Привал перед бурей

Лифт двигался плавно и бесшумно, однако Алатон Номаи каким-то шестым чувством всё-таки ощущал громадную скорость этой крошечной кабинки. Ему ещё не доводилось бывать в таких местах, хотя он знал, что Орден предпочитал зарываться как можно глубже под землю. А в тектонически стабильном регионе вроде этого подобный город-бункер мог располагаться чуть ли не на внутренней стороне планетарной коры.

- Сэр, так что тут вообще происходит? - наконец поинтересовался он. - Вы же из Миротворцев, верно? Что это за пришельцы, чего они хотят?

Сопровождавший его гигант ответил моментально - он явно был готов к этим словам, но позволил гостю высказать давно мучившие вопросы.

- Подождите, лифт экранирован, но нас ещё могут услышать. Пока скажу только самое простое - пришельцев зовут темве, и они что-то ищут.

- Это я уже знаю. Первый факт был отмечен в вашем радиосообщении, а второй… Довольно очевиден, если наблюдать в течение пяти дней.

- Отлично, старший лейтенант, вы внимательны и терпеливы, а нам нужны такие кадры. А сейчас приготовьтесь, лифт может слегка тряхнуть.

Агент почувствовал, как через весь его организм снизу вверх проходит странная вибрация. Его как будто аккуратно, но быстро разбирали на составляющие слои, анализировали каждую частицу и вновь делали целым, быстрее, чем он успевал это в полной мере осознать. Эти волны накатывали извне, проходя сквозь тело до самых костей и проникая куда-то ещё дальше, вызывая лёгкое головокружение. Ощущение было терпимым, но отвратительным, как в отсиженной ноге, к которой возвращается чувствительность. Заместитель же таинственного Стратега, по всей видимости, уже давно к этому привык и стоял неподвижно, не морщась. Всё закончилось через пару секунд, и Алатон вдруг понял, что воздух в течение этого времени тоже как-то загустел, а теперь резко вернулся к нормальному состоянию. На стене зажглась синяя лампочка.

- Теперь можно и поговорить, - промолвил гигант. - Но буду краток, мы сами мало знаем. Планета максимум через пару недель развалится, даже если темве улетят прямо сейчас. Нам нечем откатить время или изменить реальность, чтобы это исправить. Все доступные аномалии, которые могут спасти Землю, полностью блокируются хрустальными башнями. Поэтому сначала необходимо избавиться от пришельцев, затем ликвидировать их творения, а потом срочно чинить то, что осталось. Этим мы тут и занимаемся. План есть, осталось его реализовать.

- Но ведь темве уничтожили всё, что может быть для них опасным, вы сами сказали. Чем тогда сражаться? И как защитить сами эти орудия?

- Они уничтожили лишь очевидно опасное. Темве сочли хранящиеся тут объекты безвредными для себя, но даже их можно использовать, если знать, как. Слушайте внимательно, это важно. Среди уцелевших артефактов был Ответчик - он загружал в мозг пользователя какие угодно запрошенные знания, но сводил с ума обилием неожиданных откровений. Один из учёных Ордена недавно догадался спросить, какой мемагент позволит ему выдержать такую перегрузку - и он его получил, а потому успешно осмыслил. А затем задал вопрос, как спасти планету и человечество. Теперь у нас есть Стратег, который до мелочей знает, где что нужно делать. Почти всё особое оборудование нашей базы спроектировано лично им. Вот как важна смекалка, пользуйтесь ею. Мы здесь все стараемся следовать этому примеру. Следуйте и вы.

Агент собрался было вывалить на привратника ещё десяток вопросов, но передумал, рассудив, что ему и так расскажут всё необходимое.

Кабинка лифта плавно остановилась, двери с лёгким скрипом разъехались - и в глаза Алатону ударил сноп яркого белого света, на секунду ослепив. Тщательно проморгавшись, агент увидел перед собой огромное помещение, изначально служившее, судя по всему, ангаром для тяжёлой техники. Значительная его часть была разрушена тектоническими сдвигами, но в оставшемся пространстве можно было без труда уместить многоэтажный дом. Команда из приблизительно сорока человек ловко карабкалась по стенам, закрепляя толстые кабели и другие устройства в странном геометрическом порядке. Посередине зала громоздились несколько массивных установок, собранных из подручных средств, но определённо со знанием дела. Агенту они напомнили его старые полушутливые попытки создать из палок и кокосов привычные бытовые удобства для временного жилища на необитаемом острове. В стенах на разных уровнях, от пола до потолка, виднелись несколько дверей, за которыми располагались какие-то иные помещения - через одни, например, въезжали автотележки, нагруженные причудливыми деталями неведомых машин, а из других врат выходила мощная связка проводов. Агент невольно залюбовался - монтажники действовали на удивление быстро и слаженно, словно занимались этим всю жизнь, не так отточенно, как могут роботы, но крайне хорошо для человека.

- Работу необходимо завершить к вечеру, - раздался над ухом голос зама. - На счету каждая секунда. Но вы, старший лейтенант, в таком состоянии не сможете нам помочь. Даю вам один час на отдых, затем вас заберёт бригадир и покажет, что надо делать. Вот, возьмите это.

Человек ловко надел Алатону на плечо довольно тяжёлую металлическую коробку и воткнул ему в шею короткую ледяную иглу, от которой по всему телу прошла судорога, напоминающая электрический разряд. Агент ощутил прилив сил, и, хотя всё ещё едва держался на ногах, понял, что такими темпами ему действительно хватит часа для полного восстановления. Раны почти перестали болеть и буквально на глазах начали затягиваться. Коротким жестом заместитель Стратега показал на столик у ближайшей стены, где стояли несколько тарелок и банок с весьма недурственной, особенно после сухпайков, пищей. Видимо, его накрыли специально для новоприбывшего с рассчётом на то, что тот сможет наблюдать за происходящим и к окончанию перерыва иметь достаточное представление о своей грядущей работе, хотя бы в общих чертах. Агенту сейчас следовало отдохнуть без излишней спешки, и он понимал, что другая такая возможность предоставится ещё нескоро.


Кушанья, сообразно военному времени и условиям наступившего конца света, были далеки от роскоши - картошка, репа, немного вяленого мяса да чай, не считая горстки приправ. Однако агент искренне умилился тому, как всё это было сервировано. Здешний повар оказался настоящим мастером - нехитрые ингредиенты были нарезаны и обработаны десятками разных способов, о половине которых Алатон разве что где-то слышал. Тут было всё - кубики, чипсы, соломка, колечки, пюре, жареные, варёные, бог знает какие ещё, в самых причудливых пропорциях и сочетаниях. Некоторые блюда даже сами по себе выглядели чудесно, все вместе же они производили впечатление царского стола… Но в то же время не позволяли забыть, что приготовлены из небольшого количества оставшихся сухпайков. Удерживая в голове эту мысль, агент неторопливо принялся за трапезу, а спустя некоторое время, переведя дух после дороги, начал внимательно оглядывать ангар.

Очень скоро он заметил, что каждой из четырёх стен занималась собственная независимая группа строителей - небольшая, но прекрасно слаженная. Вокруг центральной установки тоже суетилось много народа, и в соседних помещениях работа очевидно кипела, однако эти сотрудники постоянно сновали туда-сюда, не задерживаясь на одном месте. Впрочем, даже они действовали на удивление размеренно и чётко, до мелочей зная свои задачи. Через несколько минут агент понял, почему так получается - возле каждой стены висели массивные доски с чертежами, и стоявшие рядом бригадиры непрерывно раздавали приказы своим подчинённым, постоянно проверяя, насколько их творения соответствуют этим причудливым схемам. С другой стороны, те инженеры, которые регулярно уходили и возвращались, были вынуждены самостоятельно следить за качеством своего труда, лишь изредка получая советы от прорабов, постоянно присутствовавших в зале. Тем не менее, загадочный Стратег определённо смог добиться от выживших такой эффективности, на какую те вообще были способны.

Сами обитатели убежища по большей части выглядели весьма колоритно. Алатон оказался одним из немногих, у кого не было затейливых кибернетических имплантатов, ярко выраженных сверхспособностей или хотя бы специальной экипировки, дарующей сверхчеловеческие возможности. Многие сотрудники были увешаны разного рода аппаратурой с головы до ног, мало напоминая представителей человеческого рода. Другие, внешне непримечательные, вовсю использовали свои паранормальные способности, сваривая мощные металлические балки исходящим из рук пламенем, левитируя под самым потолком, деформируя пространство, чтобы пропустить кабель между слишком плотно сжатыми деталями, и совершая множество иных манипуляций. А были и такие, которые, не имея подобных средств, полагались лишь на самые обычные способности человека, разве что слегка улучшенные парой-тройкой инструментов. И каждый здесь трудился с полной самоотдачей, тщательно собирая собственные громадные машины или поддерживая коллег, если предоставлялась такая возможность.

Агент понимал, что уже скоро сам займётся этой адски тяжёлой работой, однако чувствовал себя совершенно расслабленным. Логические цепочки выстраивались медленно и плавно, как в старинном танце, а перспектива трудиться, не покладая рук, вместо напряжения вызывала лишь желание наслаждаться каждой свободной секундой. Шедший мимо человек, словно прочитав его мысли, сообщил, что это побочный эффект действия регенератора - такая коробочка проста в изготовлении, но её технология несовершенна, и лёгкая заторможенность вполне нормальна. Чрезмерная релаксация должна была быстро пройти, однако до того момента агент находился в каком-то подобии лёгкого транса, машинально опустошая тарелки и стаканы. Завороженный картиной строительных работ, он сам не заметил, что час отдыха подошёл к концу.


Рядом с Алатоном неожиданно, словно бы из ниоткуда, возникла фигура незнакомого человека. Агент повернул голову и бегло окинул её взглядом. Несмотря на ещё не прошедшую вялость ума, опытный глаз старшего лейтенанта быстро составил общий образ необычного гостя.

Это была девушка, в облике которой смешались черты десятка разных восточных народов. Невысокого роста, коротко подстрижена, на вид меньше тридцати лет. Все её конечности были заменены механическими - причём рук оказалось по меньшей мере восемь, если считать сложенные и убранные, которые удалось разглядеть. Дополнительные суставы на ногах, куча встроенных в руки инструментов, маленькие имплантаты по всей голове, скорее всего новые органы чувств, под рабочим комбинезоном тоже явно скрыта какая-то машинерия… О таких технологиях Алатон никогда раньше не слышал. Возможно, их разработал кто-то из метагуманистов - но, скорее, это были достижения иных миров. Несмотря на качество, творения Стратега выглядели кустарными, а здесь виднелись признаки хорошо налаженной промышленности.

- Шираи, - кратко представилась девушка. - Идём, покажу безопасный путь через зал. Все сейчас заняты, поэтому за тобой отправили меня.

Сказав это, она развернулась и, не оглядываясь, зашагала прочь, петляя между устилающими пол кабелями. Алатон встал из-за стола, хрустнув затёкшими суставами, и поспешил за ней. Лёгкая досада насчёт такой бесцеремонности быстро проходила - судя по плавной, хотя не очень грациозной походке без единого лишнего движения, Шираи тоже была из военных. Иногда некоторые шарниры в её конечностях поворачивались слишком туго или резко, сбивая ритм, однако девушка не обращала на это ни малейшего внимания, сохраняя прежнюю скорость. Только сейчас Алатону удалось рассмотреть, что её имплантаты не раз подвергались ремонту - одни детали сверкали новизной, другие же были покрыты царапинами и сколами, а кое-где даже обуглились. Агент мог лишь догадываться, через что ей довелось пройти.

- Здесь самое безопасное место, - вещала Шираи по дороге, - Но от несчастных случаев никто не застрахован. Если не знаешь, что делать, держись подальше. Бригадир следит за обстановкой и лучше знает, как поступать. Никакой самодеятельности, кроме совсем уж экстренных ситуаций. Сейчас дойдём, там всё объяснят и покажут. Мы на военном положении, сам понимаешь, и церемониться нам абсолютно некогда.

Произносила она это таким ровным менторским тоном, что у Алатона не возникло даже мысли задать собственный вопрос. Что ж, подумал он, исполнять приказы - как раз то, чему его учили последние лет двадцать, а значит, волноваться не о чем. Главное, что теперь есть цель.

И вот, наконец, они пришли. Дважды кивнув человеку, стоявшему возле чертёжных досок, девушка одним прыжком заскочила на нижнюю площадку, тремя руками схватила лежавшие там запчасти и ловко полезла по отвесной стене, закреплять их в нужных разъёмах. Проследив за ней взглядом, агент увидел ещё нескольких странных работяг, а через секунду ощутил, как внутрь его мозга проникает чужое сознание.

Он слегка покачнулся от непривычного и резкого чувства полного, всеобъемлющего единения с коллективом, но сразу взял себя в руки. Это не было ментальной атакой - агента именно что подключили к сети, позволив слышать чужие мысли и транслировать свои. Центральным её узлом оказался здешний бригадир - он пропускал потоки идей и ощущений через себя, связываясь с теперь уже пятью работниками, чтобы синхронизировать их. Вот как им это удаётся, подумал Алатон, и постарался влиться в общение. Надо же, ещё недавно он думал только о том, чтобы протянуть ещё хоть час - а теперь накормлен, здоров и трудится в сверхчеловеческой компании. Продуктивный выдался денёк.

Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License