Меддонаи

В таинственной земле Инраннам, не принадлежащей ни одному космосу, неизмеримо дальше, чем способен зайти величайший из смертных, к сияющим небесам возносится город без имени. Ничто даже в самых прекрасных вселенных не может сравниться с величием этого места, и ни у одного языка нет слов, чтобы описать самое малое из его чудес. Ему невозможно подобрать никакое название или определение, ибо лишь высшие боги способны охватить своим разумом всё бесчисленное разнообразие его подобных дворцам храмов, колоссальных башен, изящных ажурных мостиков, перекинутых через реки с изумрудной водой, грандиозных садов, которые затмевают лучшие цветники Кафара, циклопических каменных обсерваторий, залитых светом сотен тысяч солнц, и огромного множества иных построек, незнакомых никому из ныне живущих. На его богато украшенных улицах и просторных площадях нет ни единого обитателя, ибо дорога в те земли закрыта даже достойнейшим из достойных - однако безымянный город живёт явственнее, чем поросший органическими машинами Нанир-Хад или золотые ульи народа куаро. Населяющие его Меддонаи сами являются городами, и чудесный безымянный мегаполис полностью состоит из их тел.

Меддонаи - не боги. Они стоят гораздо выше всех пантеонов и самых могущественных демиургов, которые имеют собственный облик. Но, хотя эти безмолвные титаны лишены даже подобия внешности и определения, они обладают чувством прекрасного, которое побуждает их навещать миры смертных существ. Привлечь их внимание можно ритуалом, описанным в священных книгах Нтару и Кетх, однако проводить его надлежит только при абсолютной уверенности. Города, выстроенные руками ограниченных созданий, могут понравиться Меддонаи лишь тогда, когда находятся на вершине своего великолепия, и каждое последующее изменение только ухудшит их образ. Если внекосмическая сущность будет довольна увиденным, она сделает такой город частью себя и вынесет на недостижимый прежде уровень красоты, навсегда записав память о нём в историю вечности, а все его жители бесследно сгинут. Но если Меддонаи будут недовольны даже самой ничтожной мелочью, их гнев разрушит поселение, оставив на его месте выжженную пустошь, восстановить которую уже не удастся никакими силами.

Частями безымянного мегаполиса за бесчисленные эоны его существования становились уже многие миллионы городов, деревень и целых планет. Легенды и предания, дошедшие из бездны неведомых времён, упоминают лишь толику тех поселений, что были избраны великими ценителями для своего дома. Но даже этих крупиц хватает, чтобы донести до самых глубин души завораживающее дыхание древних тайн.

Здесь нашёл спасение Сиур, обитель великих художников и поэтов. Его высеченные из монолитных скал белоснежные террасы с мириадами скульптур, барельефов и орнаментов ждала неизбежная печальная участь. Тёмные воды океана Нилот, из бездны которого возносились эти циклопические сооружения, высеченные руками дочеловеческих народов, с каждым годом становились всё яростнее и чернее, а на поверхность поднимались медленно пробуждающиеся владыки невыразимо древних времён. Обречённые жители этого некогда светлого мира, которым было некуда уходить, в отчаянии решили потратить оставшиеся им столетия и весь свой талант на то, чтобы сделать из своих жилищ подлинное совершенство. Они понимали, что их старания сгинут в слепых морских глубинах, но трудились не покладая рук, лишь чтобы ненадолго забыть о надвигающемся роке. И их старания были сполна вознаграждены, когда Меддонаи пришли в этот город.

Здесь сверкают аллеи Лотларрая, украшенные статуями легендарных героев и бесчисленными драгоценными камнями. На них нет ни одного настоящего дерева, а в залитых холодным огнём садах не поют живые птицы - природу заменили механизмы из драгоценных камней и металлов, выполненные столь искусно, что их можно отличить от оригиналов только по сияющим покровам. Этот город простоял десятки тысяч лет, с каждым годом становясь всё богаче и роскошнее. Сами боги, испокон веков покровительствующие его славному народу, помогали доблестным армиям Лотларрая отражать нападения варварских племён и расширять владения бессмертного короля. В неведомых же тайниках под титаническим и неописуемо великолепным дворцом владыки этих земель таятся подлинные сокровища. Они превосходят что бы то ни было во всём Лотларрае - увидевший их не просто благоговейно замирает, но сразу становится сморщенным серым камнем.

Здесь протянулись мрачные пещеры Гзан-Тхо-Ке, полные причудливых священных зверей. Их бесконечные коридоры, никогда не видевшие даже самого тусклого света, выходят за пределы пространства, соединяясь под самыми странными углами в громадный лабиринт. Когда-то по нему бесшумно ступали священники из расы тнад, облачённые в тяжёлые фиолетовые балахоны и уносящие свои мистические книги от внешнего мира. Теперь же поверхность грубого пористого камня, более твёрдого, чем алмаз, но местами податливого, словно смола, помнят лишь неуклюжие ноги оживших изваяний, которые величественно входят в чёрные полы, потолки и стены или выступают оттуда наружу.

Здесь ныне пребывает свитый из лазурных нитей храм Ят, где миллиарды лет назад загадочные шандолир славили рождение Вселенной, воздевая суставчатые руки к вихрям межзвёздных огней. Они давно покинули это святилище, чтобы отправиться в бесконечное странствие по космосу на своих тысяченогих кораблях и нести слово мудрости народам молодых планет, но последним жестом даровали ажурному храму волю к развитию. Преображаясь без установленных границ, спустя тысячи эонов он достиг совершенной математической гармонии, отразив в себе облик и стремления всего сущего. Поражённые чудесным явлением, Меддонаи сами явились к нему и сделали частью себя.

Здесь можно увидеть багряную пустоту К'тремми, населявших всё мироздание до того, как оно было сотворено. С той поры не сохранилось ничего, даже отдалённо похожего на её зубчатые переливы и мелодичный звон, сопровождающий каждый поворот циклопических форм. Это место, недоступное самому пылкому воображению, является истинной жемчужиной в обители Меддонаи и подчёркивает её торжественную древность. Иные философы полагают, что сами Меддонаи были рождены в те эпохи, которые предшествовали появлению первого из миров.

Здесь продолжают своё неуловимое движение леса рахайнов, странствующие от звезды к звезде. Архитекторы этой могучей расы всегда пользуются лишь одними чертежами, подаренными им великим Кталисом, поэтому их решётчатые дома, усеянные лепестками-крыльями, скрученными ветвями, ячейками янтарных сот и множеством иных органов, выглядят почти одинаково. Изредка, однако, у них получаются поистине волшебные постройки, достигшие пределов своего идеала. Меддонаи сами приходят за ними, дабы присоединить к армаде новые фрагменты. Это не уникальные города, но части грандиозного целого, хотя они и избираются для безымянного мегаполиса по отдельности.

Здесь к чистому синему небу возносятся хрустальные минареты земли О, страны мудрецов и пророков, равных которым не знает ни один иной смертный мир. Её шпили высотой в сотни километров, перекинутые между ними радужные мосты и парящие среди облаков прозрачные диски были созданы десятки миллионов лет назад неведомым народом, который не оставил других следов своей жизни. Последние жители этого величественного места, грибоподобные юнггур с головами в виде цветков лотоса и длинными перьями вместо пальцев, воздвигли у самого его сердца крепость Нкван, которую вырастили из зерна, созданного на их далёкой космической родине. Там они проводили свои магические эксперименты, пытаясь познать все тайны запредельных граней мироздания, и преуспели в этом, как никто до них. Однако все эти благородные существа давно пали жертвой случайной беспечности, призвав Меддонаи в свой доведённый до совершенства город.

Здесь пылают сотканные из пламени башни Иерахора, воздвигнутые голосами эфирных демонов къарлаа. Миллиарды лет их создатели слагали песни о своей безбедной жизни в короне далёкой звезды Дуод, которая родится на исходе жизни вселенной. Каждый звук космической мелодии, наполненный волшебством Подлинного Смысла, воздвигал и перемещал исполинские ажурные протуберанцы, подчиняя бушующий хаос гармонии этой музыки. Къярлаа были рождены ради своей песни и бесследно пропали, когда их голоса слились в финальном торжествующем аккорде, сотрясшем мироздание. Огненный город застыл обжигающим миражом и бесцельно скользил, несомый звёздным ветром, пока однажды Меддонаи не перенесли его в свою безымянную обитель.

Здесь с невообразимых высот и бесконечных лестниц низвергаются сияющие воды Циллинду, города каскадов. Он был построен лишь как одно из сотен тысяч украшений земли Тион, где человек впервые стал чем-то более совершенным. Для создания этого величественного сооружения, бросающего вызов самим непреложным законам мира, была преобразована огромная гора Анза Акосс - на её вершине маги и эфироманты установили грандиозный фонтан, который стал сердцем всей хитроумной системы. Искрящаяся в лучах разноцветных фонарей хрустальная жидкость течёт по белым, серым и светло-бежевым террасам то подобно обычным водопадам, то медленно, словно время для неё почти остановилось, то вопреки всякой геометрии пространства, то повисая гроздьями крошечных сфер, то совершенно неописуемым образом, принимая затейливые гипнотические формы. Среди всего этого изобилия стоят две сотни домов, искусно раскиданных между рукотворных потоков, что движутся из одной вечности в другую.

Здесь есть даже крошечный Неним с тремя домами и колодцем, приютившийся на склоне горы Лай высоко над бескрайней зелёной долиной. Из всех частей безымянного мегаполиса лишь эта деревенька настолько скромна, однако каждая мелочь в ней источает такие всепоглощающие спокойствие и счастье, что Меддонаи были бессильны пройти мимо. Вместе с маленьким поселением они перенесли к себе и все окружавшие его пейзажи, достойные кисти лучших живописцев, ибо лишь полностью эта земля достигает высочайшей гармонии, повторить которую намеренно не смогут никакие гении творчества.

Здесь существуют и такие места, которые невозможно вообразить, обладая даже самой богатой фантазией. Бесконечны тайны, которые скрывает величественная обитель Меддонаи, и уже не одну вечность длятся споры мудрецов в тщетных попытках разгадать многие из них.

Вот уже семьдесят веков не утихают споры о словах книжников Менда, страны великих ясновидцев. Они предрекли, что однажды высшего совершенства достигнет всё мироздание, воссияв ярче любых драгоценных камней. Тогда из земли Инраннам явятся Меддонаи, чтобы забрать всю Вселенную и оправить её блистающее великолепие в бесчисленные чудеса своего безымянного города. Так наступит славное единство, течение времени прекратится, и наступит абсолютная гармония, ради которой Творец некогда сотворил всё многообразие миров.

Им возражает дух Сараминдо, мирового дерева, от корней которого срывается в вечность водопад звёзд и туманностей. Он предрекает, что подобного никогда не случится, ибо никакая вселенная неспособна достичь совершенства до последней мельчайшей песчинки. Ему вторят седобородые некроманты Фагнавхара, добавляя - это станет возможным лишь в тот день, когда прекратит своё бытие старый космос, и все нынешние идеи утратят смысл. Но кто знает, что случится с самими Меддонаи, смогут ли они прийти в новый мир? Старейшие туманно шепчут о виденных ими предзнаменованиях грядущего космического переворота, однако только сами они понимают свои загадочные слова.

Но, кто бы ни был прав в этом споре, ныне Меддонаи приходят лишь к избранным. И вновь тёмной ночью, когда смолкнут последние птицы, а в тёмном небе будут плыть тончайшие облака, ещё один из древних городов вдруг озарится серебристым космическим светом. Холодное сияние, охватывая стену за стеной, заструится по улицам и площадям, озарит бледными ореолами великолепные памятники, заискрит в фонтанах. В этом эфемерном огне мир застынет на томительные минуты, а затем неуловимо изменится. Его совершенство станет отчётливее, превосходя все мыслимые пределы, словно неведомый бог-ювелир гранит драгоценный камень - но спящие и бодрствующие горожане бесследно пропадут, отсечённые от идеальной формы. Вскоре чудесное лунное пламя погаснет, и вместе с ним из смертного мира навсегда исчезнет избранный град, словно его никогда не существовало. Лишь изредка в золотистых полях прозвучит тихий звон, доносящийся из-за границ бесконечности. Услышав его, мудрые поймут, что Меддонаи добавили новую бесценную жемчужину к своей вечной сокровищнице.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License