Мировая стена
rating: 0+x

Полутораметровый аппарат плавно взмыл в воздух, расправил четыре щупальца, включил и выключил фонари, после чего замер, сохраняя абсолютную неподвижность. В соседнем помещении двое исследователей проводили финальные проверки перед началом эксперимента, а ещё пятеро на всякий случай дежурили поодаль. На всех экранах, голографических картах и иных мониторах отрисовывались дополненные причудливыми надписями образы, наблюдаемые сенсорами машины. Многие из них мало напоминали то, как видел бы мир человек, однако одна деталь оставалась неизменной - кольцеобразная структура, расположенная в центре камеры, объект 005, ради изучения которого всё и затевалось. Некоторые датчики также показывали отходящие от него нити эвиар, которые уходили куда-то за пределы осязаемой реальности.

Наконец прозвучала команда запуска, и дрон активировал приделанный к нему дисторционный механизм. Пространство вокруг его корпуса начало подрагивать, словно воздух над костром. Вибрации быстро усилились, и вид беспилотника исказился до неузнаваемости, как будто тот застыл внутри стеклянного шара с нечёткими границами. Спустя ещё несколько секунд расширенное пространство, повинуясь мощным установкам, вытянулось в четырёхмерный цилиндр, зонд пролетел по нему чуть дальше и так же стремительно уменьшил выход из своего кокона до размеров булавочной головки. К этой точке незамедлительно метнулся манипулятор заранее смонтированного на потолке робота, стабилизировав края тоннеля и окружив его барьерами. Картины на экранах сменились просторами, выхваченными набором гиперфонарей.

Сотрудники не отрываясь следили за показаниями датчиков. Всё шло как надо, и поступающий сигнал был чётким, пусть даже дальность обзора составляла всего двадцать метров. После того, как первый ЗИМ-4 окончательно скрылся из виду, вслед за ним отправился второй.

- Интересно, сколько им придётся лететь, - хмыкнул Велор Оримвора.

Вопрос был резонный - спектралограф показал, что эвиары, связывающие древнее кольцо с некими внешними духами, уходили в диастиму, куда действие обычных приборов не доставало. И, поскольку связанные кауформы действительно могли быть где угодно, а дисторционные преобразователи зондов имели существенные ограничения по скорости, оставался риск, что экспедиция затянется на неопределённый срок.

- Есть только один способ это узнать, - пожал плечами Механик, подключивший свой мозг сразу к обоим дронам.

Учёные расположились перед широким экраном, куда по закрытому каналу передавались самые важные данные, дублируя телепатическую связь. Сведения от тысяч сенсоров отображались в виде кучи текста, графиков, видео, диаграмм… Для непосвящённого всё это выглядело бы жуткой галиматьёй - однако привычные к таким вещам сотрудники без проблем ориентировались в многочисленных потоках информации.

Впрочем, пока что там не было ничего интересного - только причудливо расчленённый мир, видимый из гиперобъёма, да светящаяся линия, символизирующая эвиару. К тому же видимых объектов становилось всё меньше - зонды стремительно отдалялись в многомерный космос.

- Другой мир? - предположил Механик, подавая на дисторционный контур одного из дронов чуть больше энергии.

- Похоже, что так, - проговорил Оримвора, дорисовывающий на схему одному ему понятные точки, линии и знаки.

На видеоизображениях окончательно воцарилась мгла, нарушаемая только виртуальным сиянием эвиары. Гиперфонари, просвечивающие четырёхмерный вакуум, заметили лишь пару мелких пылинок. Однако исследователи не расслаблялись, терпеливо ожидая, когда картина изменится. Возможно, из темноты проступит новый объёмный мир, к которому и ведёт эвиара? Или же духи живут прямо здесь, в пустоте?

Спустя восемнадцать минут от начала опыта из мрака действительно проступило… Нечто совершенно неожиданное.

Чернота постепенно сменялась расплывчатой белой пеленой, необозримо простиравшейся во все стороны. Больше всего она напоминала туман - мутный, искрящийся, застывший на месте и обернувшийся ошеломляюще громадной преградой. Этого зрелища было достаточно, чтобы потрясти кого угодно, но учёные, параллельно изучавшие поступающие терабайты данных, испытывали куда более сильные эмоции.

- Фрактал мой мозг!

- И не говори!.. Алфизические поля видишь?

- Естественно! Ты лучше посмотри на плотность индекса!

- Великая Омнима!..

Перебрасываясь такими репликами, исследователи лихорадочно пытались понять, с чем столкнулись. Ответ в рамках задуманного опыта вырисовывался совершенно неутешительный - зонды приближались к области сверхсложной многомерной блокировки поистине эпических масштабов. Разбираться в её природе и структуре пока что было рано - укомплектованные для иной задачи аппараты передавали слишком мало полезной информации, а от показаний некоторых датчиков их компьютерная начинка буквально сходила с ума, забиваясь помехами.

Кроме того, учёных всё больше волновал другой вопрос.

- И как мы будем через это пролетать? - мрачно хмыкнул Оримвора.

- Видимо, никак, - Механик на мгновение оторвался от расчётов, переводя дух, - Но нам, похоже, и тут есть, чем заняться.

Монументальная плоскость неумолимо приближалась. Уже не оставалось сомнений, что эвиары уходят именно за неё. Всё указывало на то, что экспедицию придётся прервать досрочно - такие беспилотники в принципе не смогут прорваться через подобную преграду, дополненную системами, напрочь отключающими половину их механизмов при слишком близком подлёте. Ну, по крайней мере можно было изучить и это.

Первый зонд, повинуясь дистанционному управлению, отошёл в сторону, чтобы получить больше сведений о свойствах таинственной стены.

- Ближе не подобраться, - с сожалением констатировал Механик, закрепив аппарат в семи метрах от стены.

- Ты это, поосторожнее, - предупредил его Оримвора, - Судя по всему, внешние блокирующие зоны периодически расширяются.

- Ага, но я надеюсь сделать всё достаточно быстро… Если там применимы человеческие понятия времени. Это странное место.

Дрон, раскинув щупальца во все стороны, чтобы охватить как можно больше пространства, принялся усиленно следить за преградой. Лучи гиперфонарей позволили учёным относительно неплохо рассмотреть поверхность туманной стены, на которой, однако, было крайне нелегко сосредоточиться - она почти зримо ускользала от взгляда. Кроме того, все прожектора пришлось направить в одну область, иначе картинка получалась совсем смазанной - когда беспилотник попытался подсветить дальние части завесы, он всё равно не смог развеять густой мрак.

- Ага, в общих чертах понял… - начал было Механик, но осёкся на полуслове.

Поток данных внезапно сократился - приборы на одном из щупалец вышли из строя. Тем не менее, ЗИМ-4 продолжал исправно передавать информацию. В верхней части видеоизображения, за границей которого терялась эвиара, вспыхнул яркий, продолжающий разгораться свет.

- Что ж, по крайней мере, духов мы нашли… - Оримвора внимательно разглядывал свечение.

На конце эфирной тропы и правда показалась сияющая кауформа, летящая слишком быстро, чтобы отчётливо разглядеть её проекцию. На фоне преграды появились ещё несколько призраков. Судя по тянущимся от них эвиарам, они тоже были пленниками кольца. Дальнейшее произошло мгновенно - пылающие тени метнулись к первому аппарату, последовала яркая вспышка, и передача прервалась окончательно.

Библиотекарь чертыхнулся, однако веселье только начиналось. Со второго дрона открывался прекрасный вид на первый - и зрелище было фантасмагорическое. Регихалковый корпус на глазах темнел и раскалывался. Ещё больше трещин разбегалось внутри зонда по всем трём осям, превращая точнейшие приборы в бесполезную труху. С осколками начинало происходить нечто гораздо более странное и пугающее.

- Лопни мои глаза, - пробормотал Оримвора, - Каким образом можно так изувечить регихалк?!

- Без глаз это будет труднее понять, - таким же тоном ответил Механик, готовясь в случае чего отключиться от системы и сбежать подальше.

Одно из новообразований внутри изуродованного корпуса пустило метастазы, и рассыпающуюся броню в нескольких местах пропороли прозрачные гранёные шипы, напоминающие алмазы или сапфиры. Самое крупное остриё вдруг раскрылось странным кристаллическим цветком, разбрасывая хрустальные нити. Три из них прошили второй зонд насквозь, но огромный запас прочности оказался очень кстати.

Механик, сквозь стиснутые зубы изливая непрерывный поток ругательств, дрожащей от напряжения рукой отключил телепатический канал.

Яркая вспышка уведомила, что духи добрались до следующего беспилотника. Количество сведений на экране стремительно сокращалось, а оставшиеся строки стремительно теряли смысл, превращаясь в бред разрушающейся машины. Оставалось лишь видео, показывающее скомканные стенки дисторционного цилиндра, в котором пребывал последний зонд. В какой-то миг пространство исказилось настолько, что чудом продолжающий работать ЗИМ-4 начал передавать изображение самого себя. Из его нутра выползали гибкие мерцающие щупальца.

Наконец агония механизмов прекратилась, и в лаборатории повисла задумчивая тишина.

- Что ж… - протянул Оримвора, - Во всяком случае, кауформы мы худо-бедно отследили.

- Как говорится, нет худа без добра, - отозвался Библиотекарь, который, судя по отрешённому выражению, просматривал блоки памяти.

- Ты сейчас о чём именно?

- Кажется, мы накопили достаточно данных для того, чтобы занести в базу новый объект.

- И то верно…

- Осталось только решить, что написать о зондах в отчёте. Просто «утрачены» не примут, нужны подробности - а их очевидно не хватает.

Оримвора хмыкнул.

- Вот именно для таких целей и была придумана плашка «недоступно».

Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License