Фиолетовое царство

Межмировая бездна дрогнула, когда через неё незримо пронеслись пять объектов, но почти сразу же вновь замерла - только тонкая ниточка пространства теперь нарушала однообразие безмолвного пейзажа. Стая кальмароподобных машин и привязанных к ним призраков, которые прокладывали эту дорогу через вневременную пустоту, перестраивалась изящно, словно единый организм. Отчасти это действительно было так - всеми ими управлял один человек, Нуртум Броден, сидящий в небольшой комнатушке со множеством замысловатых устройств. Рядом летели ещё три такие же группы, а где-то далеко впереди была бескрайняя тускло-серая Стена, за которую им сегодня предстояло заглянуть.

Нуртум поёжился, вспомнив, чем обернулась первая подобная экспедиция. Да, безусловно, по сравнению с теми примитивными дремадами вторая модель выглядела настоящим танком и была создана как раз для таких условий, теперь уже более-менее известных, к тому же тогда духи не поддерживались материальной аппаратурой… Однако новые датчики на основе мерзкого, смертельно опасного йаэзлои ощущались даже сквозь сверхплотный эктоплазменный щит вокруг каждого дрона. А кроме того, пилот предпочитал другие межмировые корабли, вроде того, на котором когда-то бился за жизнь своего народа, бросая навстречу неизвестности не только старую верную машину, но и всего себя.

Впрочем, набор мемагентов отсекал все посторонние мысли, позволяя альтусу сосредотачиваться только на основной задаче. На периферии восприятия Броден чувствовал присутствие десятков других сотрудников, которые неотрывно наблюдали за каждым его шагом и малейшими изменениями систем, чтобы в случае чего моментально оборвать эвиарную связь. Ему самому следовало беспокоиться лишь о собственной роли в этой миссии - за прошедшие дни Альянс успел весьма неплохо изучить омническую гниль и понять, как с ней безопасно обращаться.

- Приближаемся, пора тормозить, - в сознание сотней искр ворвались мысли Миоло-Му, моллюскообразного пилота второго призрачного роя.

Альтус послал каждой из пяти своих дремад команды на снижени скорости, а те, свою очередь, передали их зондам ЗИМ-4 тем же методом, каким душа соединяется с физическим телом. Тускло мерцающая ледяная громада нависла над беспилотниками. Вызвав перед мысленным взором карту, которую Разведчики составили в прошлый раз, Нуртум направил свою флотилию вдоль туманной поверхности гиперсферы. Так же поступили его коллеги. Вновь воцарилось молчание - загадочная Стена Аккера своим грандиозным равнодушием подавляла даже ужас и восхищение, словно превращая разумы пилотов в такую же холодную, еле заметно клубящуюся массу. Несмотря на то, что они старательно готовились, эта метакосмическая аномалия просто не помещалась в мозг, даже усиленный всеми доступными им технологиями организации.

Броден включил мегалоскоп, и то, что казалось, а может быть действительно являлось бесконечностью, сжалось в его восприятии до вполне приемлемых размеров, хотя детализацией пришлось пожертвовать. Цель была уже близко, всего в паре минут полёта, если не менять темпы передвижения. Компьютер беспилотника мог выдержать такой срок, но альт решил не рисковать им понапрасну и прибавил хода. Синхронно с Антоном Дугановым, лидером экспедиции, Нуртум пробил границу окружающего Стену пространства, вплавил в него тоннель, по которому через небытие летели дроны, и, как только Миоло-Му их догнал, перерезал более ненужный коридор. Теперь все пятнадцать аппаратов были соединены с ними только эвиарами в непрерывно обновляющейся броне. Не найдя угроз, Разведчики вновь устремились к выбранной точке.


Прежде всего сенсоры дремад заметили бесчисленное множество призраков, сновавших между Стеной и внешними пространствами. Затем в поле зрения оптических систем неторопливо вырос неровный тёмный овал, разрыв монолитной поверхности, ведущий, как предполагалось, на другую её сторону. Именно по этому коридору двигались духи, и Разведчикам предстояло также опробовать подобное шоссе. Места там хватало всем, а интенсивное движение в обе стороны было надёжным признаком безопасности. Пилоты обменялись своими соображениями по дальнейшим манёврам, развернули измерительные инструменты, и Антон полетел к краю исполинского отверстия, Нуртум обратил взгляд вглубь тоннеля, а Миоло-Му принялся разглядывать местных обитателей, одновременно сигнализируя им о мирных намерениях пришельцев.

- Ну что, все готовы двигаться дальше? - спросил Дуганов через полчаса, когда Броден разглядел поворот в десятке световых лет впереди.

- Так точно, все данные успешно переданы на базу, - спустя пару мгновений отозвался Миоло-Му, и обе группы телепортировались к альту.

- Всегда готов, разумеется, - тот оторвался от созерцания бездны, и призрачно-механические роботы выстроились конусообразным клином.

Как только дроны приняли наилучшую конфигурацию для этого путешествия, Разведчики устремились вперёд. Вначале их движения были относительно медленными и осторожными, но с каждым мгновением беспилотники ускорялись. Чтобы не беспокоить других призраков без нужды, а также собрать побольше сведений о структуре самой Стены Аккера, флот держался поближе к краю гигантского тёмного тоннеля, где бесчисленные эпохи и громадные вселенные были спрессованы неведомой силой в твёрдый неуничтожимый материал. В сравнении с каверной, полной омнического тумана, где первая экспедиция обнаружила спящего бога, это место действительно напоминало магистраль на множество полос. К сожалению, двигаться по ней на сверхсветовых скоростях пришлось крайне аккуратно, постоянно притормаживая и облетая громадные неровные выступы. После третьего поворота тоннель резко сужался, и через эту тесную извилистую кишку иногда надо было практически протискиваться, рискуя врезаться в стену застывшего континуума. Пилоты перешли ближе к центру дороги, уклоняясь от сущностей, летящих навстречу или вдогонку. Тонкие нити эвиар с трудом удерживали оболочки, и теперь, случись что, дроны остались бы внутри Стены Аккера навсегда… И ничто не могло найти по ним базу Альянса, телепатические каналы распались бы при малейшей ошибке.

Наконец, за очередным резким изгибом коридор внезапно оборвался. Повинуясь мыслям Разведчиков, машины замерли, распределились кольцом вокруг выхода из пещеры и развернули датчики, пристально рассматривая новый мир. Они подготовили и генераторы эктоплазмы, дабы при опасности перекрыть тоннель пробкой из затвердевшей Омнимы - хотя сильно сомневались, что такая мера была бы достаточной.


Перед ними раскинулась целая вселенная. Хотя обозримое пространство едва превосходило размеры небольшой звёздной системы, планет и других небесных тел там хватило бы на несколько созвездий. Разновеликие сферы двигались вокруг группы кроваво-красных центральных светил по причудливым, но очевидно выверенным с огромной точностью орбитам. Их поверхности были покрыты неисчислимым множеством массивных машин, которые регулировали скорость и направление полёта каждого планетоида или выполняли какие-то иные астрономические работы. Приглядевшись к ним внимательнее, Нуртум понял, что многие объекты в этом многомерном водовороте были сделаны из вещества разобранных газовых гигантов. Предназначение же всего данного механизма впечатлило Разведчиков намного сильнее, чем его устройство.

Весь этот космос был заполнен мириадами мощнейших потоков адхуры, которые порождались, обрабатывались и перенаправлялись танцем небесных тел. Организация только на днях начала постигать тонкости работы констеллогических систем - местные же инженеры явно освоили эту сложную науку уже очень давно, быть может многие века или даже тысячелетия назад. Трое пилотов, оснащённых по последнему слову техники Альянса, при виде созданного здесь великолепия сразу же почувствовали себя крошечными пылинками на краю торнадо. Обитатели этого места, те самые лучистые призраки, во множестве сновали между космическими течениями, занимаясь одними им понятными делами.

Броден даже не пытался в это вникать - лишь перевёл все ресурсы своего роя на работу наблюдательных систем и позволил бесчисленным эксабайтам информации свободно течь через свой разум к научной станции. Там, совсем рядом с его материальным телом, обслуживающий персонал пачками подсоединял к нему новые блоки памяти, а многочисленные учёные лихорадочно пытались систематизировать собранные сведения. Нуртум знал, что вокруг Антона Дуганова и Миоло-Му сейчас кипит такая же точно работа, но сейчас ему совершенно не хотелось ни о чём размышлять. Сознание всецело заполонили образы увиденного за Стеной чудовищного мира, а ведь экспедиция только началась…


Из отрешённого оцепенения альтуса вырвал сигнал Антона, который, впрочем, явно получил его от руководителей миссии мгновение назад.

- Так, друзья, это всё хорошо, но пока что нам нельзя излишне сосредотачиваться на частностях. Сейчас надо осмотреть систему целиком.

Следом пришло изображение - схематичная карта всего, что Разведчики успели разглядеть, и планетарная круговерть занимала лишь очень небольшой её кусочек. С одной её стороны простиралась Стена, почти идеально ровная на таком масштабе, а остальные направления были перекрыты многомерным полусферическим барьером. Танец небесных тел мог выполнять множество разных функций, но в первую очередь служил титаническим генератором эктоплазмы, которая отгонялась к периферии и застывала непроницаемым синевато-серым облаком, чем дальше отсюда, тем более плотным. Её мягкий свет озарял весь кластер, контрастируя с более яркими лучами красных звёзд, и окрашивал планеты странными красками даже в оптическом диапазоне. Здесь нигде не наступала тёмная ночь - слегка менялся разве что оттенок неба.

- Разделим дальнейшие работы, - вновь заговорил Дуганов, уже твёрже и увереннее, - Я продолжу изучение констеллогического механизма.

- Общение с местными, - отозвался Миоло-Му спустя секунду раздумья, - Из нас только у меня есть должность дипломата восьмого класса.

- В таком случае я полечу к дальней стене и посмотрю, что за ней, - альтус свернул сенсоры и перенаправил энергию на щиты своего флота.

- Не забирайся слишком далеко, - напомнил Антон и передал ему уточнённую карту, - Кто знает, от чего эти духи так серьёзно отгородились.

- Я посетил больше разных реальностей, чем вы оба, - хмыкнул Нуртум, выбирая точки для телепортации, - И прекрасно умею там выживать.

Конечно, последняя часть разговора была очевидной, и Разведчики могли бы легко без неё обойтись, но даже у лучших сотрудников после долгой работы в команде, включая тренировочные полёты перед миссией, складываются традиции, небольшие ритуалы, которые позволяют чувствовать себя увереннее. В данном случае Броден, Дуганов и Миоло-Му привыкли обмениваться даже простыми идеями. Омнима - это кладезь информации и основа самого мышления, а Стена Аккера уже зарекомендовала себя, как крайне неприятное для психики место, по множеству причин. Пилоты уже успели испробовать на себе практически весь доступный им арсенал мемагентов и когнитивных искажений, поэтому приучились мыслить коллективно, подмечая малейшие индивидуальные различия. Бегло оглядывая мир через восприятие своего моллюскоподобного коллеги и забрав у него шестой дрон, Нуртум разделил рой на три пары, после чего отправил их в непроглядную даль.


Первый звоночек прозвучал через полминуты - альтус заметил, что впереди густой омнический туман остаётся синеватым и даже становится ярче, тогда как во всех остальных направлениях простирается бесцветная серая мгла. Однако кауформенные сенсоры, даже йаэзлоические, не показывали ничего необычного… И даже не замечали следы фотонов, прилетающих с той стороны - чтобы это понять, Нуртуму пришлось пристально присмотреться к показаниям компьютеров беспилотных машин. Нечто подобное он уже видел, когда знакомился с результатами исследования йаэзлои - там тоже следовало изрядно напрячься, чтобы вместо пустоты или хаоса увидеть смысловую структуру. Возможно, подумал он, тут есть нечто третье, прежде неизвестное, но имеющее похожую природу, ещё один альтернативный вид Омнимы, которая до недавних пор считалась неделимой однородной массой… Впрочем, его работа заключалась в сборе информации, а не составлении гипотез.

Подконтрольные ему беспилотники замедлили ход - не только потому, что тут следовало проявлять больше осторожности, но и из-за быстро возрастающей плотности эктоплазмы, которая обволакивала флот, подобно липким щупальцам. Космос будто застыл, вакуум превратился в вязкий камень, и даже при поддержке механических тел призраки вязли внутри этой бездумной субстанции. Однако ядра на основе йаэзлои продолжали вполне исправно работать, пронизывая своими изумрудными лучами окружающее пространство, как маленькие, но неожиданно мощные фонарики. Кроме того, волны спрессованного васта понемногу двигались вперёд, увлекая роботов за собой. Каждый аппарат видел одно и то же, с неуловимыми отличиями, но уже очень скоро они должны были узреть новую истину, о чём Броден незамедлительно сказал коллегам. Далеко отсюда на научной базе «Ховерхайм» сотрудники засуетились быстрее, подготавливая новую записывающую и защитную аппаратуру к многократному усилению потока информации от них. Дуганов и Миоло-Му переподключились к восприятию Нуртума по гораздо более изолированному каналу, не отрываясь от своих столь же важных занятий. Тот не спешил, давая им время на полную проверку систем.

С каждым преодолённым километром альтус всё отчётливее видел неоднородность мира. Во всех смыслах потустороннее сияние там, куда он летел, набирало яркость и приобретало пурпурные оттенки… Становилось оформленным, подвижным. Вычислительных сил мегалоскопов, уместившихся внутри маленьких аппаратов, едва хватало, но всё-таки Разведчик смог различить в фиолетовом мерцании отдельные фигуры, которые, выделяясь на общем тёмном фоне, величаво переплывали далеко впереди. Определить их масштабы, однако, не удавалось - да и могут ли вообще быть физические размеры у чистейших абстрактных идей? Заметив более быстрый поток эктоплазмы, Нуртум переместился туда и вновь прибавил скорость. На периферии звучали мысли Миоло-Му, деликатно расспрашивающего одного из местных духов. Товарищ решил, что важнее всего сейчас будет выведать у него подробности происходящего за барьером, и уже узнал несколько интересных фактов.

Серый мрак рассеялся, пусть не полностью, но уже позволяя разглядеть мир по ту сторону, и Нуртум наконец увидел то, что за ним таилось.

- Твою мать… Сворачиваем работы, быстро! - едва ли не вслух проорал он и отправил дронам команду на безоговорочное самоуничтожение.

Остальные, увидев те же образы, последовали его примеру - вначале Антон Дуганов, а спустя пару секунд и Миоло-Му, которому пришлось прощаться с аборигеном прямо посреди разговора. Ничего страшного, подумал Броден, откинувшись на спинку кресла и тяжело дыша. Они в первую очередь всё-таки Разведчики, и лишь потом дипломаты. Со своей работой ведь справились, карту составили, обстановку в общих чертах узнали, даже установили первый контакт, а большего от них никто не просил. Всё ещё держа глаза закрытыми, альтус протянул руку к пульту и выключил экран, на котором запечатлелось последнее увиденное его зондами изображение. К такому явно не был готов даже он, потомственный воин, покорявший дельта-поток на допотопном ржавом корабле… Впрочем, количество и значимость собранной информации определённо выходили далеко за рамки планов Альянса, поэтому пилотам должны были почистить память от всего лишнего. Нуртум решил, что пока оставит у себя максимум общее впечатление, даже если Стратеги позволят сохранить намного больше. Просто чтобы быть готовым, когда настанет пора следующей экспедиции, но не порушить свой рассудок, усиленный специально для осмысливания невероятных вещей.


А спустя два дня в огромном зале, где собрались сотни учеников и опытных сотрудников, Нуртум Броден, подобно двум своим товарищам по путешествию, прочитал свою первую лекцию об этом. Потрясённые слушатели жадно внимали каждому его слову - даже для них, давно привыкших к чудесам, это было неожиданностью, переворачивающей многие прежние представления о мире. Хотя, конечно, о чём говорить и что показывать решали вовсе не Разведчики, план повествований составляли вообще без их участия. В закрытом научном центре учёные самым тщательным образом проанализировали всё, что принесли трое пилотов, и составили краткое изложение их революционных открытий, которое не нарушало планов Стратегов, поэтому стало достоянием общественности. Многие подробности, впрочем, всё-таки пришлось пока оставить только лучшим специалистам - не в последнюю очередь из-за необычайной сложности самого этого материала. Согласно расчётам, открытая публикация всех статей даже по одним только известным на тот момент фактам с учётом Формулы пределов развития должна была занять несколько месяцев… Но утаивать само знание о том, что на свете есть подобные вещи, было уже незачем даже от обычных граждан.

Unless otherwise stated, the content of this page is licensed under Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License