Посткультурное общество

Добрый вечер. Итак, меня зовут Двир Дольден, и сразу предупреждаю, что эта лекция будет очень сложной. Я постарался оформить её как линейный рассказ, но многое всё равно сначала будет непонятным, потому что объяснения относятся к более поздним частям. Рекомендую писать конспект в виде отдельных смысловых кусков и проводить между ними связи на плоскости. И ещё всё это будет тяжело представить в силу специфики самого материала. Он не просто радикально выходит за пределы вашего жизненного опыта, а попирает самые его основы.

Кстати, как вам тут живётся? Попривыкли к технике, инопланетянам и прочему? Это хорошо. Но, скажу по секрету, планетарная база - лишь парадный вход, оформленный так, чтобы вам было легче адаптироваться. Настоящий же Альянс начинается далеко отсюда и ушёл на века вперёд по всем фронтам, от науки до мышления. Я был там, видел подлинную сверхсчастливую утопию, к которой мы идём, и знайте - она ужаснее всего, что вы можете вообразить. А знаете, почему? Потому, что вы всё ещё скованы рамками культуры. Это боковые колёсики на велосипеде, от которых однажды придётся отказаться. Однако для принятия самой идеи посткультурного этапа развития ещё надо дорасти.

Возьмём условное первобытное племя, которое едва выживает, насмерть бьётся с соседями за каждую антилопу и видит вокруг себя одних только врагов. Можно ли привить ему идеалы гуманизма, равноправия или хотя бы общую терпимость к другим племенам? Да, но есть один нюанс. Высокая мораль удобна в нашем спокойном мире, а там только два варианта - убивай или умри. Сама среда другая, и недостаточно агрессивных или коварных дикарей сразу отсеет естественный отбор. Пример, конечно, утрирован, но главную идею передаёт. Точно так же нельзя взять современное общество, залезть ему в мозги и сделать посткультурным - сначала оно должно пройти ряд определённых этапов.

Но к этому мы вернёмся позже, а сейчас лучше показать, что это вообще такое. Если совсем кратко, посткультура - это мир, где достигнуто максимальное качество жизни. Там ни у кого нет никаких прав - это понятие подразумевает наличие вещей, которые делать нельзя, что явно противоречит идеям истинной свободы. В посткультуре не существует предрассудков, традиций, законов, морали и других ограничений. И я говорю именно про их полное, абсолютное отсутствие, кроме природных законов, само собой. Никому больше не нужны такие рельсы, чтобы знать, куда и как ехать. Вы думаете, что подобная цивилизация неизбежно и очень быстро уничтожит сама себя, а также всё вокруг. Однако и дикарь из того примера едва ли поймёт, как можно довериться коллегам, которых он видит первый раз, не боясь обмана или ножа в спину.

Можно сказать, что такая цивилизация уже окончательно повзрослела. А родиться сразу взрослым не так-то просто - намного удобнее расти от дикарства через варварство и гуманизм к посткультуре. Некоторые с самого начала имеют все необходимые предпосылки, поэтому могут достичь этой стадии чуть ли не в античную эпоху. Но большинству приходится вырабатывать нужные признаки постепенно, в течение веков.

Прежде всего, надо организовать постэкономическое общество. Оно наладило неограниченное производство всяких благ, поэтому каждый может получить всё, что хочет, бесплатно и не прикладывая никаких усилий. Например, автоматические электростанции питают фабрики, на которых вкалывают роботы, а не человек. Или как у нас в Альянсе, где вещи можно алфизически копировать. Мирам, сделавшим ставку на генжинерию или управление реальностью, хотя бы виртуальной, это проще всего. А если такой возможности нет, то и о посткультуре можно позабыть. Это простая математика. Бизнес по определению основан на удовлетворении потребностей дельца в ущерб остальным - получить подешевле и продать подороже, или тебя сожрут конкуренты, такой вот естественный отбор. Кроме того, если каждый может делать вообще всё, что пожелает, то при ограниченных ресурсах ни к чему хорошему, сами понимаете, это не приведёт, даже в самом сознательном мире.

Также постэкономика предполагает полный отказ от самого понятия частной собственности, в том числе памятных вещиц, но об этом позже.

Если жителю менее развитого общества дать неограниченный доступ к товарам и услугам, он, скорее всего, инстинктивно будет стремиться захапать побольше. Но в здоровой посткультуре, да и вообще постэкономике, этого не произойдёт. Представьте, что вы пришли в магазин и накупили еды. Неужели вы станете жадно поедать её, не отходя от кассы, или скидывать в корзину содержимое всех полок? Конечно, нет, у вас же есть чувство меры и здравого смысла. Так и здесь. Жадничать просто незачем, всё вокруг уже по сути твоё, бери и пользуйся, когда понадобится, да соседям не запрещай. А услуги, которые предполагают работу одного человека ради пользы другого, обходятся бесплатно потому, что посткультурца невозможно заставить что-то сделать - он захочет сам, по доброй безвозмездной воле, или не возьмётся вообще.

Для перехода к посткультуре также требуется наладить достаточно хорошую связь. Например, человечество стало проявлять заботу ещё в палеолите, но только к родственникам, друзьям, соплеменникам - короче, своей социальной группе, и вплоть до страны. Возлюби ближнего своего, как говорится, а остальных нещадно бей или просто игнорируй. Этот принцип работает и сейчас, поэтому для объединения социума на должном уровне необходимо, чтобы таких ближних у каждого было как можно больше. Поэтому тут обязательно должен быть доступный качественный транспорт, Интернет или хотя бы почта, чтобы человек активно взаимодействовал со всеми вокруг и мог свободно заводить в других группах новые знакомства. Впрочем, ещё есть число Данбара, ограничение на количество постоянных социальных связей, которые может поддерживать человек. Но это уже вопрос сугубо архитектуры мозга, которую можно поправить при помощи воспитания и обучения.

Чтобы все могли нормально общаться, нужен, конечно же, некий единый язык. И тут есть ещё один важный нюанс. На языке мы не только говорим, но и думаем. Он определяет как ассоциативные связи, структуру наших мыслей, так и сам их набор. Мы не можем размышлять о том, чему нет названия или определения. Это огромная тема, сейчас я не буду углубляться в детали. Короче говоря, для полного развития разума и создания посткультуры нужно объединить все диалекты в один общий ультраязык, на котором можно выразить абсолютно любую идею с максимальной точностью, а если подходящего слова нет - элементарно придумать его. Конечно, должна быть и единая база, чтобы соседи смогли вас понять, но не жёсткий каркас для выдвижных ящиков, а, скорее, подпорки, за которые цепляется акробат. Пользоваться такой речью очень помогают универсальные компьютерные переводчики, телепатия и подобные вещи, хотя их, как правило, сначала нужно изобрести. У нас в Альянсе всё это уже внедрили. Когда выйдете на улицу, ненадолго отключите свои ультранслаты и послушайте, как все вокруг говорят. Смесь языков заставляет мыслить шире, не сковывая разум определёнными категориями и нормами, то есть в перспективе также стимулирует отказ от единой общепринятой культуры. Вы и сами наверняка замечали за собой такое, особенно те, кто тут уже давно.

Наука не только даёт средства для создания посткультуры, но и, в некотором смысле, становится её моралью, позволяет отделять хорошее от плохого при помощи логики. И именно уровень научно-технического прогресса задаёт весь облик такой цивилизации. Но к нему я вернусь позже, а сейчас просто хочу отметить, что там уже на поздних ступенях культурного этапа возникает мощная положительная обратная связь.

От обычной морали можно отказаться, только если она уже есть. Звучит более чем очевидно, но смысл в другом - хотя животные спокойно живут без подобных идей, они не смогут организовать такой социум, который станет посткультурным, минуя промежуточный этап. В вашем мире сейчас самое доброе и приятное время за всю историю планеты. Уже придумали толерантность, равноправие, отказ от рабства и тому подобное - пусть ещё не везде, но в большинстве значимых стран это общепринятая норма. И эта тенденция всё ускоряется. Однако та же математика ясно показывает, что если общество станет слишком мягким и пацифистичным, его с удовольствием сожрут более агрессивные соседи, какой бы большой ни была разница в их силе. Кроме того, беззубость - это тоже ограничение, от которого следует отказаться, чтобы двигаться дальше. Так что если высокоморальная культура найдёт баланс и сможет долгое время его сохранять - она станет посткультурой.

Ещё одна необходимая предпосылка - наличие сразу нескольких разных культур в одном месте. Важно, чтобы они были равноправными, но давали разную выгоду, и можно было в каждой отдельной ситуации выбирать, каким традициям следовать. То есть это должна быть единая культура, состоящая из нескольких очень непохожих вариантов действий по многим или даже всем бытовым вопросам. Сравните диктатуру военного или религиозного рода, где всем строго предписаны один образ мыслей, стиль одежды и прочего, с современной страной, которая разрешает публичное опровержение устоявшихся мнений. Житель второй видит, что в принципе можно мыслить более широко, пробует её и порождает новые неожиданные идеи, которые иногда укореняются в массовом сознании, ещё сильнее расширяя всеобщую свободу. Затем наступает переломный момент, и единая культура окончательно отваливается - вариантов по каждому вопросу становится бесконечно много.

Впрочем, может быть и так, что новая укоренившаяся идея затмит все остальные, став единственным вариантом. Тогда, разумеется, никакая посткультура не наступит, и эту идею придётся вначале пропустить через мясорубку постмодернизма, жёсткой сатиры или чего-то подобного.

Как видите, переход на новый уровень происходит одновременно в глобальном и личном масштабах. Фактически, культура должна принять такой вид, чтобы взрастить и воспитать посткультурный образ мыслей, после чего отпасть за ненадобностью. Когда все будут посткультурно думать и придавать окружающему миру черты, глядя на которые, новые поколения будут сразу впитывать подобные идеи - тогда общество станет по-настоящему зрелым. И хотя этот хрупкий цветок очень легко сломать, пока он ещё не окреп, потом ему уже будет нечего бояться.

Отдельно стоит упомянуть постгенетическое общество - оно является неотъемлемым аспектом каждой полноценной посткультуры, но вовсе не обязано развиваться именно в неё. С того самого момента, как на Земле появилась белковая жизнь, началась генетическая эра. Разные молекулы создавали свои копии, воевали за ресурсы, одни линии вымирали, другие давали потомство, а затем вокруг них начали нарастать тела, призванные помочь генам эффективнее размножаться. Правила игры всё усложнялись, возникали симбиозы, экосистемы, рефлексы и инстинкты, а затем возник полноценный разум. Он придумал культуру, технику, победил животных, укротил даже стихию, а затем огляделся и сказал - теперь я здесь главный, гены меня больше не интересуют. Стану сохранять всех мыслящих особей, будь они калечные, увечные или вовсе безумные - теперь у меня новые ценности, мною же созданные. Или вообще перезапишу себя в робота. Это и есть ранние стадии постгена, когда тело перестаёт быть центром внимания - а потом начинаются произвольные изменения облика вплоть до полных метаморфов или сменных аватаров, в которые загружается интеллект, насколько хватит фантазии. Такие возможности дают огромный толчок расширению образа мыслей. Особенно когда на биологическом уровне полностью ликвидируется половой диморфизм, гендеры, касты и прочие различия.

Здесь, пожалуй, прервёмся. Можете отдохнуть, получше структурировать свои заметки или погулять. Получаса хватит? Замечательно, жду.

И снова здравствуйте. Далее речь пойдёт о том, как выглядит готовая посткультура. Я уже многое описал, но это только верхушка айсберга.

Я вижу, вам не очень верится, что можно вообще как-то выжить без морали. Так и должно быть. Вы пока видели только страны культурного уровня, где аморальные личности - зловредные разрушители. Но точно так же, напоминаю, современный гуманный человек не выжил бы в каменном веке, когда сами условия жизни предполагали агрессию. В посткультуре, конечно, те же самые люди, но совершенно иная среда.

Её можно назвать миром абсолютного неограниченного творчества, причём не просто создания шедевров, а именно творческого взгляда на всё вокруг. Даже если человек целый день сидит дома и получает все блага запросто так, он всё равно хочет что-то делать. Мультикультура из предыдущего этапа истории оставила вокруг него столько интересных вещей, что можно всю жизнь потратить на их разглядывание. И вот в голове начинают роиться мысли - это интересная вещь, хочу украсить свой дом чем-то подобным, но та идея мне не нравится, можно было бы сделать по-другому, душа требует перемен. Ну, не прямо так, но достаточно, чтобы понять общий принцип. Пытливый ум не даёт покоя, и человек желает исправить некое несовершенство, тем самым повысив качество своей жизни, или выразить на бумаге занимательные мысли просто для себя, вариантов масса - то есть занимается именно творческой работой. Когда он смотрит на вещи, то видит смыслы, а не просто формы и функции. Думает, как их можно понять, соединить, посмотреть под неожиданным углом, и его мысли бегут по новым направлениям.

Разумеется, его эстетические и связанные с ними социальные взгляды резко отличаются от наших. Почему бы, думает он, не сделать себе татуировки по всему телу, разрезать язык пополам, навешать повсюду колечек и колокольчиков, а потом отправиться гулять голышом, если так захотелось левой ноге? Сделай он так у вас на родине, как бы на него смотрели соседи? Да, не слишком хорошо. В лучшем случае его сочтут выпендрёжником, неодобрительно покосятся и пройдут мимо, о чём-то негромко перешёптываясь. Но то культура, а в посткультуре у него едва ли найдётся хотя бы один недоброжелатель. Все с раннего детства видят вокруг себя таких странных людей и давно привыкли, их не удивить даже на порядок более экстремальными фриками. А значит, понтоваться своей уникальностью там нет никакого смысла, поэтому полёт фантазии сам собой находит баланс. Все причуды направлены на удовлетворение именно своих личных внутренних хотелок, а соседи воспримут их равнодушно или как очередной источник вдохновения. Незачем даже прикидываться кем-то другим, смело будь самим собой.

Это ли не прекрасно? Для посткультурца, конечно же, да, и он объективно прав. Однако вы, попав в его мир, панически убежите оттуда или будете долго, со скрипом привыкать к ежесекундному попранию всего, что считаете единственно допустимым. Там правят бал абстрактные чувства гармонии и новизны, поэтому получается полная эклектика, даже какофония. Но местные радуются ей, она стимулирует творческое начало, показывает рамки и учит мыслить вне их. А самые пёстрые города наших миров показались бы им очень скучными и одинаковыми.

Хотя обычно их больше интересует не само произведение, а след творца - верил ли он, что поступает правильно, сколько души туда вложил и как менял свои вкусы в процессе работы. Начните новую заметку. Посткультурное мышление больше всего напоминает Библиотекарей, то есть оно пластично и непостоянно. Сейчас до ужаса нравится это, а через час оно уже устарело. В общем-то, мы все так менялись - раньше хотели, например, объедаться конфетами и не жаловали котлеты, а когда повзрослели, стало наоборот. Здесь то же самое, только сильнее и быстрее. Именно поэтому в посткультуре почти нет конфликтов между теми, кто хотят прямо противоположных вещей - они легко придумают компромисс или на ходу поменяют свои желания, предпочтения, даже весь образ мыслей. Впрочем, и новая идеология долго не удержится.

С другой стороны, всегда остаются личные биологические особенности и, главное, уникальный жизненный опыт. Но к этому я вернусь позже.

Сейчас лучше вернуться к теме науки, а точнее ценностей. Для многих из вас руководящий критерий - нравится что-то или нет. Другие чаще обращаются к сухой логике - например, вымирание целого вида каких-нибудь замечательных птичек вовсе не ужасно, их нишу займут новые существа. Но даже подобный взгляд всё равно где-то упирается в личные предпочтения, которые берутся из воспитания и традиций. Многие ли из вас согласны, что если ребёнку не нравятся его родители, он может просто уйти к новым? Как говорится, лес рук. Однако посткультура считает такой вариант самым правильным и аргументирует его качеством жизни - зачем что-то терпеть, если можно исправить или поменять?

Ценность вещей и событий для неё зависит от конкретных обстоятельств и знаний о том, как работает мир. Посткультура, которая ещё только начинает постигать законы природы, будет ценить носорогов как необходимый элемент экосистемы, без которой та распадётся, нанеся очень тяжёлый удар самим разумным существам. Более продвинутая сможет клонировать гибнущий вид, заменить чем-то другим, или же вообще потерять всякий интерес к природе - искусственная среда во всём лучше. Чтобы набрать знания, нужно проводить эксперименты, изобретать новую технику, придумывать теории и прочее, то есть, опять же, заниматься творчеством. Составить биом из кусочков других так, чтобы всё исправно работало - довольно интересный труд, для которого всегда отыщутся люди. Возникает положительная обратная связь, и даже если творец, занимающийся неким очень долгим проектом, переключится на что-то другое, соотечественники будут готовы продолжить его работу.

Отношение к объектам старины там тоже разное. Они, конечно, могут представлять научную или художественную ценность - но если хранить всё подряд, мир быстро превратится в помесь музея и могильника. Сравните только что найденную рукопись гения, которую прежде считали утраченной, и криво выстроенный дом, где никто не живёт. Про окаменелости даже говорить не буду. Вот ещё причина, почему посткультуре обязана предшествовать культура - без неё нельзя научиться обоснованно решать, сохранять ли ту или иную вещь, мнение будет неполным.

У практического подхода к ценности всего и вся также есть обратная сторона. В посткультуре все жители разные, но даже среди них едва ли найдётся хотя бы одна уникальная идея. Каждая мысль есть у многих и распределена по популяции, как гены. И если погибнет писатель, его книгу почти наверняка сможет дописать кто-то другой - разница будет минимальна. То же касается и других областей, особенно научных. Так получается мнение о ценности отдельно взятой жизни - она стоит, прямо скажем, немного. Да, в Альянсе превыше всего ценят именно живой разум, поскольку он может родить внезапно светлую идею, однако даже здесь не всё так просто. Существа с высоким рангом разума видят мир не так, как вы - например, душа после распада по-прежнему остаётся в прошлом, куда можно вернуться в любой момент, не говоря уже про иные исторические ветки. Короче говоря, посткультура ценит именно идеи, а не их носителей, хотя испытывает некое уважение к тем, кто творит лучше. Бесконечный потенциал разума уже у всех раскрыт, поэтому достаточно иметь некое минимальное количество жителей, чтобы распределить между ними все идеи, не умещающися в одной голове, и смотреть, как они станут взаимодействовать. А кто - не столь важно.

Связанный вопрос - отношение к своей собственной смерти. Одни культуры считают её чем-то нежелательным и всячески избегают. Другие же, наоборот, превозносят, от веры в различные посмертные блага до того, что там ценят непосредственно сами необычные и мучительные способы умертвления своей бренной тушки, как творческий процесс. Однако посткультурцу одинаково чужды оба этих пути - он ценит свою жизнь, но совершенно не боится её потерять. Может быть, верит в загробный мир, реинкарнацию, или ему просто всё равно - ведь это лишь естественный неизбежный процесс. Такой житель стремится воплотить хотя бы одну интересную задумку, но не прочь и пожертвовать собой во имя какого-то другого сопоставимо значимого дела - например, ради науки, вроде замеров выносливости для создания нового лекарства.

Безусловно, ничем не сдерживаемый учёный может проводить сколь угодно бесчеловечные и опасные эксперименты. Что же делать, чтобы он не уничтожил весь мир, изучая, например, термоядерные реакции или серую слизь? Ведь технологии заведомо не делятся на хорошие и плохие. А здесь естественным ненавязчивым ограничителем служит вышеупомянутая рациональная логика. Чем сильнее развита наука, тем лучше посткультурное общество понимает, какие действия полезны или опасны для него в целом, и будет по возможности избегать того, что слишком угрожает будущему. С другой стороны, там не очень беспокоятся о массовой гибели, если популяция восстановится, никаких идей при этом не исчезнет, и такая жертва даст ощутимую пользу новому поколению. В общем, посткультура мыслит коллективно и глядя вперёд.

Вред ради развлечения там тоже есть. Даже в нашем высокоморальном Альянсе спокойно допускается, например, садомазохизм - всё под контролем, по взаимному согласию и так далее. Пусть кому-то он видится аморальным и отвратительным, но не нарушает никаких основных законов, проверьте сами. И потом, разве заменять физические способы расслабления или получения удовольствия мемагентами лучше? На самом деле у обоих путей есть свои минусы и плюсы. Можно деградировать, предаваясь обжорству и беспорядочным половым связям, или замыкаясь в виртуальной реальности, игнорируя настоящий мир. Или получать с их помощью новый жизненный опыт, раскрывать потенциал разума в необычных направлениях, которые могут привести к интересным и полезным идеям. А контролируется это точно так же, как и наука.

Не беспокойтесь о посткультурных детях, с ними всё достаточно хорошо. Для примера сравним их с вашим миром. Раньше ребёнок учился всему не целенаправленно, а наблюдая за происходящим вокруг, и в каменном веке начинал помогать родителям уже в два года - собирать корешки, например. Затем появились школы, а чуть позже образование стало жизненно необходимым. А что стало сейчас? Многие родители свято уверены, что не они должны воспитывать своё чадо, а школьные учителя. В итоге ребёнком никто не занимается, и он воспитывает сам себя, поэтому часто идёт против устоявшихся правил принятого обществом поведения. Однако в посткультуре подобных правил нет, и более того - она считает неверным сам факт намеренного воспитания, поскольку оно закладывает определённый образ мыслей на всю оставшуюся долгую жизнь. Если же его потом можно будет полностью переделать, то какой тогда смысл вообще начинать? Итак, в посткультурном мире дети воспитываются пассивно - наблюдают за многокрасочным окружением, которое, напомню, формируется именно для этой цели, пробуют разные модели поведения и сами делают выводы из своих ошибок, а взрослые оказывают им только минимально требуемое содействие, без попыток привить какие бы то ни было взгляды или привычки. О калибровке такой системы я расскажу в другой раз, это очень долго и сложно.

Как я уже говорил, посткультурный ребёнок может свободно и просто менять семью, хотя эта формулировка на самом деле некорректна. Там нет семей и других социальных институтов. Во всяком случае таких, к которым вы привыкли. Все могут жить так, как захотят, поодиночке или вместе, в любом количестве и наборе. По сути, всё это общество - одна семья, внутри которой допускаются самые разные взаимоотношения и занятия. Отдельные жители образуют группы по принципу схожих интересов, а родители могут вместо обычного ребёнка создать разумную компьютерную программу, Колобка и так далее. Вселенная ведь бесконечна, да и в крайнем случае лишних особей всегда можно устранить.

Вопрос на засыпку. Как думаете, какой тип мышления нужно развивать, чтобы дойти до посткультуры - коллективизм, когда каждый является лишь болтиком огромной цельной машины, или индивидуализм, где важнее всего уникальность и свобода отдельных личностей? Не спешите с ответом, перечитайте заметки и подумайте хорошенько. Там достаточно намёков. Вы точно готовы, уверены? Тогда я внимательно слушаю.

Упрощённо, но в целом верно. Для посткультуры необходимо усиливать сразу оба этих качества. Это не взаимоисключающие, а очень даже взаимодополняющие параграфы с разными целями. Каждый стремится жить максимально хорошо и приятно, сам для себя. Но одних только товаров и услуг для этого недостаточно. Никому ведь не хочется всё время бояться преступников, сетовать на разломанные дороги, грязь и прочее? Поэтому приходится волей-неволей направлять усилия не только внутрь, но и наружу, то есть эгоизм логично порождает альтруизм в глобальном масштабе. А коллективное мнение служит своего рода магнитом, который помогает синхронизировать усилия, но не становится рельсами и допускает очень большую вольность при принятии решений. Тут работает чистая математика, вроде той, что чем больше родится травоядных, тем быстрее размножатся хищники и кончится еда. Мир автоматически приходит к некоему оптимальному балансу, как ни крути.

Однако что произойдёт, если один посткультурный человек захочет, например, отжать у другого территорию, откуда открывается лучший вид на красивую гору? Ведь кто-то должен будет уступить, пожертвовав хотелкой. Но два хороших человека всегда смогут договориться и найти компромисс или другое удобное решение, а ещё можно позвать на помощь того, кто обладает высоким авторитетом. Итак, они собираются и заводят разговор, озвучивают пожелания как есть, потому что стесняться абсолютно нечего, рассматривают аргументы, а по итогам предмет спора отходит тому, кто переубедит конкурента. Хотя намного чаще одна из сторон просто переключается на более интересную идею. Так же решается и проблема очередей, например при проведении опытов на единственном в мире коллайдере. Если задача действительно важна и неотложна, каждому, от отдельных личностей до коллектива в целом, будет выгоднее сначала заняться именно ею, а потом уже остальными.

Тормозить эти процессы могла бы бюрократия, но в посткультуре её не может быть ни в каком виде, по определению, даже просто расписок.

Религий там тоже, разумеется, не бывает. Но сама вера есть, и более того - она там процветает гораздо пышнее, чем где бы то ни было ещё.

Таковы универсальные черты каждой уважающей себя посткультуры. Все они, казалось бы, должны быть одинаковыми - однако есть нюанс в виде уровня развития. Именно наука определяет, как посткультурцы относятся к тем или иным вещам. А она склонна развиваться, поэтому то, что сегодня выглядит важным, завтра станет пережитком прошлого и будет выкинуто. Другими словами, две посткультуры, или даже одна на разных этапах своей жизни, будут воспринимать мир очень по-разному, просто за счёт разницы в прогрессе. Кроме того, со временем там появятся принципиально новые возможности для роста - полная метаморфность, раскрепощённый коллективный разум и прочее. В том числе такая простая с виду идея, как отказ от собственных имён, по которой можно уверенно отличить молодую посткультуру от более зрелой. Есть ли смысл ограничивать себя навязанным шаблоном названия? Поэтому разрешается взять себе абсолютно любое имя по вкусу, даже фразу или номер, и легко поменять, когда оно надоест. А кто-то вообще отказывается от этого ярлыка. С другой стороны, никто не может принудить остальных называть себя именно выбранным именем, и само это понятие слабеет. Индивидуальности же можно достичь и иными способами.

Объявляю перерыв на десять минут. Можете привести свои записи в порядок. Советую расставить все пункты по кругу, так легче соединять.

Итак, мы подошли к главному. Хотя посткультура создаётся ради того, чтобы разумным существам жилось легко и привольно, там возникает чуть ли не прямо противоположное явление. Раз теперь отдельные разумы не особенно важны, вся популяция превращается в субстрат для мемплексов. Сразу говорю, что речь не о той меметике, которая волшебные картинки. В исходном смысле мем - это то же самое, что ген, но информационный. Некая идея, которая прорастает в разуме и принуждает передавать себя дальше, то есть размножаться. Успешные быстро захватывают множество умов с разными образами мыслей, как бы природными условиями, там эволюционируют, и более сильные плодятся дальше, а остальные забываются, то есть вымирают. А мемплекс - своего рода организм на этой основе, сплетение множества разных идей или, если проще, некий чётко определённый образ мыслей. Именно из них, фактически, состоит любая культура, целиком и полностью. Но на культурном субстрате мемплексы растут не очень хорошо, им приходится мириться с уже имеющимися идеями - а вот посткультура даёт им неограниченный простор. И даже если посткультурцы этого не осознают, они порождают в своём мире экосистему более высокого порядка с возможностью формирования невероятно мощных информационных систем, которые теперь сами могут сказать - мы тут главные, а не разум.

Конечно, на жизнь разума это не слишком повлияет, мемплексам необходим живой субстрат. Но они действительно выходят на первый план.

Приблизительно так можно представить очень простой мемплекс. Вот эти мемы-гены определяют его основной каркас. В данном случае это образы персонажей со своими чертами характера и общая атмосфера происходящего. Человек смотрит на эти символы, обдумывает, потом додумывает то, что скрыто между строк, и делает выводы. Так у мемплекса появляется условное тело, которое может влиять на мир вокруг.

Достаточно долго рассматривая посткультуру, можно увидеть, как они размножаются и борются за ресурсы в виде мнений жителей. В целом здесь действуют те же самые законы, которые управляют обликом биологической экосистемы. Для начала, гены и мемы вовсе не уникальны в рамках популяции. Каждый из них есть сразу у многих особей, но может входить в состав разных организмов. Если недостаточно живучий мемплекс вымрет, все идеи, из которых он состоит, останутся в окружающей среде и смогут дать начало новым конструкциям. Но живучесть тут определяется не только, так сказать, силой убеждения, но и иными факторами. Прежде всего, если животные адаптируются к стабильной пассивной среде, то мемплексы живут в активной. Например, у группы посткультурцев возникла идеология, согласно которой нужно убивать всех, кто её не разделяет. Общая сила коллектива быстро поставит их на место, а уцелевшие передумают, примут более мирные идеологии.

Собственно, всё это характерно и для культурного этапа, но в посткультуре уже выходит на качественно новый уровень. Здесь не требуется уничтожать носителей, чтобы освободить субстрат, эволюция мемов протекает значительно быстрее благодаря постоянному перемешиванию и переосмыслению, а гораздо меньшая инерция мышления позволяет легко избавляться от замшелых традиций, давая дорогу новым идеям.

Вижу в ваших глазах замечательный вопрос. Да, достаточно развитые мемплексы сами становятся субстратом для более сложных систем, и те впоследствии тоже. Где кончается этот ряд, и есть ли у него вообще финал - пока неизвестно. Исследователи из того Альянса, который вы пока не видели, где настоящее буйство современных технологий, а не эта упрощённая вывеска, сейчас разбираются с девятым слоем, если первым считать гены, вторым разумы, а третьим, соответственно, мемы. Но понять смысл четвёртого вам сейчас не удастся, а пятый вообще недоступен человеческому уму. Я более-менее начинаю улавливать смысл шестого. Надеюсь, однажды смогу вам объяснить этот материал.

Несмотря на то, что Альянс стремится целиком перейти на посткультурную стадию, этого никогда не произойдёт. Всегда будут нужны новые контакты с более примитивными мирами, а для этого необходимы такие вот привычные для них вывески. Города на этой планете специально упрощены так, чтобы вы могли быстро освоиться, привыкнуть к более странным вещам и усовершенствовать свои умы. Самое забористое и непостижимое, что тут есть - кварталы визионистов. Потом вас допустят до более прогрессивных мест, где, например, широко используются эптоны. И так далее, по мере повышения ранга вашего разума. Всё, что сейчас вызывает у вас недоумение или восторг, оттуда покажется в высшей степени скучным и примитивным, но такова уж цена последовательного обучения. Не втолковывать же малым детям принцип работы карбюратора, даже если взрослый его легко пересоберёт? Так же и с посткультурой, для вашего понимания я всё очень упростил и сократил.

Сегодня вам хватит и этого - когда будете готовы, приходите на следующую лекцию. Только не перенапрягайтесь, пожалуйста. До свидания.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License