Кхамора

В диадроме А-7 развитие Солнечной системы происходило немного иначе - прежде всего, Земля там получилась заметно отличающейся от более привычных человеку вариаций этой планеты. Поэтому, являясь по сути тем же самым небесным телом, она именуется Кхаморой, как её называет большинство жителей. Другие её наименования - Луиндан, Зоунгшасароум, Тлало-Кчаная, Шар-Ксуно и несколько устаревших.

Приведённые здесь описания являются литературно переработанным кратким изложением докладов Разведчиков и учёных, проводивших исследования самобытного устройства Кхаморы с 7-10 по 237-11 а.в. на ранних этапах колонизации данного диадрома. Информация о его нынешнем виде и истории остальных известных космических объектов, включая иные населённые миры, доступна по отдельному запросу.


Общее описание планеты

Как небесное тело Кхамора идентична малым Землям в рамках ожидаемых отклонений, но лишена скрытых мест и имеет такие параметры изначально. Её размеры и тяготение лишь немногим меньше, ось наклонена чуть сильнее, а состав слегка отличается пропорциональным соотношением элементов тяжелее хрома. Атмосфера этого мира заметно более плотная, содержащая 24% кислорода и необычно высокое количество инертных газов, однако пригодная для простого человека. Спутник этой планеты, Орра или Тиушали, отличается от Луны лишь рисунком кратеров. Прочие астрономические различия между Кхаморой и Землёй, указанные в полной версии документа, несущественны.

Тем не менее, география этого мира устроена совершенно иначе. Эзкорал, крупнейший из двух его континентов, общей формой отдалённо напоминающий обе Америки, вытянулся с севера на юг, оканчиваясь чуть южнее экватора. Нихеа, отделённая от него широким проливом, расположена в пределах северного полярного круга, поэтому основная её часть скована льдом, и лишь на южном побережье существует единственное государство. Остальная поверхность Кхаморы занята океаном, изборождённым причудливыми цепями островов. Некоторые архипелаги заселены, остальные же находятся весьма далеко от освоенных территорий и не представляют интереса для местных жителей.

Здешняя флора в целом похожа на земную, но имеет ряд характерных особенностей. Основная часть растительных видов Кхаморы крайне активно извлекает из почвы и накапливает в своих тканях мышьяк, поэтому пламя при их горении получает насыщенный голубой или синий цвет. Последнее обстоятельство серьёзно повлияло на цивилизацию аборигенов - к примеру, они используют выражение «огненно-синий» и воспринимают небосвод, как пылающую завесу над миром, считая космические полёты нецелесообразными. Также, высшие растения этой планеты, особенно древовидные формы, обладают отчётливо выраженной радиальной симметрией, зачастую сразу в нескольких вариантах.

Столь же значительные отличия есть и у фауны, хотя позвоночные по невыясненной причине генетически достаточно близки земным, чтобы считаться инфратипом в рамках единого таксона. Их наземные формы обладают шестью конечностями, пути развития которых были весьма разнообразными - так, например, здесь выделились четырёхногие и четырёхкрылые аналоги птиц. У псевдомлекопитающих же обычно есть четыре ноги-опоры и две дополнительные руки в области лопаток, но также известны шестиногие или, напротив, змееподобные существа, а манипуляторы некоторых видов почти рудиментарны. Более детальные описания местной биосферы приведены в полной версии документа.

Разумным видом Кхаморы являются теннерморки, псевдомлекопитающие, во многом напоминающие обезьян. Несмотря на размер, иногда превышающий человеческий, они приспособлены к очень активному лазающему образу жизни и имеют очень облегчённое телосложение, в том числе полые кости. Все три пары их конечностей являются руками с пятью радиально растущими пальцами на каждой и устроены почти одинаково. С раннего детства теннерморки способны быстро бегать по ветвям, цепляться за мелкие неровности скал и использовать орудия, хотя мелкая моторика этих существ уступает человеческой. Также их конечности намного слабее и менее пригодны для ударов или бросков, что, в эпоху расцвета хищников, стало главным толчком к развитию разума. У теннерморков развиты органы магниторецепции, что помогает им ориентироваться в пространстве, однако также причиняет дискомфорт вблизи больших скоплений магнитных металлов, особенно железа.

Они делятся на два подвида - более древних лесных, совершающих сезонные миграции, и отделившихся от них горных, ведущих оседлую жизнь. Последние мельче ростом, обладают более густой и светлой шерстью, а также заострённым подбородочным выступом - характерной чертой мужчин, основной деталью слабо выраженного полового диморфизма этого вида. Кроме того, горные теннерморки существенно хуже воспринимают магнитные поля, поскольку такая способность была для них малополезной и даже вредящей, хотя не успела слишком сильно атрофироваться до того, как вновь стала важной. Оба подвида испокон веков пользуются одеждой - но если лесным популяциям достаточно набедренных повязок, то горцам приходится защищаться от холодов при помощи сложных костюмов из шкур и растительных тканей. Также теннерморки, особенно племена центральной долины Эзкорала, украшают себя большим количеством татуировок и разнообразных амулетов.

Мышление аборигенов основано на хитрости и смекалке, физическая же сила никогда не была весомым преимуществом в их деятельности или социальных взаимоотношениях. Даже в древние времена до разделения подвидов охотники-воины применяли прежде всего ловушки и маскировку вместо более традиционных видов вооружения. В дальнейшем вокруг сообразительности и предприимчивости выстроилась вся их иерархия, из которой выросли современные формы обществ, а интеллект смешался с религиозностью. Тем не менее, в психологических профилях теннерморка и человека прослеживается поразительно много сходств, что значительно помогло Альянсу заключать с ними союзы.


Эзкорал - племена лесов

Густые леса и джунгли, покрывающие две трети Эзкорала, населены сотнями кочевых племён с очень самобытной культурой. Как правило, эти народы не обременяют себя имуществом. Их дома - лёгкие плетёные корзины, сверху укрытые шкурами, где теннерморки лишь ночуют или пережидают непогоду, проводя остальное время в движении. За десятки тысяч лет ежегодные миграции с севера на юг и обратно стали священным Путём, неотъемлемой частью здешних религий. Такой образ жизни почти остановил технологический прогресс, но, хотя лесные жители ограничены объёмом переносимых инструментов, не говоря уже о промышленности, они превосходят горцев в ряде иных областей.

Прежде всего, секреты рунологии известны им ещё с доисторических времён, возможно даже до разделения подвидов. Однако если горцы сделали из неё науку, то для лесных теннерморков это творчество пополам с интуитивным озарением. Народы равнин пользуются главным образом плоскими узорами, высеченными на дереве и камнях или, порой, начерченными в песке. Трёхмерные контуры у них крайне редки, хотя широко известны паутина Виж-Таронга и некоторые другие плетёные конструкции. Несмотря на то, что без металлургии жителям леса недоступны очень многие типы рун, они нашли сотни альтернативных решений, радикально отличающихся от машин горных цивилизаций.

Кроме того, различные сверхсилы здесь ни у кого не вызывают удивления. Как правило, ингенионикой владеют племенные шаманы, ведуны и знахари, обычно легко отличимые по характерным причёскам-ирокезам или специфическим татуировкам. Практически везде такие персоны объединяют в себе религиозную и светскую власть. Помимо общения с духами и противодействия демонам, шаманы умеют предсказывать ближайшее будущее, наблюдать отдалённые места, а иногда даже читать мысли. Это даёт им многочисленные рычаги социального влияния и точное знание политической обстановки, хотя обычно они предпочитают оставаться в тени. Номинальной властью обладают вожди племён, но лишь пока сохраняют верность знахарю или совету шаманов. Все знают о данной иерархии, воспринимая её, как единственный логичный расклад. Для решения особенно сложных проблем колдуны разных племён собираются на совет в священных рощах, куда другим нет хода.



Здесь процветает пёстрый политеизм, распадающийся на бесчисленные этнические и локальные варианты. Лесным жителям чужда мысль о некоем едином Абсолюте, тем паче персонифицированном, зато неоспоримой реальностью для них являются мириады духов - покровителей деревьев, отдельных мест, зверей-тотемов, усопших предков и прочего. Более всех они чтут Плясунов - грандиозных созданий, чья поступь задаёт ритм самой судьбе. Традиционно их изображают с головой теннерморка и телом кра-лана, опасного древесного хищника, что весьма напоминает Сфинкса из мифов многих человеческих миров. Также в религии большинства племён есть концепция Огненной Короны - купола пламени, который днём озаряет небосвод. Очевидно, на развитие этой идеи во многом повлиял синий цвет местного огня. Согласно легенде, пылающая стена оберегает Кхамору от внешней пустоты, населённой демонами. Ночью же пламя гаснет, мир становится уязвимым, и туда может проникнуть потустороннее зло, поэтому с наступлением темноты теннерморки непременно зажигают костры или факелы, следя, чтобы они ни в коем случае не погасли. По их представлениям, когда какое-нибудь чудовище спустится с неба, живой огонь сможет его отпугнуть.

Налаживание контактов с лесными племенами проходило довольно гладко, во многом благодаря тому, что Альянс освоил теоретическую и практическую стороны ингенионики гораздо лучше, чем аборигены. Обычно демонстрации эффектного приёма оказывалось достаточно для завоевания авторитета, даже без обещаний наделить такими способностями всякого желающего. В некоторых случаях шаманы возражали против этой конкуренции, поэтому дипломаты развивали умения лишь самого колдуна, дабы склонить фактического руководителя племени на свою сторону, а через него перетянуть остальных. Также взаимовыгодному общению очень поспособствовала торговля медикаментами, амулетами, более совершенными средствами для нанесения татуировок и другими подобными технологиями, хотя многие были отвергнуты.


Эзкорал - горные страны

Огромные горные хребты сосредоточены главным образом на севере материка, но также протягиваются в другие его части почти через все климатические и геологические зоны. В незапамятные времена их широкие плато и холодные скалы стали колыбелью самобытных культур, из которых выросли первые государства планеты. Горы видели рождение и падение империй, а многие менялись до неузнаваемости, когда теннерморки прокладывали сквозь них дороги или добывали ресурсы для своей промышленности. Местные жители почти не интересуются лесными регионами, считая их бесполезной землёй дикарей, хотя многие тайные организации весьма активно налаживают с ними общение.

В связи с суровой природой и обилием полезных ископаемых горцы сделали ставку на технологический прогресс, развившись до примерно античного уровня. Они не смогли освоить железо, но очень успешно заменили его бронзой и окружили себя множеством довольно сложных машин. У них есть летательные аппараты от одноместных планеров до громадных небесных кораблей, дальнобойное оружие самых разных типов, примитивные калькуляторы и многое другое, хотя дальняя связь ограничена световыми сигналами. Здешние инженеры полагаются в основном на объёмные металлические руны, гораздо более совершенные, чем у жителей леса, но также знакомы с простыми механизмами.

Однако, хотя горные теннерморки прекрасно разбираются в классической механике и способах приложения сил или энергетических потоков, они слабо понимают физическую природу этих явлений. Изобретая устройство, выполняющее нужную функцию, они комбинируют несколько уже известных систем и далее просто оптимизируют то, что получилось. В этом им помогают составленные Акаролом, одним из величайших учёных допротоиндустриальной эры, «Числовые закономерности сочетания направляющих линий» и труды более современных рунологов, а также врождённые интуитивные, почти целиком опирающиеся на удачу, способности к поиску таких узоров. Из теоретических направлений у горцев более-менее развиты только сложный статистический анализ, который заменяет научный метод, и фармацевтика, а всё остальное они постигают через практику или околотворческое вдохновение. Впрочем, их мастера довольно легко осваивают принципы человеческой науки.



Практически все жители гор исповедуют симадианство, согласно которому творцом Кхаморы является Каллиграф, единый бог, начертавший бытие своей дланью. Он же даровал теннерморкам первые руны, чтобы смертные тоже могли вносить правки в Изначальную Книгу, поэтому их совершенствование есть священная задача разума. Благодаря этому инженеры тут считаются сопричастными божественному промыслу, а изобретение новых машин и изменение с их помощью окружающей среды рассматриваются, как несомненно благие деяния. Государства южных регионов не следуют ортодоксальному вероучению, почитая более древние пантеоны из трёх или пяти сущностей - однако во многих их вариантах присутствует и Каллиграф, также на правах верховного божества. Религия в том или ином виде пронизывает всю жизнь горцев.

Сейчас эти регионы поделены между двумя дюжинами стран и сотнями мелких независимых феодов. Их отношения довольно неустойчивы, торговые союзы часто прерываются вооружёнными конфликтами на почве идеологии или пересмотра границ и заключаются повторно. Кроме того, активный рост Кранхапеттара, Рланданы, а также молодых агрессивных стратократий, таких как Тиракулоза и Мирромайт, стремительно двигал планету к разрушительной мировой войне, которая могла начаться уже через десять-пятнадцать лет. При этом некоторые закулисные сообщества безуспешно пытались разрулить ситуацию, тогда как другие, напротив, стремились оседлать волну и стимулировали конфликты ради получения баснословной прибыли от торговли передовым вооружением или массовой эвакуации граждан в лесные убежища. Альянсу пришлось вмешаться в местную политику и перестроить жизнь аборигенов, избавив их от вынужденной конкуренции, однако проделать это оказалось намного сложнее, чем договориться с лесными племенами. Дипломаты действовали крайне осторожно и скрытно, через местные секретные предприятия, причём под их постоянным присмотром. Дополнительная информация об их труде доступна по отдельному запросу.


Северный полярный круг

Независимое государство Нихеа, занявшее всё свободное ото льдов южное побережье одноимённого материка и активно продвигающееся в другие его части, опережает остальную Кхамору по научно-техническому развитию, однако уровень жизни там крайне низок. Его столицей является мегаполис Синнрост, население превышает 48 миллионов жителей, а само оно контролирует 268 689 квадратных километров суши, включая многочисленные острова и крупные подводные базы. По влиянию на мир и работе с аномалиями оно соответствует пятому уровню.

Оно было основано Королевским Экспедиционным Корпусом Анриза за 153 года до прибытия Альянса в эту вселенную. Первооткрыватели полярного континента не испытали особого восторга от его сурового климата и почти безжизненных пустынь, но всё-таки разбили несколько постоянных лагерей. Поначалу туда ссылали преступников и иных маргиналов, некоторые авантюристы-исследователи посещали Нихеа по собственной воле, добыча минералов позволяла им торговать с остальным миром, получая жизненно необходимые ресурсы, прежде всего пищу, однако в целом это место никого не интересовало. Постепенно там сформировался устойчивый социум с собственными традициями, фольклором и менталитетом. Переломный момент наступил неожиданно, 128 лет назад, когда Софоракт Ороойский объединил практически всех её жителей под своим началом, перевёл их на диету из морепродуктов, устранив зависимость от торговли с Эзкоралом, в кратчайшие сроки организовал армию, усилил промышленность и объявил независимость новой страны. Анриз некоторое время протестовал, но затем махнул на северный континент рукой, не сочтя его полезным или опасным для себя. Нихеанцы вели изолированную жизнь, принципиально держась в стороне от большой политики. Лишь много позже выяснилось, что они нашли невероятно богатые залежи полезных ископаемых, утаили своё открытие от метрополии и всё это время тайно развивали собственные сверхсовременные технологии. Самобытная идеология этого государства изначально была направлена на толерантность и практичность в целях выживания, а все несогласные жестоко карались.

Благодаря этому так называемому Нихеанскому Чуду полузаброшенный фронтир превратился в силу, с которой приходится считаться всей планете. Правительство охотно и щедро спонсирует научно-технические проекты, поэтому тут можно увидеть множество фантастических по меркам остальной Кхаморы вещей. Даже руны, знакомые каждому теннерморку, здесь превратились в нечто совершенно иное - десятки, а порой и тысячи деталей из разных материалов образуют сложнейшую, очень хрупкую конструкцию. Массивные города Нихеа, освещённые миллионами фонарей и пронизанные сотнями километров линий пневмопочты, также представляют собой грандиозного размера рунические устройства с несколькими важными функциями. Инженеры стараются собирать всю доступную в этом холодном регионе энергию, извлекая её из магнитных полей планеты огромными решётчатыми фермами на крышах зданий, пропускают через филигрань, которой покрыты стены, мостовые и специальные башни, а затем генерируют тепло, различные силовые поля или оружейные залпы. Простые жители подключаются ко вторичным сетям, запитывая собственные приборы, разнообразие которых поражает. Также, лишь у этого государства есть полноценный морской флот, включая подводные лодки и примитивные авианосцы. Более традиционный летающий транспорт Нихеа превосходит по всем параметрам машины соседей, и из довлеющих над узкими улицами небоскрёбов торчат платформы для бронированных небесных кораблей.

Вместе с рунами и механизмами нихейцы также совершенствуют оккультные технологии, основанные на знаниях волей случая оказавшихся здесь лесных шаманов. О данной стороне своего прогресса они, однако, старательно умалчивают, маскируя кау-инструментальные системы под более простые аппараты, которые, к тому же, доступны только местной элите. Хранению тайны таких систем дополнительно способствует облик этой страны - небо над городами затянуто плотным смогом от сотен фабрик, через который прорезаются мерцающие потоки и всполохи прирученных энергий, вызывая чувство мистичности происходящего, но сразу же давая понять, что всё здесь базируется на физике. Однако тут есть и доступная обычным гражданам ветвь развития подобной техники - протезы конечностей, которые рабочие весьма часто теряют при производственных инцидентах. Самый популярный их вариант - небольшой гравитационный манипулятор, управляемый силой мысли, вернее призраком, прикреплённым к набору рун. Нихейцы испытывают странную тягу к изменению своих тел, от татуировок и пластических операций до киборгизации, а медицина помогает бороться со многими сопутствующими проблемами. Крайним проявлением этой идеи стало секретное движение Первопроходцев, модифицировавших себя всеми доступными способами и по большей части переставших быть теннерморками в смысле как минимум подвида, а иногда даже вида. Неудивительно, что другие государства считают уроженцев Нихеа едва ли не демонами.

Нихеа вкладывает колоссальные ресурсы в освоение ещё никем не занятых регионов, от далёких архипелагов до морского дна, и проводит программу терраформинга своей родины, делая луга из её ледников. Эта страна открыто оказывается общаться с остальной Кхаморой, хотя на самом деле регулярно посещает Эзкорал и проводит там различные исследования. Для таких дел она использует Первопроходцев, столь искусно скрывающихся, что Альянс обнаружил само их существование по чистой случайности. Иногда нихейские машины всё же попадают в руки стран-конкурентов, однако провести реверс-инжиниринг и даже просто воспользоваться ими невозможно - ажурные устройства сразу рассыпаются на части или сгорают от неправильного переключения цепей, а инженеры, знающие принципы их работы, не покидают материк.

Власть тут принадлежит владельцам инженерных и промышленных концернов, живущих в башнях-концентраторах, истинных архитектурных доминантах мегаполисов. Богатейшие олигархи-монополисты являются министрами соответствующих отраслей и стремятся прежде всего к их стабильной работе, а не ерунде вроде безопасности рабочих. Могучая экономика Нихеа опирается на внутреннюю торговлю и пугающую самоотдачу народа, готового работать до потери пульса, дабы купить новый прибор вместо сломавшегося или устаревшего. Это характерно буржуазное общество, культурное развитие которого примерно соответствует началу XX века человеческой истории. Единой религии в этом государстве нет, хотя ортодоксальное симадианство распространено значительно шире иных верований. В нихеанских городах процветают разнообразные коммерчески-тоталитарные, откровенно позёрские и вполне серьёзные секты, с которыми борются, лишь когда они начинают мешать производительности труда, но устраняют их крайне жестокими методами. Многие черты Нихеа напоминают классическую диктатуру.

Альянс заключил с ней союз всего за полгода. Обычные граждане с огромным энтузиазмом ухватились за бесплатные средства для более безопасной и комфортной жизни. Их работодатели тоже благосклонно отнеслись к технологиям, позволяющим в разы удешевить и ускорить производство. Небольшие проблемы возникли только с правящей верхушкой, не желающей терять независимость страны и подозрительно смотревшей на пришельцев, но Первопроходцы замолвили за них слово. Вшитые в товары и подарки мем-ключи помогли аборигенам легко переучиться на нормы альянской морали, благодаря чему Нихеа стала первой присоединившейся к организации культурой этого диадрома.


Дополнительные файлы

Приведённые здесь описания различных аспектов мироустройства Кхаморы выбраны так, чтобы охватить максимально широкий список тем.


Аннэринария, она же Santiaris cruciphorus или дерево духов - типичный вид кхаморийской флоры с важным для лесных жителей сакральным значением. Её ствол, достигающий двадцатиметровой высоты, посередине несёт четыре направленных к северу и югу причудливо согнутых сучка, образующих большой крест, а сверху делится на три симметричные ветви с очень пышной кроной. Уникальной чертой этого растения являются длинные гребенчатые отростки корневой системы, которые выходят из земли на расстоянии нескольких метров от ствола, обступая его кольцом характерных башенок. Распространяя в воздухе ядовитые вещества, которые удерживаются внутри такого круга, они оберегают аннэринарию от вредителей и служат предупреждением для более крупных форм жизни. Токсин этого дерева не смертелен для большинства позвоночных, но пребывание возле него может быть чревато ухудшением самочувствия, рвотой, головной болью и галлюцинациями, а также стимулирует некоторые сверхспособности у физически крепких теннерморков. Именно поэтому такие места считаются священными, шаманы проводят там особенно важные ритуалы, паломники останавливаются для медитаций, а некоторые оккультные сообщества горных стран, где данные деревья не растут, отправляются в джунгли за образцами токсинов аннэринарии, из которых готовят различные снадобья. Считается, что пламя от её древесины обладает магическими свойствами, а дерево, сгоревшее в лесном пожаре, увешивают сотнями особых оберегов.


Небесный корабль «Изарган» является одной из лучших машин Анриза, хотя в других ведущих странах выглядит устаревшим, переходной формой между древними и современными аппаратами. Он имеет форму овоида длиной от 5 до 17 метров, острый конец которого направлен вперёд, и состоит из сложного переплетения решётчатых металлических конструкций, между которыми располагаются несколько полостей с ровными платформами для грузов или экипажа. В этой системе остроумно соединены несколько автономных левитаторов, мощных пушек и плазменный щит, что выгодно отличает подобный транспорт от большинства аналогов. Мотором ему, однако, по-прежнему служит огромный каменный цилиндр, покрытый рунической гравировкой, которая собирает и перенаправляет окружающую энергию на внешние контуры. Хотя он почти вдвое утяжеляет всю конструкцию, местные инженеры пока не придумали ему хорошую замену - трофейные технологии нарушают работу остальных систем, а полностью перекраивать их нецелесообразно. Впрочем, у таких кораблей соотношение выносливости, простоты изготовления и эффективности близко к идеалу, поэтому три четверти анризского небесного флота представлены именно ими, пусть даже по большей части кустарными с произвольными модификациями. Используют их все, от Королевского Экспедиционного Корпуса и штурмовых отрядов до мелких пиратских банд. Если на борту есть колдун, он обычно сочетает роли навигатора, усилителя рун и насылателя проклятий.


Шаманы племени Элал-йо-Эчир обладают самыми развитыми на всей Кхаморе сверхспособностями - вернее, в Союз Прозрителей набирают лишь наиболее выдающихся чародеев. Помимо обычной для этого народа, но более совершенной созерцательной визионистики, они также умеют даровать или отнимать ингенионные силы, защищаться от чужих воздействий и ограниченно менять реальность, например управлять ростом урожая, хотя в каждом конкретном случае особый упор делается на какие-то определённые таланты. Их легко узнать по подчёркнуто эффектному этническому костюму из светящейся ткани, украшенной множеством перьев. От сферы деятельности шамана зависят цвета его одеяний, их вычурность и набор аксессуаров - так, стража порядка отличает специальное ожерелье из костей мелких животных. Иерархия в их сообществе имеет ветвистую структуру и использует различные системы рангов, которые также применимы к остальному племени. Раз в год колдун должен подтверждать свою квалификацию экзаменом-испытанием того или иного вида, причём первым идёт проверка на навыки управленца, поскольку каждый здешний шаман обладает политической властью. Наибольшим влиянием пользуются ветви дипломатических связей с духами, управления климатом, внутренней безопасности и полуофициальное объединение философов, двигающих вперёд местное подобие науки. Их статус укрепляет и то, что с ними стараются породниться, а дети магов весьма часто наследуют родительские сверхсилы.


Остальное доступно в полной версии данного документа или по отдельному запросу, но некоторые файлы требуют особых уровней допуска.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License