Величина реальности

Доброго дня собравшимся! В ближайшее время я, синреалог седьмого класса Лерод Йокконби Аннельсим, переверну ваши представления об устройстве вселенной с ног на голову. Простите, но вступление может получиться более длинным, чем мне хотелось бы, поскольку тема этой лекции очень необычна даже без привязки к самому предмету. А ещё это ловушка для наивных учеников, купившихся на её название.

Можете ли вы чётко сформулировать, что скрывается за понятиями реальности, действительности, настоящести явления или объекта? Какой параметр мерять? Что вообще понимать под величиной, где точка отсчёта, есть ли примеры? Не нужно, сидите - я могу читать мысли и ясно вижу, что почти каждый имеет собственное мнение на сей счёт. Увы, друзья мои, вы ещё слишком неопытны, чтобы не затеряться в дебрях альянсовских наук, и я постараюсь сразу развеять ваши главные заблуждения. С такими идеями большинство из вас сталкивалось ещё до попадания сюда, поскольку почти невозможно найти мир, где они не возникали в творчестве или как научные концепции. А некоторые ваши коллеги дошли до них сами, пытаясь разгадать природу здешних чудес. Я прекрасно понимаю их измышления - у нас регулярно нарушают все известные вам законы мироздания, и зачастую буквально одной лишь силой воли. Да и я сам могу придавать вселенной произвольный облик… Но если другой Скульптор реальности рангом пониже попытается преобразовать меня самого, у него вряд ли что-то выйдет, потому как я более настоящий, чем он. Мне нет почти никакой разницы, будут ли меня пугать ядерным взрывом или его фотографией, для меня они иллюзорны приблизительно в равной степени. Хотя сама эта вспышка останется объективной истиной. Вы готовы выслушать суть предмета?

Величина реальности означает, до какой степени онтоматика разрешает на себя влиять математике и эмматике. Это и есть всё определение.

На этом моменте я мог бы завершить беседу, но если вы сюда пришли - значит, ещё не посещали другие вступительные занятия и вряд ли сможете понять смысл моих слов. Что ж, облегчу задачу прочим лекторам, мне не в тягость. Правда, сообщить придётся много, и основная часть покажется вам переусложнёнными догадками. Но то не беда, со временем мозаичная картина синреалогии уляжется в ваших головах.

Начнём с основ. Все вы, разумеется, знакомы с алгеброй, а некоторые прекрасно владеют интегралами, матанализом, дифференциальными уравнениями и иными системами, выросшими из простой арифметики. Но математика, включая те её разделы, о которых вам даже слышать пока ещё не приходилось - только начало долгого пути в недра неизмеримо более глобальной науки, простите за каламбур. Она называется аксиматикой и включает ещё по меньшей мере две или три многократно более громадные области, о которых я сейчас кратко вам расскажу.

Если математика работает с привычными вам числовыми конструкциями, то эмматика исследует абстрактные символы и смыслы. Устроена она примерно так же, даже некоторые подходы совпадают, и более того - все математические теории являются не более, чем её маленькой частью. Всё это подчинено точным законам, которые можно заложить в программный код, поэтому компьютеры умеют решать многие такие задачи, например переводить вам значения моих слов. Для более сложных уравнений, однако, необходим настоящий осмысленный разум.

В свою очередь, эмматика является частью онтоматики, и тут начинается самое интересное. Её формулы не просто неразрывно связаны с конкретными местами или объектами, а служат их непосредственным бытийным фундаментом, одновременно чертежом и самим изделием, если можно так выразиться. Согласно современным теориям, все основные вещи вроде пространства, аур, кауформ и тому подобного есть лишь процесс самопроизвольного решения неких базовых уравнений. Но сейчас мы не будем так глубоко копать. Главное же здесь то, что онтоматическая задача будет давать принципиально разные результаты в зависимости от места, где вы ищете ответ на неё. Таким образом работают устройства для измерения Формулы пределов развития, силы метаптических процессов, структур Хашуа-Ферье и тому подобного, включая, собственно, величину реальности. К счастью, эти работы доступны и неразумным компьютерам, что хорошо видно на диаграмме.

Наконец, на самом верху условной схемы расположена теаматика, но это несколько иная область. Такие уравнения меняют мир, когда вы решаете их - иногда уже в процессе, хотя чаще лишь после получения ответа… Или допущенной ошибки. Сами же они могут относиться к онтоматике, эмматике, математике или сразу нескольким областям, поскольку те, как я уже говорил, являются элементами единой системы.

И у этого механизма на фундаментальном уровне есть специальные ограничители, которые чётко регламентируют применимость теаматики, про что я подробнее расскажу чуть позже. Так вот, при оценке настоящести измеряется не объективно-субъективная мутотень, а конкретно то, насколько свободно один объект способен переписывать онтоматические корни других. Разумеется, всегда можно подобрать ситуацию, при которой аналогичное влияние будет произведено через серию менее радикальных естественных действий. Например, в самых первых алфизических машинах лучи света, проходя сквозь сложную оптику, не только собирали внутри себя программы тех или иных настроек, но заодно понемногу повышали свою действительность - к этому мы тоже вернёмся через несколько минут. Схожим образом устроены почти все, как бы вы сказали, аномальные технологии, хотя с первого взгляда такие нюансы не рассмотреть, они относятся к базовым принципам их работы. Всякая система должна гармонировать с онтоматикой внешней среды, иначе будет просто куском материи. Но если достаточно сильно выкрутить глубинные ограничители, менять мир с неизменным набором законов станет гораздо проще или, наоборот, крайне тяжело.

Единица измерения локальной величины действительности - бар, по названию стиля барокко, у неё очень длинная история. Счёт ведётся от нуля, среднестатистического нормального показателя, в обе стороны. На отклонения в границах плюс или минус одного можно не обращать внимания, это естественные флуктуации онтоматических формул, относительно которых как раз и был вычислен ноль. Иногда, впрочем, фон может очень значительно отличаться, приводя к появлению соответствующих аномалий - от спонтанной материализации идей, даже если их источник сам подобен миражу, до пропажи таких неоднозначно-простых явлений, как, например, заурядные квантовые эффекты. Те вещи, у которых данный параметр заметно ниже нуля, именуются иллюзорными, и преобразовывать их можно обычной волей, не обладая никакими суперспособностями или сложными инструментами. Такого рода манипуляции по плечу даже вам. Если же бары уходят далеко вперёд, мы говорим, что это сверхреальность. С ней гораздо труднее работать, причём вне зависимости от методов. Первыми, конечно, разваливаются аномальные процессы - но если попытаться обычной нулевой пулей большого калибра пробить или хотя бы смять листок бумаги в двадцать бар, гарантированно ничего не получится. Снаряд может как отскочить, так и пройти цель насквозь, не оставив следов, а чтобы предсказать конкретный сценарий, надо проанализировать онтоматические описания обоих тел. Вы, однако, ещё очень нескоро освоите эти вычисления.

Каждое теаматическое уравнение жёстко привязано к определённому количеству бар и работает, только если внешние показатели меньше данного числа. Кроме того, определённый уровень действительности имеют вообще все формы воздействия на бытие, от движения рук до продвинутых спектралогических реакций - причём их настоящесть может быть значительно больше, чем у источника. Но, повторюсь, лишь непрямые методы редактирования мировых формул поддаются такого рода правкам. Скажем, адхура разгоняется довольно легко, потому что является эмматическим объектом, с лазерным лучом будет сложнее, но тоже можно, а вот сама теаматика, посредством которой это и делается, к такому не приспособлена от слова совсем. Мешают её собственные свойства, природу которых нам лишь предстоит разгадать.

Для усиления разницы в сторону плюса необходимы пропорционально огромные усилия, зато подобным образом даже самый иллюзорный субъект потенциально может сотворить вполне настоящую вещь… Если в процессе его не размажут флуктуации. Как я уже говорил, один бар для нас тут ничего не решает, однако он важен при величинах реальности менее тридцати, где всё становится слишком неустойчивым, реконфигурируясь от малейшей новой идеи, и чем дальше, тем кардинальнее. Здесь же, по эту сторону нуля, приходится стараться куда серьёзнее. Положительная реальность начиная с пяти единиц позволяет нестандартным настройкам аур вызывать аномальные эффекты на физическом ярусе. Ингенионной адхуре нужны как минимум двенадцать, поскольку она действует из более глубокого уровня в несколько этапов, и на преодоление каждого требуется дополнительная мощность. С двадцати начинается полный простор для творчества, например создание истинных парадоксов и введение новых нефизических законов мироздания. Мой показатель составляет сорок семь с половиной бар, и при хорошей концентрации я умею усиливать своё влияние до примерно шестидесяти трёх. Это действительно крайне много, однако всё же далеко до рекорда - организация сталкивалась с аномалиями, где счёт шёл на сотни. Максимальные отклонения, которые удалось зарегистрировать, составляют плюс семьсот четырнадцать и минус двести восемьдесят шесть бар, а вот видеозаписи того, что они делали.

Шкала тянется в обоих направлениях до бесконечности. Всё сущее реально лишь отчасти, но ежели оно вообще есть, даже как фантомный набросок идеи, то по определению имеет хотя бы немного настоящести. У придуманного человечка есть воображаемые друзья со столь же богатой фантазией, и так далее. С другой стороны, весь мир - сон Будды, подобия принципа неопределённости остаются повсюду, поэтому верхнего предела тоже никто не нашёл. Альянс пытался приспособить под это дело проценты, но понял, что так каши не сварить, поскольку всегда найдётся объект, который выйдет за рамки, сдвигая точку отсчёта ещё дальше. Вот и решили принять условную, однако куда более надёжную систему. Ещё были попытки инвертировать эту шкалу, то есть сделать бар единицей пластичности и обозначать отрицательными числами не иллюзорные, а сверхреальные состояния, однако ученикам вроде вас оказалось слишком трудно привыкать к такому варианту.

Это устройство, счётчик Хайдеггера или просто дазайнометр - самый распространённый в организации прибор для определения локальной величины реальности, надёжный и компактный. Он очень примитивен по сравнению с профессиональным оборудованием, зато не требует специальных знаний и потому прекрасно вам подойдёт. Здесь нет никаких сенсоров, поскольку это просто компьютер, который вычисляет простые онтоматические уравнения и выводит итоговый результат на экран. Сейчас я дам каждому по такому прибору - можете считать их подарками и измерять бары везде, где захочется, но, конечно же, в рамках здравого смысла. Цифры внизу показывают действительность окружающего мира, а верхние относятся к тому, на что направлен передний конец аппарата, если включена программа поиска. Отпустите кнопку, и числа зафиксируются. Если получится что-то выше десятка, лучше уйдите подальше, а то вас может запросто свернуть в рулет.

К онтоматическим формулам территорий и объектов могут быть добавлены специальные части, которые станут их поддерживать на более высоком или низком уровне настоящести относительно внешней среды. Скульпторы реальности нередко поступают так с собой и своими творениями. Как правило, результатом их действий становится небольшая область, где бары непрерывно или при определённом условии снижаются на некую величину, обычно пропорционально параметрам самого объекта. Эффективность различных воздействий там сильно возрастает, но на то, что снаружи, это не распространяется. Однако такие усилители отнюдь не ограничиваются фиксированным ближним пространством, они могут вытягиваться вдоль направления взгляда, висеть вдали от источника, перемещаться по некоему алгоритму или действовать как-то иначе. Каждый вариант имеет свои преимущества и недостатки, со временем вы научитесь во всём этом разбираться.

Поскольку воздействие, кроме экзотических исключений, всегда имеет такую же или более высокую степень действительности, как у его источника, манипулятор не испытывает трудностей с перестройкой самого себя. Это важно, так как на запредельных плюсовых величинах всё становится совсем другим. Сейчас я покажу вам несколько файлов, а через минутку, когда отдохнёте, объясню ситуацию подробнее.

Дело в том, что сверхреальность выше тридцати бар делает почти невозможной работу многих жизненно важных биологических систем и механизмов, которые могли бы их заменить. Там всё сводится к математически примитивным процессам, то есть даже фотосинтез может накрыться медным тазом, поскольку задействует квантовые эффекты. И, разумеется, об ингенионной поддержке организма речи вообще лучше не заводить. Скульптор может быть достаточно настоящим, чтобы выдержать это - но вот остальным станет очень плохо, и он сам способен оказаться в месте с чрезмерно статичной онтоматикой. Единственный приемлемый выход, помимо метаморфозы в громоздкую систему из условных шестерёнок - постоянная теаматическая корректировка собственных уравнений. Впрочем, это только если там есть, чему ломаться, и чаще всего артефакты с такими свойствами представляют собой просто куски обычной материи вроде кристаллов или металлических предметов. С живыми существами, однако, всё куда сложнее - скажем, физические принципы, по которым работает моё материальное тело, непохожи на вашу биологию сильнее, чем вы отличаетесь от горных пород, но я останусь полностью дееспособным даже при семидесяти единицах действительности. Человек в исходном виде способен выдержать самое большее сорок бар - затем его клетки стремительно отмирают и сразу мумифицируются. А после пятидесяти бар физика начинает разваливаться даже на макроуровне.

Да, это хороший вопрос, но сейчас рекомендую ограничиться физико-алфизическим миром. Измерять реальность в Омниме мы, то есть опытные синреалоги, конечно, можем - однако это даже нам тяжело, а вы и объяснений не поймёте. Там свои онтоматические формулы, которые вместе со здешними и множеством других образуют столь огромную систему, что нужен ещё десяток талантливых учёных для одного только представления её размеров. Скажу лишь, что чем ниже бары, тем легче пролезать на соседние синреалогические ярусы.

Здесь мы закончим - тема, безусловно, увлекательна, но такие сведения действительно полезны только специалистам, уже изучившим остальные, более простые науки. Обычно если действие не оказывает должного эффекта, творцы просто сильнее стараются. Постоянно отслеживать все онтоматические формулы очень неудобно, к тому же их изменения сразу становятся видны безо всяких счётчиков, по переменам в видимом мире. Впрочем, я допускаю, что работ, где это нужно, со временем станет существенно больше, нежели сейчас.

А пока этого не произошло, и я вас отпускаю. Приборчики не забудьте! Раз вы тут оказались, то наверняка захотите изучать такие вещи более углублённо, это понятно даже без телепатии. Ваше представление о бытии уже заметно отличается от того, которое мы сообщаем большинству учеников - такие лекции обычно идут одними из самых последних. Я рад, что поспособствовал этому, нам нужны учёные с разными взглядами на происходящее. Понятия не имею, где и когда мы столкнёмся в следующий раз, но вряд ли ждать придётся долго.

Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License