втягивает ложноножки в единую ровненькую форму. Люди, пробитые формулами, исчезали или умирали, как и любые аномалии. Еще через пару секунд на базе Трансфедеральной Метафизической Коалиции не осталось ничего отдаленно живого или работающего - кроме Андрея.

Тело, вместе с коконом исчезло.

КАПЕЛЛАН АУРИРАЙЯ

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License