Предложение, от которого нельзя отказаться
рейтинг: +4+x

Ясным, по-летнему жарким днём 17 апреля 4 а.в. по улицам города-государства Лантон, распугивая воробьёв и бродячих кошек, мчался тяжёлый внедорожник. Прохожие провожали его равнодушными взглядами и шли дальше по своим делам - машина была, конечно, дорогая, однако не настолько, чтобы приковывать к себе излишнее внимание. Наконец, достигнув монументального, но по-своему изящного здания с надписью «Андивионский Научный Альянс» над стеклянными дверями, гравимобиль замедлил ход и мягко опустился на бетон парковочной площадки. В этом тоже не было ничего экстраординарного - офис неожиданно успешной фирмы, быстро приближающейся к званию транснациональной корпорации, нередко посещали очень влиятельные лица.

Задняя часть внедорожника раскрылась, подобно причудливой коробочке для подарка, и оттуда в сопровождении четырёх хмурых телохранителей вышел широкоплечий усач, всем своим видом словно говоривший - вы лишь прах передо мной. Взяв с сиденья блестящий металлический кейс, он бросил водителю пару слов и решительным шагом направился к дверям офиса. В просторном, светлом, нарочито футуристического вида холле человек огляделся и направился к окошку регистратуры. Его свита, помедлив секунду, двинулась следом.

- Добрый день, - поприветствовала его сидевшая там девушка, - Вам к кому?

- К главному, - ответил он, покрепче сжав ручку кейса.

- У нас много главных, - не моргнув глазом ответила та и вывела на экран возле окошка список отделов корпорации.

- В таком случае… - визитёр пробежал глазами по дюжине строк, - К начальнику отдела систем безопасности.

- Одну секунду, - девушка пару раз щёлкнула по невидимой снаружи клавиатуре, - Как вас представить?

- Никак, я по конфиденциальному делу, - хмыкнул тот.

- Хорошо, - она нажала ещё одну кнопку, - Следуйте вдоль красной линии, пожалуйста.

Взглянув себе под ноги, посетитель заметил тонкую светящуюся полосу, протянувшуюся к одной из дверей в дальнем конце холла. Возле неё виднелись ещё три такие же, но других цветов, одна из которых упиралась в закрытые двери лифта. Визитёру показалось, что сияющая дорожка висит над полом без намёка на опору или источник - впрочем, от этого Альянса можно было ожидать чего угодно.

Проследовав по линии и встретив на пути нескольких человек в белых лабораторных халатах, почтительно, хотя без особого интереса уступавших ему дорогу, он быстро достиг тяжёлой бронированной двери с интересовавшей его табличкой. Жестом велев двум охранникам идти следом, а остальным ждать снаружи, посетитель шагнул через автоматически раскрывшийся проход и уставился на высокого, чрезвычайно худого азиата в строгом деловом костюме, который восседал за массивным столом. Тот поправил прямоугольные очки, неторопливо отодвинулся от компьютерного монитора и кивнул на одно из трёх мягких кресел, стоящих напротив.

- Добрый день. Присаживайтесь, пожалуйста, мистер…

- Главнокомандующий лантонской армии и заместитель министра обороны генерал Харран, если не признали, - визитёр опустился в кресло.

- Начальник отдела систем безопасности Чжо Манхэн, к вашим услугам. Очень приятно, генерал Харран, к нам нечасто заходят такие люди.

Он говорил правду. За четыре года существования организации высшие военные чины появлялись в её офисах лишь дважды.

- Перейдём сразу к делу, - визитёр положил кейс на стол и взглянул Манхэну в глаза, - Но сперва выключите, пожалуйста, все видеокамеры.

- Полагаю, дело государственной важности? - хозяин кабинета пробежал пальцами по клавиатуре, и огоньки электронных глаз разом погасли.

- Именно, - гость придвинулся к столу, - Я пришёл заключить с Андивионским Научным Альянсом контракт на новейшее оружие.

Альянс объединил многочисленные маленькие, но перспективные фирмочки, которые начали открываться в городе-государстве Андивион лет пятнадцать тому назад - подставные, созданные исключительно для этого слияния, однако о последнем обстоятельстве миру предстояло узнать ещё нескоро. Поначалу молодая организация занималась исключительно товарами для спасателей и других важных, но опасных профессий - от защитной экипировки до транспорта. Первые полгода она производила только улучшенные аналоги обычных вещей, однако затем, приглашая к себе самых видных учёных и выйдя на мировой рынок, принялась выпускать совершенно новые, удивительные системы, став очевидным лидером по части инноваций. Среди продукции Альянса были потрясающе эффективные компьютеры, усилители интеллекта, лекарство практически ото всех болезней, устройства для управления гравитацией, подлинно трёхмерное кино и многое другое. Кабы не подробные описания и чертежи, многие творения этой фирмы могли бы легко сойти за магию, поскольку всё чаще отходили от прежних научных теорий. Впрочем, организация не стремилась раскрывать свои секреты в полном объёме, оставаясь единственной, кому по силам создавать и обслуживать подобные технологии. Неудивительно, что параноидальный генерал Харран так сильно ими заинтересовался.

- Простите, но это невозможно, - Манхэн развёл руками, - Мы производим научную аппаратуру, бытовые приборы, средства развлечения…

- Кажется, вы не расслышали, - процедил тот, - Я пришёл заключить контракт, а не слушать отказ. Если это дело вне вашей компетенции…

- В моей, - перебил его азиат, - Однако эвристическая блокировка является неотъемлемой частью нашей продукции. Это здравый смысл.

- В таком случае я намерен купить код для её отключения, или как вы это делаете.

- Мы это никак не делаем, - медленно проговорил Манхэн, краем глаза разглядывая кейс, - Угроза терроризма, да с такой мощью в руках…

Генерал скрипнул зубами. Машины для искажения пространства, замедления времени и манипулирования самой тканью реальности были слишком лакомым кусочком, чтобы так просто от него отказываться, да к тому же оставался риск, что враги заключат такую сделку первыми, получив абсолютное превосходство на войне. А война, как всегда утверждал Харран, была лишь вопросом времени. Не важно, что вопросы пищи, топлива и жилплощади уже были решены технологиями неограниченного производства - человек склонен искать новые, такова его природа. Невозможно синтезировать авторитет, власть, превосходство - за них и начнётся сражение. Альянс же как будто этого не понимал.

- Даже у нас самих нет ничего такого, - вздохнул начальник отдела систем безопасности, - Все товары, как говорится, на витрине.

Монолитные корпуса из неразрушимого золотистого металла превосходно скрывали секрет механизмов, мешая разобраться, каким именно образом те вырабатывают бесконечную энергию или идеально точно копируют материальные объекты - но это было не главной проблемой генерала. Все подобные аппараты, начиная с громоздких первых моделей и заканчивая изящными гаджетами последних лет, снабжались особой блокировкой - их было невозможно использовать в качестве нормального оружия. При малейшей попытке причинить кому-то вред с помощью этих устройств они моментально отключались, словно читая мысли пользователя или обладая собственным разумом. С каждым месяцем разнообразие доступных Альянсу действий увеличивалось, опережая фантастику и при этом оставаясь исключительно мирным, бытовым, предназначенным для обычных граждан. Войска многих стран активно приобретали его товары, но были бессильны обращать их друг против друга. Старые же средства, даже самые передовые, не могли пробить новую оборону. Были и другие сложности - защита от прочих фирменных технологий, запрет на создание заведомо опасных объектов, копирование денег или драгоценностей, незаглушаемые маячки, непонятный программный код… Вспомнив сотни попыток обойти или сломать их защиту, Харран ощутил нарастающую ярость.


Тем временем в небольшом конференц-зале за ними через скрытые камеры и микрофоны напряжённо следили двое учёных. Они уже отметились оригинальным решением нескольких особенно заковыристых проблем, поэтому Чжо Манхэн по секретной линии связи вызвал именно их. Сам он был ограничен должностными обязанностями и не мог заговаривать генералу зубы вечно, нуждаясь в помощи. Уже две минуты исследователи ожесточённо спорили, как лучше действовать в столь непростой ситуации

- Давай лучше обойдёмся без химии, - пробасил Андум Бейнибер, специалист по алфизическим технологиям, и огладил густую бороду.

- Тебе легко говорить, - хмыкнул рыжий Альст Невлин, молодой, но талантливый меметик, - А у меня, считай, только она да каменный топор.

- Не прибедняйся, мы ещё помним ту твою новогоднюю песенку. Если её вообще можно забыть! И тебе хватило вот этого планшетика.

- Ну, во-первых, мы работали над ней всем отделом, - затараторил Невлин, - А во-вторых, понадобятся неделя времени и карта его мозга.

- Но это всё-таки выполнимо, верно? - раздался металлический голос из динамика, напоминая о присутствии третьего участника дискуссии.

- Да, выполнимо, но очень долго, даже если бы у меня уже была основа, - на планшете меметика возникли несколько графиков и уравнений.

- Значит, нам нужно выкроить время, - алфизик прищурился, вглядываясь в лицо генерала, - Сканер притащить смогу, но он здоровенный…

- Есть нейроинтерфейс, - ухмыльнулся Невлин, - Туда можно приладить ещё пару датчиков, а потом как-то заставить Харрана его надеть.

- Давайте только без театральных представлений и как-нибудь безобидно, - вновь проскрипел динамик, - Не будем вызывать подозрений.

- Предлагаю по старинке задавить волокитой. Оружие ведь, не подушки с охлаждением, - Бейнибер перевёл взгляд на планшет коллеги.

- Отлично, сейчас поищу хорошие причины, - меметик встал и принялся ходить туда-сюда, подключив разум к информационной сети офиса.

- Этого нам хватит, - протрещал динамик, - У меня возникла идея.

Оба исследователя приблизились к нему, внимательно слушая детали плана. Невлин нажал кнопку на неуклюжего вида устройстве, прикреплённом к его голове, передавая начальнику отдела систем безопасности весть о задуманном деле. Тот прислал в ответ мысли о согласии и просьбе поспешить - абстрактными образами, без слов, но достаточно понятные. Рыжий учёный кивнул Бейниберу, выключил основной компьютер и вслед за коллегой покинул зал. Их целью была мастерская на подземном уровне, где уже поджидал автор задумки.


Генерал отодвинул в сторону кейс с огромной суммой и нервно выдохнул.

- Ещё раз - это я делаю вам одолжение, заключая сделку. Вы, вроде, умный человек, а таких простых вещей не понимаете.

- А нельзя ли подождать с этим пять-шесть лет? У нас даже производственное оборудование не приспособлено к таким заказам.

- Что ж, не хотите работать за деньги - будет по-плохому. Не сомневайтесь, я легко могу устроить вашей фирме много проблем.

- Так, подождите, - Манхэн словно вышел из глубокой задумчивости, - Полагаю, мы можем уладить разногласия, однако потребуется время.

- Сколько? - Харран подался вперёд, заметно раздосадованный тем, что дело движется так медленно.

- Вам ведь нужны схемы, инструкции и прочее, верно? - азиат сохранял каменное спокойствие, - Какой солдат захочет воевать невесть чем?

- Ну, пожалуй, да, без этого никак, - генерал несколько успокоился.

- Испытания, полная документация и правила использования высокоопасного аппарата - около месяца. А какие технологии вас интересуют?

- Все, какие есть, но в подходящей форме - бомбы, ружья, артиллерия, танки, авиация, ракеты, оружие ближнего боя, роботы…

- Очень богатый арсенал. Это минимум полгода, если не изобретать ничего нового.

- Напрягитесь, вы это можете, - визитёр нахмурил брови.

- Хорошо, постараемся, - кивнул хозяин кабинета, - Давайте тогда сейчас всё официально оформим, чтобы потом не было нестыковок.

- Сразу бы так! - удовлетворённо хмыкнул визитёр, но осёкся, увидев, как Чжо Манхэн протягивает ему стопку из пары сотен листов.

- И перечислите всё, чего именно хотите, - невозмутимо проговорил он, - Одного экземпляра достаточно, мы его скопируем, когда закончите.

Недобро глянув на Манхэна, посетитель вместе с бумагами отодвинулся к дальнему краю стола и принялся терпеливо составлять контракт.


Периодически поглядывая на часы, в подземной мастерской суетились учёные и инженеры. Их было всего пятеро, однако сторонний наблюдатель мог бы подумать, что возле длинного, заваленного множеством самых разных устройств и чертежей стола, тянущегося вдоль трёх стен помещения, работает по меньшей мере человек двадцать - так быстро они перемещались, выполняя десятки замысловатых операций. Или, напротив, изобретателей можно было счесть придатками единого организма с идеальной координацией движений…

Прямо напротив входа, в центре стола, понемногу росла странная конструкция - безумное переплетение проводов, печатных плат, каких-то трубок, сияющих всеми цветами радуги кристаллов, маленьких экранчиков с быстро меняющимися надписями и кучи других деталей. В дальнем углу, внутри полупрозрачного бака, постепенно вырисовывались очертания корпуса этого устройства. Само же технологическое месиво в руках конструкторов понемногу упорядочивалось и меняло форму, приобретая странный, но смутно узнаваемый облик.

Наконец, ещё раз окинув взглядом профессионала этот механизм, Бейнибер решил, что можно приступать к финальной сборке. Невлин уже принёс из соседней лаборатории свою часть аппарата и теперь телепатически извещал Манхэна о готовности к следующему этапу плана.


Отложив в сторону ручку и последний лист, генерал устало потёр глаза. Он понимал, что сам напросился, но всё же за без малого четыре часа успел возненавидеть кабинет начальника отдела систем безопасности и его самого. Харрана со школьной скамьи никто не заставлял так напрягать воображение, и теперь ему было почти физически больно думать. Не особо помогал даже бодрящий напиток по фирменному рецепту, который очкастый азиат периодически ему предлагал.

Доброжелательно улыбнувшись, Манхэн взял увесистую стопку заполненных бумаг, поправил очки и принялся вдумчиво перечитывать текст контракта, иногда кивая своим мыслям. Он, конечно, мог бы осилить весь нанесённый на них текст за несколько минут, современная мнемотехника позволяла и не такое, но решил повременить. Высокопоставленному гостю всё равно следовало отдохнуть, да и учёным требовалось время на создание пусть простого, однако конструкционно нового механизма практически с нуля.

- Что ж, нас это вполне устраивает, - он поставил внизу последнего документа свою аккуратную подпись и взглянул на генерала.

- Прекрасно, - ответил тот после секундной паузы, - И учтите, что я буду следить за ходом работ. Я знаю эти ваши бюрократические фокусы.

- В контракте это оговорено, да, - послушно согласился Манхэн и отодвинулся из-за стола, - А сейчас не желаете ли испытать прототип?

- Какой ещё прототип? - вопросительно уставился на него генерал.

- Дестабилизатор поля Ланлинда - он обращает барьер против укрытой им цели, то есть делает из энергетического экрана шаровую молнию.

- Да, кажется, я заказывал нечто подобное… - припомнил Харран, с подозрением глядя на собеседника.

- Пункт четыре в первом списке, - кивнул тот, - Пока вы составляли контракт, я прочитал пару листов и приказал изготовить опытный образец.

- Что ж, я принимаю ваше предложение, - генерал прищурился, - А он безопасен?

- Обижаете, делаем на совесть! - всплеснул руками Манхэн, развернул монитор и показал, сколько в той машине было предохранителей.

- Я поверю, но если со мной что-то случится… - зловеще проговорил посетитель.

- Не извольте беспокоиться, безопасность у нас на первом месте! Вы ведь именно из-за неё сюда прибыли, верно?

Генерал что-то пробурчал сквозь зубы, после чего в сопровождении азиата и своих телохранителей направился к тестовым камерам.


В целом проверка прошла успешно. Харрана привели к одному из просторных подземных полигонов, надели на голову массивный шлем, дали в руки пушку размером с небольшое кресло и объяснили, как ею пользоваться. Манхэн сообщил, что нейрокомпьютерный интерфейс станет вратами в будущее, помогая стрелку целиться, рассчитывать траектории полёта осколков, а главное - выборочно отключать и ставить блокировку, чтобы не палить по своим. Разумеется, сейчас это приспособление было лишь наспех собранной бета-версией со множеством лишних деталей - а вот после нормальной разработки, да при щедром финансировании, всё то же самое легко уместится внутри пистолета.

Генерал действительно поразил с полсотни мишеней и остался доволен испытанием… Вот только в процессе оружие вышло из строя. При очередном нажатии на спуск, вероятно слишком резком, внутри устройства что-то оторвалось, громыхнуло, и Харран рефлекторно отбросил пушку. Ударившись о твёрдый пол, она протяжно звякнула и развалилась на три части, явив собравшимся расплавленное, рассыпавшееся в мелкий порошок нутро. Шлем, разумеется, тоже отключился. Бейнибер, стоявший рядом, успокоил генерала, сообщив, что ещё одно такое орудие можно изготовить хоть прямо сейчас. Тот отказался, рассудив, что на первый раз всё прошло достаточно неплохо, и покинул офис.

Невлин проводил взглядом удаляющийся внедорожник, отвернулся от окна и, запустив программу для обработки карты мозга визитёра, считанную через шлем, откинулся на спинку дивана. На создание мемагента у него было ещё по меньшей мере несколько дней - более чем достаточно, чтобы заниматься этим без отрыва от основных, куда более интересных проектов.


Ровно через четыре дня, час в час, к офису Андивионского Научного Альянса вновь подъехала машина - на этот раз легковушка. Видимо, генерал, которого она привезла проверять, как движется производство, намеревался застать работников фирмы врасплох. Так или иначе, подобный трюк не удался - в холле высокого гостя уже встречали знакомые лица. Вышел даже сам Чжо Манхэн с увесистой папкой в руках.

- Добро пожаловать! - молвил он, как только за Харраном закрылись стеклянные входные двери, - Желаете сразу посмотреть результаты?

- Именно так, - ответил тот, и его вновь повели на подземный полигон.

- Сами понимаете, за столь короткий срок можно было сделать совсем немного… - развёл руками Манхэн, - Но кое-что мы уже собрали.

- Уже есть готовые прототипы? - генерал удивлённо вскинул бровь.

- Лишь один, зато какой! Мы начали с алфизики как самой многообещающей области и переделали промышленный настройщик в ружьё.

- Надеюсь, оно не из тех, которые взрываются в руках?

- Всё откалибровано и проверено самым тщательным образом, - заверил его азиат, - Хоть сейчас в массовое производство!

Они остановились у широкого окна, по другую сторону которого находилась просторная камера, заваленная огромными объектами всевозможных материалов и очертаний. Там были окаменевшие взрывы, фонтаны раскалённого металла, янтарные вихри в ореоле чёрных искр… На полу и стенах виднелись лужи столь же странных жидкостей. Даже сам воздух казался каким-то вязким, скручивающимся в смутные полуобразы. Во всей этой сцене мерещилось нечто определённое, но ускользающее от разума. Разглядывая её, Харран ощутил слабый укол где-то позади глаз. Он вздрогнул, сбрасывая наваждение, и понял, что Манхэн уже несколько минут о чём-то рассказывал.

- Таким образом, бронетехника становится архаизмом - солдат с подобным ружьём легко заменит целый батальон или даже два.

- Всё это замечательно, но нельзя ли уже перейти к демонстрации самого орудия? Я умею читать руководства, - ответил генерал.

- О, конечно! - на непроницаемом лице начальника отдела систем безопасности впервые за весь день появилась лёгкая улыбка.

Он провёл генерала немного дальше, нажал кнопку на мелькнувшем в его руке маленьком пульте, и посреди прежде непроницаемой стены раскрылось ещё одно окно. Взору посетителя представилась третья камера для испытаний, после предыдущей казавшаяся пустой. Возле её центра, окружённый полноразмерными моделями танков и манекенами, стоял высокий мужчина в солдатской форме - эталон бравого воина с агитплаката. Его взгляд переходил с одной мишени на другую, голову украшал шлем нейроинтерфейса, а руки крепко сжимали тяжёлую винтовку, словно вытащенную из фантастической книги. Харран хмыкнул, но всё-таки признал - постановка получилась очень эффектной.

- Всё оружие здесь боевое, - сообщил Манхэн, нажимая ещё одну кнопку.

Раздался звук сирены, и до зубов вооружённые мишени пришли в движение. Стекло окна слегка потемнело, отфильтровывая часть света от ярких вспышек. Полигон превратился в центр боевых действий, но ни выстрелы, ни взрывы, ни осколки не причиняли испытателю никакого вреда - подобно солдатам всех современных армий, он был экипирован разработанными Альянсом защитными приспособлениями. Сами мишени, впрочем, также не реагировали на хаос пуль и снарядов. Воин вскинул ружьё и пальнул по манекену с огнемётом. Между дулом орудия и целью протянулся тонкий белый луч - а в следующую секунду пластиковый человек разлетелся горой пепла. Разворот - и вместо танка на пол упал крошечный кубик желе. Перекат, серия залпов, выстрел на бегу, в прыжке, за спину… Не прошло и десяти секунд, как от вражеской армии остались лишь перекрученные, искорёженные обломки, в которых было невозможно признать то, чем они только что были.

Генерал уже открыл рот, чтобы восхищённо отозваться о чудесном изобретении, когда произошло нечто непредвиденное. Солдат будущего огляделся, остановил острый взгляд на одном из фрагментов и решил превратить его в нечто иное. Вот только на сей раз луч, ударившись в препятствие, отразился обратно. Воин широко раскрытыми глазами, в которых читался всепоглощающий первобытный ужас, уставился на начавшую оплывать пушку и попытался её отбросить, однако не смог. Его жилистые руки начали изламываться, превращаясь в чёрные обугленные ветви и разрастаясь гроздьями колючих кристаллов. Вслед за ними чудовищной метаморфозе подвергся торс, обратившись клубком извивающихся змей. Из горла солдата вырвался отчаянный, сдавленный хрип, прервавшийся, когда лёгкие рассыпались золотыми шариками. Стекленеющие глаза на искажённом агонией лице уставились в самую душу Харрана, пробуждая мощный поток жутких образов.

Покачнувшись, тот грузно осел на пол. Телохранители поддержали его, а Манхэн принялся отчаянно жестикулировать обеими руками, сохраняя, впрочем, непроницаемое выражение. Подъехала каталка, на которую чьи-то руки положили визитёра и отвезли наверх.


Прошло семьдесят две минуты - Харран узнал об этом, заметив на стене часы. На его правом запястье виднелся маленький круглый пластырь, от которого по организму распространялись тепло и спокойствие. Электронный стабилизатор нервной активности, вспомнил генерал. Он слез с кушетки и заметил входящего в медблок Манхэна, который нёс пачку отчётов.

- Прошу прощения за этот досадный инцидент, - проговорил тот, - Наши техники уже поняли, в чём была недоработка, и устранили её.

- Это… Я… - генерал натужно прокашлялся, пытаясь вернуть дрогнувшему голосу уверенность.

- Не беспокойтесь, мы добавили в программу аппарата запрет на создание объектов, отражающих алфизический луч. Желаете посмотреть?

- Нет! - подскочив к нему, Харран схватил азиата за руку, - Это оружие чудовищно, абсолютно недопустимо!!! Я разрываю контракт!

- Но как же так?! - уставился на него Манхэн, тщетно пытаясь освободиться, - Вы же сами хотели… Государственная безопасность…

- Да с такой безопасностью мы не проживём и недели!!! - генерал побагровел и, грубо оттолкнув собеседника, направился к дверям.

- Вы ведь уже выдали аванс, у нас всё почти готово к производству, - потирая руку, тот проводил гостя взглядом.

- Оставьте себе! - рявкнул Харран, решительно шагая к выходу, - И чтоб даже не смели повторять, а иначе я вам такое устрою…

Когда все документы о прекращении разработки оружия и неразглашении инцидента были подписаны, а генеральский автомобиль отъехал от офиса, Чжо Манхэн позволил себе облегчённый выдох. Спектакль прошёл идеально - отделавшись андроидом, несколькими относительно несложными устройствами и довольно скромными усилиями десятка специалистов, Альянс получил не только кучу денег, но также весьма перспективные технологии, придуманные в процессе подготовки. А самой приятной деталью было то, что никто не смог бы доказать и даже различить подвоха - всё выглядело естественным развитием событий. Мем сработал даже лучше, чем ожидал Невлин, однако противоядие от захватившей разум генерала идеи кошмаров войны, спрятанное в личном сейфе начальника отдела систем безопасности, должно было сработать, когда понадобится. Как знать, кем Харран станет через несколько лет - может, из него выйдет отличный агент с богатым опытом.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License